Юридическая Библиотека - ВАНДАЛИЗМ A.M. Бандурка А.Ф.Зелинский -

На главную »  » ВАНДАЛИЗМ A.M. Бандурка А.Ф.Зелинский

Уголовное право: ВАНДАЛИЗМ A.M. Бандурка А.Ф.Зелинский


    Работа посвящена оригинальной и неразработанной теме. Многие годы обществом недооценивалась социальная опасность бессмысленного разрушительства, получившего обобщенное наименование "вандализм". В предлагаемой читателям моно­графии предпринята попытка исследования этого сложнейшего социально-правового явления.
    Предназначено широкому кругу общественности, юристам, социологам, политикам и всем интересующимся данной тема­тикой.



    ВАНДАЛИЗМ


    A.M. Бандурка А.Ф.Зелинский


    Харьков 1996




    ББК 67.9(4 укр)


    Печатается по решению редакционно-издательского совета Университета внутренних дел от 17 июня 1996 г.


    A.M. Бандурка, А.Ф. Зелинский. Вандализм. - Харьков: Ун-т внутр. дел. 1996. 198 с.
    Рецензент - заведующий кафедрой организации труда и управления в органах прокуратуры Института повышения квалифи­кации Генеральной прокуратуры Украины, доктор юридических на­ук, профессор Л.М. Давыденко
    Работа посвящена оригинальной и неразработанной теме. Многие годы обществом недооценивалась социальная опасность бессмысленного разрушительства, получившего обобщенное наименование "вандализм". В предлагаемой читателям моно­графии предпринята попытка исследования этого сложнейшего социально-правового явления.
    Предназначено широкому кругу общественности, юристам, социологам, политикам и всем интересующимся данной тема­тикой.

    q 12003021200 Без объявл.

    226-96 ISBN 5-7768

    © А.М.Бандурка, А.Ф.Зелинский, 1996 © Университет внутренних дел, 1996

    - 2-

    ВВЕДЕНИЕ

    Современная преступность в Украине, по мотивации в основ­ном корыстная, отличается ростом насилия и жестокости. Неблаго­получные тенденции в динамике преступности обнаруживаются также в росте удельного веса тяжких преступлений в структуре преступности. Особую тревогу вызывает консолидация преступных элементов в организованные группы и сообщества. Международ­ный терроризм проникает и в Украину. Страна, похоже, становится перевалочной базой международного наркобизнеса.
    Для эффективного противодействия преступности предприни­маются необходимые меры. Активизируется работа всех звеньев Министерства внутренних дел и его местных органов, которые при­званы выполнять основной объем работы по предупреждению и раскрытию преступлений, предварительному следствию и исполне­нию назначенных судом наказаний. Готовятся новые законы, необ­ходимые для эффективного противодействия преступности, в том числе новый Уголовный кодекс.
    Однако следует признать, что проекты этих законов недоста­точно учитывают современные криминологические реалии. Господ­ствует юридическая догматика, игнорируются социологические и психологические исследования правовых и социальных явлений со­временности. Такое положение в уголовно-правовой науке и кри­минологии сложилось давно, в годы авторитарного режима и, К сожалению, очень медленно меняется. Среди "белых пятен" кри­минологии и уголовно-правовой науки самое "белое" - это ванда­лизм. Общественность болезненно реагирует на фактм дерзких и, как правило, нераскрываемых разрушений и повреждений матери­альных и культурных ценностей, надругательства над государст­венной символикой, памятниками истории и культуры и т.п. Насе­ленные пункты фактически лишились телефонов-автоматов; стало опасно пользоваться железнодорожным транспортом.
    Во всем мире это явление называют вандализмом. Его внима­тельно изучают зарубежные юристы, психологи, социологи и Дру­гие специалисты. Но в Украине, как и в других странах бывшего СССР, где вандализм особо свирепствует, нет ни одного моногра­фического его исследования, как будто такой проблемы и не су­ществует.

    - 3-

    В обстановке угрожающего роста пР^тупности так называе­мые "преступления, не представляющие? большой общественной опасности" как бы отошли в тень. Органы дознания и предвари­тельного следствия, а также суды, не уделяют им должного внима­ния, а нередко пытаются их не замечать, забывая очевидную исти­ну 6 том, что все проявления зла имеют единое происхождение, а переход от зла меньшего к злу большему - ^епо времени и случая.
    О массовом укрывательстве от реги^гр^1-11'1 и. таким образом, об отказе органов правосудия от испол^ния своих конституцион­ных задач свидетельствуют удивительнее изменения структуры уголовной статистики в Украине последних лет. В 1993 г. из 533299 зарегистрированных преступлений! оказалось 145544 тяж-^Х, составивших 27%. В 1994 г. согласН0 сведениям, полученным от ГИБ МВД, зарегистрировано 572147 притуплений, в составе ко­торых тяжких уже было 45.1%. А в Харьковской области удельный вес тяжких преступлений в структуре пР^тупности увеличился с

    24.4% в 1993 г. до 59.7% в 1994 г.

    О чем говорит резкое, в течение о.О"01"0 года. увеличение от­носительного количества тяжких преступ^ний в два и более раза? •Тот, кто безоговорочно верит статистики, ответит, что, очевидно, правонарушители перешли от мелких грехов к тяжким, смертным грехам. Но в масштабе страны так не бывает. Реальное соотноше­ние между различными категориями пре^уплений долгие годы не меняется. Тяжкие агрессивные посягательства на жизнь, здоровье И имущество, а также иные тяжкие преступления, что учитываются по линии уголовного розыска, регистрируйся более или менее полно по ряду причин, в числе которых - активность потерпевших и их родственников, общественный резонанс событий, прокурорский и ведомственный контроль. По количеству умышленных убийств, тяжких увечий, разбоев, грабежей, крупных квартирных краж от­носительно численности населения, можно судить об уровне пре­ступности, не обращаясь к иным пок-^телям, поскольку эти '"иные" ни о чем другом, кроме как ypofne активности и добросо­вестности правоохранительных органов и6 свидетельствуют. И если удельный вес тяжких преступлений увел^-"^ вдвое, то ясно, что стали вдвое реже возбуждаться уголовное ^ела и проводить рас­следования по другим преступлениям, ^е отнесенным законом к числу тяжких. Среди них многие акты ва^Д37"'131^-
    Сравнительно мягкие санкции и минимальный риск разобла­чения привлекает в ряды современных вандалов самую разнооб­разную публику - от профессиональных террористов до психически нездоровых подростков. Устрашающие размеры приобретают идео­логический и террористический вандализм. Актуальность проблемы предупреждения вандализма существенно возрастает в обстановке социальной нестабильности, которую переживает Украина.
    Предлагаемая читателю книга является первой попыткой двух Юристов, обладающих опытом практической работы в органах внутренних дел и проведения криминологических исследований, разобраться в содержании и мотивации вандализма, предложить некоторые меры противодействия этому злу. При этом мы стреми­лись максимально использовать опубликованные работы по фило­софии, социологии, психологии, психиатрии, а также иные литера­турные источники. Таким образом, наше исследование получило комплексный характер, оно не замыкается на юридической про­блематике.

    5 -

    Но кони все скачут и скачут, А избы горят и горят...

    Н. Коржавин

    тлвА 1

    Вандализм как противоправное агрессивное поведение

    /. Понятие и виды агрессивного поведения

    Агрессия (от лат. agressio) в буквальном переводе означает нападение. Но применяется оно для обозначения широкого круга поведенческих актов, мотивированных враждой к объекту агрессии. В юриспруденции понятие агрессии более или менее обстоятельно разработано международным правом, хотя, как известно, опреде­ление агрессии в отношениях между государствами в Уставе Орга­низации Объединенных Наций заняло несколько лет дискуссий. Признается, что агрессия, с точки зрения Устава ООН, означает применение силы против территориальной целостности или политической независимости другого государства или народа.
    В других отраслях бывшего советского и ныне действующего права в Украине термин "агрессия" или "агрессивное поведение" не получили официального употребления. В научных работах оте­чественных юристов агрессия отождествляется с насилием - физи­ческим и психическим (угрозами применить физическое насилие).
    В уголовном праве физическое насилие конкретизируется та­кими его проявлениями, как умышленное убийство, умышленные телесные повреждения различной степени тяжести, истязания, по­бои, а психическое - угрозами применения физического насилия, разглашения порочащих лицо сведений (шантаж) или уничтожения имущества.
    Понятия агрессии значительно чаще встречаются в философ­ской, социологической и особенно в психологической литературе.

    - 6-

    Но философы и социологи доперестроечных лет концентриро­вали свое внимание на социальном аспекте насилия - "повивальной бабке истории": агрессия рассматривалась как несправедливое на­силие, исходящее от реакционных режимов империалистических государств.

    В монографии, посвященной социологии насилия, изданной в издательстве "Политическая Л1-,гература" в 1975 г., читаем: "Содер­жание понятия "агрессивность" в социальном смысле всегда пред­полагает несправедливое, реакционное применение насильственных средств и методов. Агрессия, как проявление социального насилия, есть действительно "абсолютное зло" и подлежит безоговорочному осуждению"1. Следуя официально признанной в СССР доктрине, автор цитированных строк решительно протестует против попыток зарубежных "буржуазных" ученых отыскать первичные истоки че­ловеческой агрессивности, объявляя их "биологизаторскими", а также против отождествления насилия с агрессией.
    С последним, пожалуй, следует согласиться. На наш взгляд, действительно, понятие агрессии значительно шире понятия на­силия. Во-первых, насилие применяют друг к другу только люди и делают это с большим удовольствием и часто без нужды (живот­ные могут обнаружить агрессивность как способ существования и защиты). Кроме того, люди - существа, наделенные сознанием, -способны убить кого-то, не применяя насилия, а одними лишь сло­вами, даже без угроз, например, клеветой, ложным доносом, ос­корблением и т.п. Агрессия может быть и безадресной, когда со-,временный варвар со скуки пишет масляной краской свои инициа­лы на фронтоне исторического здания и т.п.

    Конечно, говоря о человеческой агрессивности, мы прежде всего имеем в виду насилие. Насилие - наиболее острое и опас­ное агрессивное поведение. Но не всякое насилие, а лишь ненор­мативное. Это положение считается общепризнанным. В англоя­зычной литературе насилие и научные направления, его исследую­щие, обозначаются терминами, производимыми от слова violentia (лат.), что означает стихийное и неуправляемое проявление силы 'в противоположность понятию законного использования силы ин­ститутами государственной власти. Правда, история и современная

    ' Денисов В.В. Социология насилия. М., 1975. С. 72-73. - 7-

    1ктика дают немало примеров незаконных репрессий со стороны
    оритарных государств, возглавляемых тиранами с явно патоло-юскими отклонениями психики. В сущности, это агрессия под 1ом законных мер. И все же она представляет собой аномалию, (лючение из правил.
    Немецкий ученый X.Хекхаузен подсчитал, что за десять лет, с 34 до 1973 г., на тему об агрессивном поведении людей в'мире явилось в три раза больше публикаций, чем за три предыдущие :ятилетия, а в период с 1970 по 1976 г. было опубликовано бо-э 1200 работ. Написано 350 монографий о человеческой агрес-жости.1 Такое особое внимание науки объясняется неуклонным :том уровня насильственной преступности в мире, распростране-эм терроризма, захватов золожников, угонов самолетов, ванда-зма и других форм криминальной агрессии.
    Самое лаконичное определение агрессии предлагает амери-1ский психолог К.Изард: "Агрессия есть словесное или физиче-эе действие, направленное на причинение ущерба"2. Примерно о а же пишет физиолог Хозе Дельгардо: " Человеческую агрессив-:ть можно рассматривать как поведенческую реакцию, для кото- характерно применение силы с целью нанести повреждения дям или предметам"3. Представляет интерес более полное опре-чение, предлагаемое X. Хекхаузеном: "Множество разнообраз-х действий, которые нарушают физическую или психологиче-/ю целостность другого человека (или группы людей), наносят у материальный ущерб, препятствуют осуществлению его наме-
    -)ий, противодействуют его интересам или же ведут к его унич-кению"4. Первые два из цитируемых определений страдают су-ственной неполнотой. А третье не отражает внутреннюю направ-нность агрессивных действий, их враждебность по отношению к ьектам агрессии. Кроме того, во всех рассмотренных дефиници-нет указаний на экспрессивный характер действий, что не по-)ляет отличить агрессивное преступное посягательство на лич-:ть от "мирных" краж, мошенничества и т.п. правонарушений ^чиняющиx имущественный вред потерпевшим. Обкрадывая не-

    ) Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. Т.1, М., 1986. С 366.

    2 Изард К. Эмоции человека- М., 1980. С 312.

    3 Дельгардо X. Мозг и сознание. М., 1971. С. 124.

    4 Хекхаузен X. Указ. соч. С. 365.

    -8-

    знакомого человека, вор обычно безразлично относится к тому, как потерпевший отнесется к последствиям. Более того, вор может вполне искренне сочувстствовать пострадавшему. Его цель - завла­деть чужой ценностью, а до владельца ему дела нет. Но если, к примеру, похищаются деньги и ценные бумаги для того, чтобы уст­ранить конкурента, привести его к банкротству, то агрессивный ха­рактер преступления не вызывает сомнений.

    По-видимому, агрессивные действия носят экстремальный ха­рактер, отражающий вражду и ненависть, желание причинить вред отдельным людям, обществу, природе и вещам, созданным людь­ми. Агрессия может обращаться во внутрь - это автоагрессия - от самоупреков до самоубийства. В отличие от неагрессивных посяга­тельств, агрессивные преступления порождаются злобой и гневом. Как заметил известный психиатр и психолог Э. Берн, "стремление к уничтожению приводит в действие вражду и ненависть, слепой гнев и жуткие наслаждения жестокостью и распадом живой пло­ти"1. Человеческая агрессивность отличается эмоциональностью и экстремизмом действий и чаще всего носит деструктивный харак­тер, поскольку независимо от намерений и временных выгод, полу­ченных в результате нападений и разрушений или вербальных ак­тов, агрессор разрушает условия собственного существования, ибо человек - существо общественное.

    Утверждение о дезадаптивном содержании агрессии может встретить возражение со ссылкой на корыстные мотивы вымога­тельства, грабежей, разбоев, бандитизма и даже убийств. На наш взгляд, корыстная мотивация некоторых видов агрессивного пове­дения не противоречит общей враждебности и экстремистской на­правленности упомянутых посягательств на личность, ибо нельзя убивать, наносить увечья или угрожать смертью, не желая смерти или иного вреда потерпевшему. В корыстных насильственных пре­ступлениях сочетаются мотивы корысти и власти. На корысти и жажде власти держится зло на Земле, от него - преступность, мя­тежи, войны и нищета большинства людей.

    Оставаясь враждебной, агрессия порой обращается не на ис­точник враждебного чувства, а на другие лица и вещи, выполняю­щие роль "козла отпущения". В психологии такая агрессия называ-

    Бери Э. Введение в психиатрию и психоанализ непосвященных. М., 1991. С бб. -9-

    ется инструментальной. В последние годы она получила широкое распространение: захват заложников, взрывы в метро и других местах общего пользования, вандализм.
    Существуют разные классификации агрессивных реакций. В частности, С.Н. Еникополов различает такие виды агрессии: 1) фи­зическая (нападение), 2) косвенная (сплетни, язвительные шутки, взрывы ярости и т.п.), 3) раздражительность в общении, 4) негати­визм, 5) нанесение обиды, 6) подозрительность, 7) вербальная аг­рессия (ссоры, угрозы, проклятья, ругань, крик и т.п.)1.
    Для целей настоящего исследования определяющее значение имеет криминологическая классификация агрессивных проявлений. При этом нельзя забывать, что любое преступление, будучи обще­ственно опасным деянием, кому-то или чему-то вредит. В теории уголовного права написано немало монографий и множество иных исследований объекта преступлений. Но не все общественно опас­ные, предусмотренные уголовным законом поступки признаются агрессивными. Только умышленные, выражающие деструктив­ные, разрушительные тенденции субъекта преступные дейст­вия, мотивированные враждой и ненавистью к людям, общест­ву и вещам и причиняющие им вред (либо создающие опасность

    вреда), могут быть названы агрессивными.

    В уголовном законодательстве названы преступления, составы которых содержат признаки агрессивных посягательств. Во-первых, это прежде всего преступления против жизни, здоровья, свободы, чести, достоинства, совершаемые путем физического или вербаль­ного (словесного) насилия: умышленное убийство, умышленные те­лесные повреждения, доведения до самоубийств, угрозы убийст­вом, незаконное лишение свободы, захват заложников, незаконное помещение в психиатрическую больницу, клевета, оскорбление, преступления против политических и трудовых прав граждан, со­вершаемые путем насилия.
    Ко второй группе следует отнести корыстные насильственные посягательства: бандитизм, разбои, грабежи, вымогательство и др.
    ) Различия между указанными видами агрессивных реакций состоят в их внеш­нем выражении, хотя и не совсем ясно, какая разница между косвенной и вербальной агрессиями. Почему-то не упоминается уничтожение материальных и культурных цен­ностей. (Еникополов С.Н. Некоторые результаты исследования агрессии. Личность пре­ступника, как объект психологического исследования. М., 1979. С 102).

    - 10-

    Третью составляют насильственные преступления против го­сударства, общественной безопасности, общественного порядка и аппарата управления: террористические акты, злостное хулиганст­во, сопротивление представителям власти, иные насильственные действия и угрозы в отношении должностных лиц, терроризирова­ние в местах лишения свободы осужденных, вставших на путь ис­правления, нападения на администрацию, побеги из мест лишения свободы, сопряженные с насилием и т.п.
    Четвертая группа - это незаконное насильственное действие должностного лица: превышение власти, заведомо незаконный арест, принуждение к даче показаний с применением насилия или издевательств и др.
    Пятая группа - насильственные половые преступления: изна­силования, мужеложство, различного рода половые перверсии, со­единенные с насилием.
    И, наконец, вандализм. Эта шестая группа агрессивных пре­ступлений охватывает многие нормы Особенной части Уголовного кодекса, предусматривающие уничтожение и повреждение имуще­ства, надругательство над государственной символикой, памятни­ками, могилами, некоторые экологические преступления и др.
    Деструктивизм всех агрессивных проявлений обусловливает тесную связь между ними. На Руси, как и в других странах перио­да феодальной раздробленности, завоевание крепости и вступле­ние победителей в город сопровождался массовыми убийствами, грабежами, насилием, погромами, пожарами и разрушениями. Так было во все времена. В Библии насилие упоминается более двух тысяч раз и большей частью с похвалой. Основы общечеловече­ской морали, запечатленные в Моисеевых заповедях, не распро­странялись на чужих и на "идолопоклонников", т.е., по нашему, инакомыслящих: "Но поступайте с ними так: жертвенники их раз­рушьте, столбы их сокрушите и истуканы их сожгите огнем" (Второзаконие. 7-5). "И все города их во владениях и все селения сожгите огнем" (Числа. 31-10). Предписывалось также убивать всех мужчин, а женщин уводить. Но Моисей приказывал убивать и всех пленных женщин, "познавших мужчин" (Числа. 31-15-17).
    Не спасало от самоистребления людей одно из самых гуман­ных религиозных учений - христианство. Провозгласив мир, и милосердие на земле и пренеся себя в жертву во имя

    - 11 -

    грехов человеческих, Христос в то же время говорил своим учени­кам: "'Не думайте, что я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч" (Евангелие от Матфея. 10-34). Господь знал людей и предвидел, что не примут они Его жертвы и возобла­дают среди них распри, нетерпимость и идолопоклонство. "Они создали богов и взывали друг к другу: "Бросьте ваших богов и придите поклониться нашим, не то смерть вам и богам вашим". И так будет до скончания мира, даже и тогда, когда исчезнут боги;
    все равно падут перед идолом"1. Когда христианство стало госу­дарственной религией в Римской империи, казни и поругание ан­тичных святынь совершались с жестокостью, не уступающей пре­следователям первых христиан. Попытки императора Юлия Флавия сохранить памятники элинской культуры вызвали бунты христиан и массовый вандализм: "Все разрушим все разрушим во славу Отца и Сына и Духа Святого!" В сладострастном смехе его [погромщика - авторы} было вечное зверство людей - восторг разрушения"2.
    Все войны и военные конфлиты, которые не прекращаются на земле, всегда сопровождаются откровенно криминальной агрес­сивностью - массовыми убийствами мирных жителей, расстрелами' заложников, погромами и насилием. Вряд ли есть смысл приводить здесь фактические данные на этот счет. Они общеизвестны, хотя некоторые политики, разжигающие межнациональные и идеологи­ческие распри, упрямо забывают уроки истории. Общеизвестны также статистические данные об агрессивности современной пре­ступности во всех странах, в том числе и экономически процве­тающих США, Японии и др.
    Об этом мы считаем уместным напомнить, чтобы обосновать тезис о том, что агрессивная преступность определяется прежде всего человеческими пороками, а не классовыми противоречиями, как утверждают научные направления марксистской ориентации. Значит, не следует высокомерно пренебрегать зарубежными ис­следованиями агрессивного поведения.

    ' Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. М., 1958. С.336.

    2 Мережковский Д.С. Христос и антихрист. Трилогия. Т.1. Смерть богов. К., 1992. С. 231.

    - 12 -

    2. О некоторых теориях агрессии

    Среди многочисленных гипотез следует отметить направление социальной этологии. Ее наиболее известный представитель - ав­стрийский биолог Конрад Лоренц переносит в сферу общественной жизни получение по наследству от далеких предков агрессивные животные инстинкты. Эволюция со временем ограничила внутриви­довую агрессивность животных, чего, к сожалению, нельзя сказать о людях. Ф. Ницше писал о присущей человеку воле к разрушению как проявлении "глубоко заложенного инстинкта саморазрушения, устремленного в ничто"1.
    Идея природной агрессивности превалирует в классическом психоанализе 3. Фрейда. Структуру личности, по Фрейду, образу­ют три начала: "Я" (Эго), "Оно" (Ид), и "Сверх-я" (Супер-эго). "Оно" - это полученные при рождении инстинкты, потребности и желания, не сознаваемые личностью, но от того не менее могучие. Они иррациональны, безнравственны и жаждут удовольствий. "Я" (Эго) - это самосознание индивида, рациональное в психике. Взаи­моотношения между "Ид" и "Эго" Фрейд сравнивал с отношениями между лошадью и всадником. "Эго" пытается обуздать иррацио­нальные, агрессивные импульсы "Ид", поскольку они опасны для всадника и лошади, но это не всегда ему удается. Третья внутрен­няя - Супер-эго ("Сверх-Я") - это совесть личности, воспринятые ею социальные, этические и эстетические представления, установки и запреты. Этот культурный слой личности как бы наблюдает за поведением "Я" (Эго), наказывая его ("всадника") за уступки "Оно"(Ид) в совершении безнравственных и антисоциальных по­ступков угрызениями совести. В результате возникает внутренний конфликт, который может привести к психологическому расстрой­ству - неврозу2. В более поздних работах, изданных после первой мировой войны, Зигмунд Фрейд человеческие страсти (Ид) обосно­вывает двумя фундаментальными устремлениями - стремлением к жизни (эрос, либидо) и стремлением к смерти и разрушению (танатос). Последнее побуждает к агресии и автоагрессии3.

    1 Ницше Ф. Воля к власти: опыт переоценки всех ценностей. М., 1994. С.64.

    2 Фрейд 3. Разделение психологической личности. Введение в психоанализ. Лекции. М., 1989. С. 334-349.

    3 Фрейд 3. Будущее одной иллюзии. Психологические этюды. М., 1991. С. 481-524: Он же - По ту сторону принципа удовольствия. Психология бессознательного. Сб.произведений. М., 1989. С. 382-242.

    - 13-

    Признание биологически обусловленных личностных стимуля­торов агрессивного поведения вовсе не означает неизбежности на­силия. Разум и совесть мыслящего существа ("Эго" и "Супер-эго") плюс влияние религии, а также различного рода социальных санк­ций способны справиться с агрессивными позывами "Ид" и напра­вить их в социально приемлемое русло. Но "сон разума рождает чудовищ".
    Фрейдизм в начале века получил широкое распространение. В Советской России его идеи поддерживали Л.Троцкий, А.Луначар­ский, Н.Бухарин.
    В 1922 г. в Москве создается Русское Психоаналитическое общество, а несколько позже - Госудаственный психоаналитиче­ский институт с детским домом-лабораторией1.
    Последователи З.Фрейда - К.Юнг, А.Адлер, Э.Фромм, Э.Берн, С.Шпильрейн, И.Д.Ермаков и др. - расходились со своим учителем во многом, в первую очередь в трактовке роли либидо. Но сходи­лись с ним в признании внутренних психологических источников человеческой агрессии. Так, Эрих Фромм в работе "Анатомия че­ловеческой деструктивности" различает два вида агрессии: 1) доб­рокачественная (оборонительная) и 2) злокачественная. Первая филогенетически заложена в человеке как усилие выживания сре­ди многочисленных врагов и детерминируется инстинктом самосо­хранения- Вторая - это жестокость, свойственная только человеку, обусловленная экзистенциальными потребностями в любви, свобо­де, собственности и в жажде власти. Такая агрессиивность возник­ла в процессе эволюции человека: " человек отличается от живот­ного именно тем, что он убийца"^.
    Известную популярность в западных странах получила нейро-физиологическая теория насилия, в которой источником агрессив­ности поведения называется механизм деятельности центральной нервной системы на физиологическом уровне. Наиболее известным представителем этой теории является американский физиолог Х.Дельгардо. Он также считает, что следует различать две разно­видности агрессии. Первая, физиологическая, присуща всем людям

    ' Эткинд А. Эрос невозможного. История психоанализа в России. С.Пб., 1993. С.228-244.

    2 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. Социологические исследо­вания. 1992. 7. С. 127

    - 14-

    и порождается соперничеством, любовью, страхом, стремлением к благополучию, счастью и т.п. Она не представляет опасности для общества, более того, она двигает социальный прогресс. Ее нужно лишь регулировать в рамках нравственных и правовых норм.
    Второй вид агрессии - это сознательная антисоциальная дея­тельность, направленная против чьих-либо законных интересов, свободы, здоровья или жизни. Такая агрессия в значительной мере обусловлена генетическими особенностями мозговой деятельности некоторых людей. Согласно теории Дельгадо и его последовате­лей, в мозге агрессивно предрасположенного человека определен­ные группы нейронов реагируют соответствующим образом на внешние раздражители, в результате чего и возникают поведенче­ские агрессивные реакции. Психофармакологический и электронно-хирургический контроль над мозговой деятельностью - единствен­ный реальный, по мнению Дельгадо, путь к "психоцивилизованному обществу" без насилия и погромов1.
    Манипулирование человеческой психикой с помощью нейро­хирургии и вживление в мозговую ткань электродов, посредством которых осуществлялось бы управление поведением - весьма опас­ные эксперименты, в принципе не допустимые. Но терапевтическое снижение агрессивной возбудимости по просьбе пациента пред­ставляется нам допустимым и полезным. Установлено ведь, что большинство сексуальных маньяков-убийц - люди с больной психи­кой, хотя и вменяемые.' Остро нуждаются в медицинском корреги-ровании поведения многие подростки пубертатного, кризисного пе­риода.
    В 1980 г. в "Литературной газете" было опубликовано письмо в редакцию молодого человека, отбывшего 6-летний срок лишения свободы за то, что в 15-летнем возрасте беспричинно тяжело ра­нил школьника заточкой из напильника.
    В колонии, - пишет автор письма, - таких как он дураков мно­го, нотации здесь не помогут. "Неужели нельзя выдумать лекарст­во от преступления?" На письмо ответил в том же номере газеты проф. А.Портнов и разъяснил, что лекарства от преступления не существует, но современная медицинская наука может помочь подростку преодолеть повышенную, часто неспровоцированную аг-

    Дельгадо X. Мозг и сознание. М., 1971.

    - 15-

    рессивность с помощью терапевтического вмешательства с приме­нением психотропных препаратов1. Публикация вызвала неодно­значную реакцию. Многие философы и ученые-юристы резко кри­тиковали саму идею психиатрического вмешательства в психику здорового человека, считая ее реакционной, нарушающей право человека на индивидуальность личности. Другие читатели, преиму­щественно практики, столь же решительно поддержали автора. Ве­роятно, было бы полезно спустя 15 лет вновь задуматься о "лекарстве от преступления".
    Фрустрационная теории агрессии. В конце 30-х годов полу­чила известное распространение гипотеза фрустрации как источни­ка агрессивного поведения (Д.Доллард, М.Дуб, Д.Маурер, Ж.Нюттен и др.). Согласно этой гипотезе, агрессия - это результат неавтоматически возникающего внутреннего влечения, а следствие фрустрации, т.е. препятствий, возникающих на пути к осуществле­нию желаний и жизненных планов. Сторонники рассматриваемой теории так сформулировали гипотезу: агрессивное поведение все­гда предполагает состояние фрустрации и, наоборот, фрустрация приводит к той или иной форме агрессии. Под влиянием критики признается возможность "смещения" агрессии на "безобидный объект", не связанный с возникновением препятствий и крушением надежд, а также возможность неагрессивной реакции на фрустра-цию2.
    Модификацией теории фрустрации является теория социаль­ного научения (Беркович Л., Бандура А. и др.). Фрустрация детер­минирует агрессию не непосредственно, а через возникающую при этом эмоцию гнева, а гнев приводит к агрессивному поведению лишь при наличии "пусковых раздражителей". Ими выступают при­нятые личностные стандарты поведения, в значительной мере навя­занные средствами массовой информации, а также референтными группами3.
    Трудно что-либо возразить против того, что подавленное со­стояние индивида, встретившегося с житейскими трудностями, с

    1 Литературная газета. 1980, 2 июня.

    z Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Покровская Л.А. Современная социальная психология на западе. М.. 1978. С.53-55; Нюттен Ж. Мотивация//Экспериментальная психология. Вып. V. М-, 1975. С. 81.

    3 Хекхаузен X. Указ. соч. С. 377-379.

    - 16 -

    несправедливостью или предательством, может подтолкнуть к аг­рессивному поступку. Но вряд ли соответствует действительности явное преувеличение неблагоприятной ситуации в детерминации насильственных преступлений. Центральным звеном причинной це­пи, завершившейся агрессивным поведением, остается человек.
    Бросается в глаза отсутствие фрустрационных состояний во многих случаях бездумного разрушительства, повсеместно назы­ваемого вандализмом именно благодаря его бессмысленности. Но, с другой стороны, разгул вандализма в коммунальном городском хозяйстве, в быту и на транспорте в определенной мере, вероятно, обусловлен кризисным состоянием современного общества, безра­ботицей, молодежными проблемами. Но это - статистическая де-терминация; в каждом отдельном случае человек решает сам.
    Одной из распространенных теорий агрессивной преступности является теория отчуждения. Социальное отчуждение личности -результат господствующей в современном мире социальной дезор­ганизации (аномии) общества, превращающую население больших городов в "толпу одиночек". Представления об аномии как об ут­рате индивидом чувства неразрывной связи с близкими людьми и всем обществом сложились в конце прошлого века в работах аме­риканского социолога Е.Дюркгейма. Развитие концепции отчужде­ния и ее использование для объяснения отклоняющегося поведе­ния связывается с работами американского ученого Р.Мертона, его последователей Р.Клаурода, А.Коэна и др. Отчуждение рассматри­вается как крайняя форма аномии. Психологическое отчуждение возникает на фоне социальной дезорганизации общества в значи­тельной степени благодаря неправильному семейному ".оспитанию, холодности родителей и возникающему в раннем детстве ощуще­нию отверженности.1
    В 80-90-х годах концепция психологического отчуждения ак­тивно разрабатывается в НИИ МВД РФ Ю.М.Антоняном, Е.Г.Са-мовичевым и их коллегами. Применяя тестирование и интервьюи­рование осужденных, исследователи делают вывод о прямой связи психического отчуждения и вызванной им агрессивным поведением с первыми детскими впечатлениями. От матери - первым "предме­том", с которым встречается новорожденный, а затем от отца, -


    -мое

    Ун^ФакьВ^Ведение^риййиЫЙги^. М, 1980. С. 124-137.

    Л i ^Y •- ;i A

    у^Ь:.^

    1яа.

    ребенок воспринимает тепло и ласку или холод и отвергание. Это закладывает основы личности. Доминирующим чувством у нелюби­мого ребенка становится страх, а также чувство вины. Это сохра­няется и в зрелом возрасте: "эмоция страха - пишут Ю.М. Антонян и В.Г.Самовичев - является одной из наиболее характерных для психологической структуры лиц, осужденных за убийства"1.
    Отчуждение затрудняет усвоение личностью социальных норм и межличностные общения. Оно становится источником конфликт­ных ситуаций, непосредственно провоцирующих агрессию. Психо­логическое отчуждение порождает социальное отчуждение, ощу­щение враждебности wnpa. Это неизбежно приводит к поискам признания среди себе подобных. Возникает маргинальная крими­ногенная среда.
    Усилия российских криминологов, разрабатывающих концеп­цию отчуждения с применением современных методик, заслужива­ют внимания хотя бы потому, что они не ограничиваются беспоч­венными общетеоретическими рассуждениями, которыми перепол­нены публикации советских криминологов. Вместе с тем трудно со­гласиться с абсолютизацией криминогенного влияния семьи в ран­нем детстве и попытками придать ему решающее значение в фор­мировании личности насильственного преступника. Нельзя не заме­тить также односторонность концепции отчуждения, игнорирующей генетические предпосылки самого отчуждения и криминогеннных его последствий.
    Сотни лет лучшие умы всех стран пытались разрешить загадку криминальной агрессии, поражающей своей иррациональностью. Было бы неразумно отторгать мысли, догадки и эксперименталь­ные исследования из идеологических соображений, как это было принято в недавнем прошлом. Во всех упомянутых теориях агрес­сивного поведения есть, как говорится, "рациональное зерно", свое видение проблемы.
    ' Антонян Ю.М., Самовичев Е.Г. Неблагоприятные условия формирования лично­сти в детстве и вопросы предупреждения преступления.(Психологические механизмы насильственного поведения). М., 1983. С. 27-2Й; См. также: Антонян Ю.М. Психологи­ческое отчуждение личности и преступное поведение. Ереван, 1987.

    - 18-

    3.Вандализм

    Слово "вандализм" широко распространено в литературной и обыденной речи, но в правовой лексике и действующем законодатель­стве Украины не употребляется. В Большой советской энциклопедии вандализм определяется как "бессмысленное уничтожение культурных и материальных ценностей". Произошло от названия древнегерманско-го племени вандалов, разграбивших в 455 г. Рим и уничтоживших мно­гие памятники античной культуры1.
    Бессмысленность вандализма относительна. Всякая человече­ская деятельность мотивирована и, значит, имеет свой личностный смысл, не всегда, правда, осознаваемый действующим лицом и тем более другими людьми. Бессмысленным поведение признается яв­но недостаточная, с позиции господствующего в обществе нравст­венного сознания, мотивация содеянного, то есть очевидное несо­ответствие между мотивом (того, ради чего уничтожаются или по­вреждаются ценности) и целью действия - желанным для вандала результатом поджога, взрыва или иного разрушения. В силу такого несоответствия поведение воспринимается как немотивированное, лишенным смысла, бессмысленным.
    Следы вандализма в городах и поселках Украины видны по­всюду - на улицах, на транспорте, в коммунальном хозяйстве, в зрелищных организациях. Сиротливо висят без трубок таксофоны, изрезаны сидения в электропоездах, искорежены, прожжены сига­ретами панели лифтов в домах, сломаны и очищены от коры моло­дые деревья в городском парке. Во многих случаях усматриваются признаки подросткового шкодничества, далеко не безобидного, перерастающего в тяжкие насильственные преступления. В г. Днеп-родзержинске в июне 1992 г. прогремели мощные взрывы - взо­рвана компрессорная станция Баглейского коксохимического заво­да. Задержаны два местные жителя. Чтобы вывезти обнаруженную У них взрывчатку, пришлось вызвать грузовую автомашину (Голос Украины. 1992, 21 авг.). Горят и взрываются офисы коммерческих предприятий и легковые автомобили бизнесменов. Злоумышленни­ки на железной дороге не только гайки отвинчивают, но и похи­щают дроссельные медные перемычки и линзы семафоров.

    ' Большая советская энциклопедия. Т.4. М., 1971. С. 843.

    Может показаться странным, что несмотря на успехи цивили­зации и прагматизм современного общества, в развитых странах растут потери от вандализма. Известный шведский криминолог В. Свенсон пишет, что число известных полиции случаев вандализма увеличилось в 12 раз и "представляет собой большую и жгучую

    проблему"1.

    В США в 1992 г. за вандализм арестовано 262477 человек, из них - в возрасте до 25 лет 70%. По сравнению с 1986 г. - рост на 30%. В криминологически благополучной Японии в 1981 г. зареги­стрировано 9830 случаев вандализма, не считая поджогов, учиты­ваемых отдельно. Раскрываемость вандализма - самая низкая сре­ди других учитываемых видов преступлений2.
    Вандализм, бесспорно, является агрессивным правонарушени­ем, по своим внешним (объективным) и психологическим (субъективным) признакам, близким к насильственным посягатель­ствам. Те же и личностные источники агрессии - стремление к раз­рушению, негативизм, состояние фрустрации и пр. А поэтому уве­личение числа регистрируемых актов вандализма во всех странах, в том числе и в Украине, можно объяснить смещением агрессии:
    вместо того, чтобы расправиться с обидчиками, многие предпочи­тают "выпустить пар", уничтожая чужое имущество. В силу этого вандализм носит преимущественно инструментальную направлен­ность. Но встречается и чисто враждебная агрессия, реализуемая посредством надругательства над государственной или партийной символикой, чьей-то могилой или памятником, которые сами по себе вызывают враждебное к ним отношение и за ними не стоят конкретные живые люди.
    . . Уголовное законодательство относится к актам вандализма довольно снисходительно: санкции за умышленные уничтожения и повреждения имущества намного мягче, нежели за их похищение. Общественное мнение, наоборот, нетерпимо относится к бессмыс­ленному надругательству: оно цинично и часто рассчитано на то, чтобы вызвать всеобщее возмущение и тем нарушить общественное спокойствие. Что это так, можно судить по проведенному нами контент-анализу прессы Украины за 1993-1995 годы. Просмотрены

    1 Свенсон Б. Вандализм - острая социальная проблема // Криминология и уго­ловная политика. М., 1985- С. 118.

    2 Уэда К. Преступность и криминология в современной Японии. М., 1989. С. 89.

    -20-

    лишь некоторые центральные газеты, а также "Вечерний Харьков". Изучены 100 публикаций на тему вандализма, в которых сообща­лось о 130 актах такого рода. Из них каждый пятый - разрушение или повреждение памятников истории и культуры Украины. Немно­гим более - 21.5 % надругательства над могилами и разрушение надгробий, 11% - уничтожение автомобилей, в большинстве случа­ев похищенных. Немногим 6о;.^е девяти процентов опубликованных в печати сообщений содержали информацию о вандализме на транспорте (железнодорожном и воздушном), остальные на город­ском транспорте, в торговых предприятиях, предприятиях культуры (музеях, книгохранилищах и др.), в жилищно-коммунальном хозяй­стве (лифты, оборудование домов, электросчетчики, противопо­жарные средства, телевизионные антенны и др.), о порубке и ином уничтожении зеленых насаждений в городах, в частности елей и сосен в канун Нового года, средств электросвязи (таксофонов, проводов, даже телеграфных столбов), частных домов и дач и др.
    Как сообщают газеты, больше чем в половине случаев ванда­лизма (65%) злоумышленники действовали посредством простого механического разрушения с использованием подручных предме­тов, ломов, молотов, топоров и т.п. Так, в частности, расправились вандалы с уникальной коллекцией женских каменных статуй и по­ловецкими стелами XI-XIH веков. Аналогичное нападение на "каменных баб" из коллекции акдемика Д.Яворницкого совершено также в г.Днепропетровске1. Все чаще на страницах газет публи­куются сообщения о, так сказать, "квалифицированных", чрезвы­чайно опасных способах разрушительства, ставящих в опасность жизнь и здоровье людей. Примерно треть актов вандализма со­вершено путем поджогов. В качестве примера сошлемся на публи­кацию в газете "Вечерний Харьков" о поджоге в марте 1994 г. большого коммерческого павильона на углу улиц Пушкинской и Гуданова. Перед рассветом двое злоумышленников разбили окон-
    ' Яновский С. Баб били зал!зними пруттям. Потерпших рятували солда-™//С1льське життя. 1995, 2 листоп. 1995 р. Эти древние скульптуры вызывают агрес­сивные поползновения не только в музеях, но и в поле. В Валковском районе Харь­ковской области механизаторы забавы ради разрушили каменную бабу, простоявшую в степи тысячу лет. См.: Пошщук Т. Чим завинила сккЬська баба?//Слоб|дський край. 1994, 5 березня.

    - 21 -

    ное стекло и бросили в помещение, где, кстати, находился сгорож, бутылку с горючей смесью.
    Охраннику, на котором уже горела одежда, с трудом удалось спастись1. Еще опаснее взрывы. О них сообщалось в восьми опуб­ликованных случаях. Об одном из них мы уже упоминали. В других - взрывы автомобилей; брошена граната в кафе, казино и др.2. Ак­ции носят характер сведения счетов между соперничающими кри­минальными группировками. Все остались нераскрытыми. Исполь­зование взрывчатых устройств - излюбленный способ политическо­го и международного терроризма. Не прекращаются взрывы на Кавказе: в г. Грозном, время от времени диверсанты подрывают трубопроводы в Грузии, снабжающие газом Армению. Весной 1995 г. - потрясший Америку взрыв в Оклахоме-Сити с многочисленны­ми жертвами. Осенью - серия взрывов в Париже. Терроризм, свя­занный с вандализмом, приводит к гибели и увечьям многих лю­дей, совершенно не причастных к политике.
    Для повреждения культурных ценностей используются несмы­ваемые краски, мазут, смола и т.п. (четыре случая). "Безобидны­ми" их можно назвать лишь относительно, сравнивая со взрывами и пожарами. Но такой "художественый" вандализм не менее цини­чен, так как злоумышленники глумятся над государственной сим­воликой, рисуют фашистские свастики на могилах евреев, замучен­ных и расстрелянных немецкими оккупантами в период Великой Отечественной войны, пишут издевательские надписи на памятни­ках жертвам сталинских репрессий... Какой-то негодяй залил бе­лой, красной и черной красками бюст Т.Г.Шевченко в Украинской Академии Искусств.3
    Одним из способов вандализма, является похищение объектов.
    На первый взгляд, это просто кража. Но когда уносят крест, установленный в память голодомора 1932-1933 годов, то вряд ли кто усомнится в том, что у воров явно преобладает разрушитель-

    1 Золотых Г. Горят на работе в прямом смысле//Вечерний Харьков. 1994. 19 марта.

    2 Замкль музики - вибух гранати//Галичина. 1995, 18 ачня.

    3 За втьну УкраТну. 1994, 21 квггня. О таком же откровенно антиукраинском вандализме в отношении к памятнику Т.Г.Шевченко в г. Харькове. См.: Самоспйна Ук-раТна. 1995, 27 июля.

    -22-

    ный инстинкт1. Кстати, этот пример - свидетельство безграничного цинизма: у кого могла возникнуть классовая вражда к умершим голодной смертью детям и старикам? Ведь это они умирали от го­лода раньше и чаще других.
    Большинство публикаций сообщает о фактах вандализма, не называя виновников. Лишь немногим более 29% газетных сообще­ний завершались упоминанием о лицах, превлеченных к ответст­венности. Это в какой-то мере отражает фактическую раскрывае-мость вандализма - она очень небольшая, значительно менее 29%. Этому вопросу, как и другим, отражающим криминологическую ха­рактеристику вандализма, посвящается следующая глава.
    Тайное уничтожение и повреждение имущества - начальная школа будущего насильника, террориста, убийцы и способ отврати­тельного шкодничества трусов. Среди современных вандалов пре­обладают несовершеннолетние и молодые люди чуть старше 18 лет. 06 этом свидетельствуют данные контент-анализа прессы, краткий обзор которого мы этим и завершаем.
    Как уже упоминалось, вандализм - проблема международная и связывают ее обычно с преступностью несовершеннолетних. На вто­ром конгрессе Организации Объединенных Наций, проходившем в ав­густе 1960 г., рассматривались проблемы предупреждения преступно­сти несовершеннолетних и молодежи. Два доклада вызвали особый интерес делегатов: "О новых формах детской и юношеской преступно­сти' и "О создании специальной полицейской службы для предотвра­щения преступности среди несовершеннолетних". Было признано, что в последние годы участились случаи массовых погромов и хулиганств, т.е. случаи "современного вандализма". В докладе о новых формах детской преступности отмечался, в частности, организованный харак­тер вандализма: бездельники собирались в стаи и громили все, что попадалось на пути. В 1959 г., например, банды юных хулиганов при­чинили ущерб нью-йоркскому метро на многие тысячи долларов. В докладе предлагалось определение вандализма как беспричинного разрушения, совершаемого главным образом в целях развлечения и возбуждения психики. Отмечается в качестве провоцирующих факто-
    ' Сорокин С. Украден памятник: под подозрением коммунисты и сатаниеты. Не­зависимость. 1995, 23 июня.

    -23

    ров угроза термоядерной вой»1ы и пропаганда насилия в средствах массовой информации1.
    Много лет прошло с г^й поры. Заметно уменьшилась вероятность термоядерного апокалипсис^. уже противостояния двух враждую­щих миров, напичканых а-рмщ|ми и водородными бомбами. Но как свидетельствуют уголовная статистика и телевидение, вандализм не только не изжит, но все бР-лее превращается в серьезную угрозу об­щественному порядку и о^ицес^енной безопасности во всех странах. А в странах бывшего СССУ> испытывающих в переходный период эко­номический и социальный Кризис, это антисоциальное явление приоб­ретает своеобразные формы, соединяясь с корыстной преступностю и политическими распрями. (?едь це случайно почти половина наиболее "резонансных" актов разрушит^дьства, о которых писали газеты, были направлены на памятники ^ могилы. Уже упоминались надругательства над памятниками гения и совеет Украины - Т.Шевченко. Сожжена ха­та родителей великого по^та. Т\кой же участи подверглись многие па­мятники и мемориальные Дос^и, а также могилы М.Коцюбинского, С.Бендеры, С.Петлюры, В.Стусг^ памятники жертвам политических ре­прессий и воинам УПА. А с Другой стороны - памятники В.И.Ленину, погибшим в боях воинам О^в^кой Армии и др.

    4. Классификация вц^Ща^изма

    В единственной и до^ольью содержательной научной статье, по­священной теме вандализма, опубликованной в бывшем СССР, ее ав­тор Е.В.Евменова называв следующие виды вандализма: 1) экологи­ческий, 2) идеологический' 3) вандализм, совершаемый из мести, 4) вандализм музыкальных ^ спортивных фанатиков, 5) корыстный, 6) совершаемый в отношении сооружений малых архитектурных форм, 7) уничтожение и повреждение памятников культуры, 8) осквернение мо­гил, 9) элетронно-вычисли^ельный вандализм2.
    В этом перечне названы некоторые проявления разрушитель-ства, но его вряд ли mo>|<ho назвать классификацией, поскольку он
    ' Махов Ф.С. Преступно^'1 несовершеннолетних в США и Англии. М., 1964 г. С.42-46,
    Евменова Е.М. Вандализм ^Иология, направление исследования и профилак-тики//Проблемы совершенство^ния Ьасследования и профилактики преступлений на современном этапе. Уфа, 1990. (,• ^-ISS.

    составлен без попыток определить какой-то признак, который мог бы послужить основанием классификации. В самом деле, идеоло­гический, корыстный и совершаемый из мести вандализм выделя­ются по их мотивам. А экологический, осквернение могил, разру­шение сооружений, памятников истории и культуры и осквернение могил - по предметам посягательства, а электронно-вычислитель­ный - по способам и специфическим последствиям, вандализм спортивных и музыкальных фанатиков - по субъектам. Конечно, группировка столь сложных явлений как преступность - дело не­легкое, и вряд ли оно вообще возможно строго по одному основа­нию. Вместе с тем мы полагаем, что классификация вандализма может быть построена по криминологической природе отдельных его проявлений. А она складывается из ведущих мотивов и тех общественных отношений, в сфере которых совершается агрессив­ное правонарушение.

    По этому основанию мы различаем шесть разновидностей вандализма:
    1) бытовой,
    2) эпатажный,
    3)"криминальный",
    4) идеологический,
    5) террористический,
    6) государственно-чиновничий.
    Бытовой вандализм возникает на почве неприязненных отноше­ний в семье, между соседями, членами малых социальных групп, в ча­стности трудовых коллективов. Агрессия смещается с личности потер­певшего, на принадлежащее ему имущество. Совершается, как прави­ло, в состоянии алкогольного опьянения: дебошир неосознанно выме­щает свой гнев на вещах, избегая тем самым совершения более тяж­ких преступлений против личности. В качестве примера: 31-летний Л. в ссоре с отцом вылил две бутылки бензина на пол их общей квартиры и зажег. Сгорела одежда, дверь, телевизор, мебель. Распространение пожара удалось предотвратить; в тушении участвовал и поджигатель, находившийся в нетрезвом состоянии1.
    Эпатажный вандализм учиняют обычно несовершеннолетние или едва достигшие 18-летнего возраста молодые люди из так на-

    Архив Московского районного суда г. Харькова. Дело 1-153/91.

    . J4 -

    зываемых хулиганских побуждений, а точнее - по мотивам самоут­верждения, своеобразного неосознанного протеста против уста­новленных в обществе норм поведения, приличия, порядочности. Это - поругание святынь, непристойные надписи, разрушение над- могильных памятников на кладбищах, бессмысленное повреждение ' лифтов, побитие оконных стекол в школах и т.п. Наиболее опасны изуверства членов секты сатанистов. В печати сообщалось о случае расчленения и надругательства над трупами в городском морге, проникшими туда тремя несовершеннолетними сатанистами. ,
    Эпатажная форма вандализма наиболее распространенная. Особое место в эпатажном молодежном вандализме принадлежит спортивным, прежде всего футбольным болельщикам - "фанатам". Они способны вызвать массовые беспорядки на стадионах, улицах и площадях с драками и погромами.
    риминальный" вандализм составляет случаи, когда уничто­жение или повреждение объектов совершается из корысти, для устрашения коммерсантов рекетирами, либо в процессе осуществ­ления иной преступной деятельности или сокрытия следов тяжких преступлений. Приведем несколько примеров. Весной 1994 г. на взлетно-посадочной полосе Харьковского аэропорта были похище­ны 73 сигнальные электролампы: их унесли злоумышленники ско­рее всего из корыстных побуждений - ведь электролампы теперь дорогие. 06 опасности, создаваемой для самолетов и пассажиров, вряд ли задумывались. Впрочем, преступление осталось нераскры­тым.
    Участились случаи умышленного повреждения труб нефтепрово­дов и бензопроводов для систематического хищения горючего. Иногда такие умельцы сами погибают от взрывов, причиняется огромный ма­териальный и экологический ущерб. В одном поселке Львовской об­ласти несовершеннолетние братья-близнецы решили быстро разбога­теть и в течение короткого времени совершили серию тягчайших пре­ступлений: убили соученицу и потребовали от родителей 150 тыс.долларов, обещая отпустить заложницу невредимой. Устроили же­лезнодорожную катастрофу и на месте происшествия оставили запис­ку с требованием выплаты крупной суммы в валюте, обещая в против­ном случае продолжить "рельсовую войну". И, наконец, устроили ав­тоаварию, во время которой водитель получил тяжкое телесное по­
    вреждение1. К рассматриваемой категории актов вандализма следует, на наш взгляд, отнести и случаи раскопок могил для хищения остав­ленных там ценностей и зубных коронок. Такое имело место в Черни­гове, в Киеве и в Других городах2.
    О так называемом идеологическом вандализме мы уже упо­минали. Это посягательства на государственную символику, на па­мятники и могилы известных всему миру деятелей культуры, поли­тических деятелей, воинов Советской Армии и УПА.
    Отвратительным проявлением такого рода вандализма следует признать также антисемитские погромы еврейских кладбищ в Чер­нигове, Одессе, Других городах. В Харькове - летом 1995 г. массо­вое надругательство над могилами, в которых покоились останки сограждан татарской национальности.
    К этой категории мы отнесли бы и тяжкие посягательства на чу­жую собственность по мотивам, так сказать, "классовой вражды" - к фермерам, предпринимателям и другим представителям нарождающе­гося среднего класса собственников. Ночью у села Люботавци Ива­новского района Одесской области вспыхнул пожар на 30 га озимой пшеницы местного фермера. Поджог учинил нигде не работающий 28-летний маргинал^.
    Агрессия разного рода, в том числе в виде деструктивного разрушительного нападения, совершалась и совершается религиоз­ными фанатиками. Крайне агрессивны исламский фундаментализм, некоторые изуверские секты, в частности упоминавшиеся уже секта сатанистов, а также "Белое братсво".
    Идеологический вандализм часто соединяется с террористиче­скими актами. Вот краткая хроника такого террористического вандализма, изложенная в газете "Известия" от 21 апреля 1995 г.:
    - 26 февраля 1993 г. автомобиль со взрывчаткой, припарко­ванный у здания торгового центра в Нью-Йорке взлетел на воздух, убил шесть и ранил 1000 человек;
    - 27 мая 1993 г. - автомобиль со взрывчаткой взлетел на воздух около галереи Уффици в Италии. Убито пять человек;

    ) Всеукраинские ведомости. 1995. N 154, 18 авг.

    2 С. Павленко. Пожалю суддя... вандала. Голос УкраТни. 1993, 16 листопада.

    3 Воротнюк Г. Пожежа на фермерському пол!. Голос Укражи. 1995, 20 липня.

    - 4 октября 1993 г. - палестинец направил свой автомобиль, начиненный взрывчаткой, в автобус с израильтянами... Ра­нено 29 человек;

    - 6 апреля 1994 г. - палестинец припарковал автомобиль со взрывчаткой рядом с автобусом в израильском городе Афунда. Убито 9, ранено 45 человек;

    - 17 апреля 1994 г. - бомба в автомобиле взорвана на терри­тории аэропорта в Южной Африке, 18 человек ранено;

    - 18 июля 1994 г. - автомобиль, начиненный взрывчаткой, взорван у здания еврейской общины в Буэнос-Айресе. Убито 95, ранено более 200 человек;

    - 26 июля 1994 г. -бомба, спрятанная в багажнике автомоби­ля, взорвалась у израильского посольства в Лондоне, ра­нено 14 человек;

    - 30 января 1995 г. - водитель взорвал автомобиль со

    взрывчаткой около полицейского участка в Алжире. Убиты

    42 человека, ранено 286. В этом перечне нет аналогичных актов совершенных в Чечне и

    других "горячих точках" стран СНГ.

    Население Украины, как и граждане других республик бывше­го Советского Союза, в 20-30-х годах получило исторический урок массового организованного идеологического вандализма: по всей стране рушились православные храмы, костелы, кирхи, синагоги, мечети и другие культовые сооружения, в том числе и те, которые были известны всему миру как шедевры архитектуры - Храм Хри­ста Спасителя в Москве, Златоверхий Собор Михайловского мона­стыря в Киеве и многие другие. Стоит ли удивляться тому, что про­исходит в наше время. И хотя храмы теперь больше строятся, чем рушатся, но и поныне акты вандализма, совершаемые по распоря­жению и с ведома государственных чиновников, не редкость.
    В 1952 г. по распоряжению Комитета по делам искусств УССР и обкома партии по причине идеологической несовместивмости с официальной пропагандой было уничтожено 2155 экспонатов Львовского музея украинского искусства: портреты религиозных, политических и военных деятелей, живопись, скульптура, графика, фотографии и др. В том же году и на том же основании уничтоже­

    28-

    ны 4 5 тысяч книг специального фонда библотеки АН УССР1. Уже в независимой Украине группа руководителей Ковельского района Волынской области браконьерничала в государственном ланд­шафтном заповеднике у озера Нечимного, где запрещена охота. Пьянствовали в домике-музее Леси Украинки, а потом ушли, не по­тушив огонь в печке, от чего домик вместе с музейными экспона­тами сгорел2.
    Самовольные порубки вековых деревьев в заповедных зонах и строительство личных дач на их месте, умышленный спуск в речки сточных вод и вредных отходов производства, упорное, несмотря на штрафы и предупреждения, загрязнение промышленными пред­приятиями атмосферного воздуха, - все это обычте, уже никого не волнующие акты чиновничьего вандализма.

    5. Угоповно-правовая оценка актов вандализма

    Как уже отмечалось, в нашем уголовном законодательстве нет специальной нормы об ответственности за вандализм. Не употреб­ляется и само понятие вандализма. Но в разных главах Особенной части действующего Уголовного кодекса имеются статьи, которые предусматривают ответственность за умышленное уничтожение и повреждение имущества, а также за вред причиненый природным объектам. Две из них - ст. 89 и ст. 145 - содержат составы престу­плений об умышленных посягательствах на государственное или коллективное имущество (ст. 89) и на имущество индивидуальное (ст. 145). Их можно рассматривать как общие нормы, поскольку они не называют каких-либо иных признаков имущества, кроме его принадлежности, а также других специальных признаков состава преступления. Об уничтожении и повреждении военного имущества военнослужащим гласит ст.245 УК Украины. Кроме того, соответ­ствующие разрушительные действия могут быть квалифицированы как диверсия (ст.60 УК), массовые беспорядки (ст.71), умышленное повреждение путей сообщения и транспортных средств (ст.78), по­трава посевов и повреждение насаждений (ст. 159), незаконная по­рубка леса (ст. 160), глумление над государственной символикой
    ' Люб'язь Б. Вогнем i молотом. Так у Львов) боролися проти на-ЦюналЬму//Голос УкраТни. 1991, 1 вересня.

    Верекета Б. Пали культури//Голос УкраТни. 1993, 1 червня.

    - 29 - .

    (ст.1872), умышленное уничтожение или повреждение имущества работника правоохранительного органа (ст.1895), злостное и особо злостное хулиганство (ч.2 и ч.З ст. 206), уничтожение или разруше­ние памятников истории и культуры (ст.207), жестокое обращение с животными (ст.2071), надругательство над могилой (ст.212). Не являются имуществом воздух и вода, но они во всех смыслах бес­ценны, и закон охраняет их от загрязнения, которое можно рас­сматривать как порчу, то есть снижение их качества. Поэтому ван­дализмом мы считаем также преступления, предусмотренные ст. 228 УК (загрязнение водоемов и атмосферного воздуха) и ст.2281 УК (загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей или для живых ресурсов моря либо иными отходами и материала­ми), если они совершены умышленно.
    Все перечисленные нормы, кроме норм статей 89 и 145, яв­ляются специальными. Значит, в случае коллизии, то есть когда в содеянном усматриваются, к примеру, признаки ст.89 и ст. 160, то применяется ст. 160 УК. Действует правило: если конкурируют нор­ма общая и специальная, то применяется специальная.^ Но если санкция специальной нормы мягче, чем санкция общей, что в об­щем-то ненормально, то в случае их конкуренции применяются обе нормы - общая и специальная. Например, уничтожение памятника истории и культуры совершенное путем поджога или взрыва, нака­зывается по ч.2 ст.89 лишением свободы на срок до десяти лет. Это общая норма. А специальная, где речь идет только о памятни­ках истории и культуры, предусматривает независимо от способа| уничтожения лишение свободы до трех лет. Естественно, примени-i ется также ч.2 ст. 89 УК. По этому поводу, кстати, можно заметить, I что соотношение между санкциями норм Особенной части, преду­сматривающих разновидности вандализма, нуждаются в тщатель­ном сопоставлении в процессе разработки и утверждения нового Уголовного кодекса. Невозможно объяснить, почему жестокое об­ращение с животными, приведшее к его гибели или увечью, нака­зывается исправительными работами до 6-ти месяцев (ст. 2071), а умышленное уничтожение без мучительства квалифицируется по ч.1 ст.89 УК - лишением свободы на срок до одного года.

    Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 251-257.

    Если санкции конкурирующих статей примерно одинаковы, ркомендуется применять обе нормы. Так, например, в процессе массовых беспорядков кто-то совершил поджог или взрыв, причи­нившие человеческие жертвы или особо большой ущерб, то есть преступление, предусмотренное ч.З ст. 89 УК. Все содеянное ква­лифицируется по совокупности ст.71 (массовые беспорядки) и ч.З ^ g9 ук (уничтожение имущества). В иных случаях порча имуще­ства во время массовых беспорядков охватывается составом пре­ступления, предусмотренным ст.71 УК и дополнительной квалифи­кации по соответствующим статьям УК не требуется.1
    Многие акты вандализма квалифицируются в судах по ст. 206 УК как хулиганство, несмотря на то, что в ней посягательство на имущество не упоминается. Считается, что такого рода действие, совершенное из хулиганских побуждений, полностью охватывается составом хулиганства и дополнительной ссылки на ч.1 ст.89 или ст. 145 УК не требуется. Но если хулиганствующий субъект совер­шает преступление, предусмотренное частями 2 или 3 ст. 89 (145) УК, то есть действует общеопасными способами либо причиняет гибель людей, то содеянное выходит за рамки хулиганства, и при­меняются соответствующие части ст. 206 и ст. 89 (145) УК.
    Что касается квалификациии вандализма, который предусмот­рен ст. 207 УК (уничтожение памятников истории и культуры), 2071 (жестокое обращение с животными), 78 (повреждение путей сооб­щения), 71 (массовые беспорядки) и др., то следует исходить из того, что соответствующие статьи применяются независимо от мо­тивов совершения разрушений. Для дополнительной квалификации содеянного по ст. 206 в таких случаях нет оснований, если только не было реальной совокупности. Мотивы вандализма настолько не­убедительные, что их всегда при желании можно назвать хулиган­скими, ,,о, кстати, часто делается. В результате игнорируются ста­тьи, прямо указывающие на признаки правонарушения, а примене­ние ст. 206 УК чрезмерно расширяется. Норма ст. 206 УК не явля­ется общей по отношению к нормам ст. 207, 2071 и др. поэтому разрешать ее конкуренцию с этими нормами применением более строгой статьи было бы неправильно. Трудно согласиться с реко­мендациями И.Н.Даньшина: "... уничтожение и разрушение памят-

    Науково-практичний коментар Кримщального Кодексу УкраТни. К., 1994. С.221. - 41 -

    (ст.1872), умышленное уничтожение или повреждение имущества работника правоохранительного органа (ст.1895), злостное и особо злостное хулиганство (ч.2 и ч.З ст. 206), уничтожение или разруше­ние памятников истории и культуры (ст.207), жестокое обращение с животными (ст.2071), надругательство над могилой (ст.212). Не являются имуществом воздух и вода, но они во всех смыслах бес­ценны, и закон охраняет их от загрязнения, которое можно рас­сматривать как порчу, то есть снижение их качества. Поэтому ван­дализмом мы считаем также преступления, предусмотренные ст. 228 УК (загрязнение водоемов и атмосферного воздуха) и ст.2281 УК (загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей или для живых ресурсов моря либо иными отходами и материала­ми), если они совершены умышленно.
    Все перечисленные нормы, кроме норм статей 89 и 145, яв­ляются специальными. Значит, в случае коллизии, то есть когда в содеянном усматриваются, к примеру, признаки ст.89 и ст. 160, то применяется ст. 160 УК. Действует правило: если конкурируют нор­ма общая и специальная, то применяется специальная.1 Но если санкция специальной нормы мягче, чем санкция общей, что в об­щем-то ненормально, то в случае их конкуренции применяются обе нормы - общая и специальная. Например, уничтожение памятника истории и культуры совершенное путем поджога или взрыва, нака­зывается по ч.2 ст.89 лишением свободы на срок до десяти лет. Это общая норма. А специальная, где речь идет только о памятни­ках истории и культуры, предусматривает независимо от способа уничтожения лишение свободы до трех лет. Естественно, применя­ется также ч.2 ст. 89 УК. По этому поводу, кстати, можно заметить, что соотношение между санкциями норм Особенной части, преду­сматривающих разновидности вандализма, нуждаются в тщатель­ном сопоставлении в процессе разработки и утверждения нового Уголовного кодекса. Невозможно объяснить, почему жестокое об­ращение с животными, приведшее к его гибели или увечью, нака­зывается исправительными работами до 6-ти месяцев (ст. 2071), а умышленное уничтожение без мучительства квалифицируется по ч.1 ст.89 УК - лишением свободы на срок до одного года.

    Кудрявцев В.Н-.СХхцая теория квалификации преступлений. М„ 1972. С. 251-257.

    Если санкции конкурирующих статей примерно одинаковы, екомендуется применять обе нормы. Так, например, в процессе массовых беспорядков кто-то совершил поджог или взрыв, причи­нившие человеческие жертвы или особо большой ущерб, то есть преступление, предусмотренное ч.З ст. 89 УК. Все содеянное ква­лифицируется по совокупности ст.71 (массовые беспорядки) и ч.З ст 89 УК (уничтожение имущества). В иных случаях порча имуще­ства во время массовых беспорядков охватывается составом пре­ступления, предусмотренным ст.71 УК и дополнительной квалифи­кации по соответствующим статьям УК не требуется.1
    Многие акты вандализма квалифицируются в судах по ст. 206 УК как хулиганство, несмотря на то, что в ней посягательство на имущество не упоминается. Считается, что такого рода действие, совершенное из хулиганских побуждений, полностью охватывается составом хулиганства и дополнительной ссылки на ч.1 ст.89 или ст. 145 УК не требуется. Но если хулиганствующий субъект совер­шает преступление, предусмотренное частями 2 или 3 ст. 89 (145) УК, то есть действует общеопасными способами либо причиняет гибель людей, то содеянное выходит за рамки хулиганства, и при­меняются соответствующие части ст. 206 и ст. 89 (145) УК.
    Что касается квалификациии вандализма, который предусмот­рен ст. 207 УК (уничтожение памятников истории и культуры), 2071 (жестокое обращение с животными), 78 (повреждение путей сооб­щения), 71 (массовые беспорядки) и др., то следует исходить из того, что соответствующие статьи применяются независимо от мо­тивов совершения разрушений. Для дополнительной квалификации содеянного по ст. 206 в таких случаях нет оснований, если только не было реальной совокупности. Мотивы вандализма настолько не­убедительные, что их всегда при желании можно назвать хулиган­скими, .,о, кстати, часто делается. В результате игнорируются ста­тьи, прямо указывающие на признаки правонарушения, а примене­ние ст. 206 УК чрезмерно расширяется. Норма ст. 206 УК не явля­ется общей по отношению к нормам ст. 207, 2071 и др. поэтому разрешать ее конкуренцию с этими нормами применением более строгой статьи было бы неправильно. Трудно согласиться с реко­мендациями И.Н.Даньшина: "... уничтожение и разрушение памят-
    Науково-практичний коментар Кримтального Кодексу УкраТни. К., 1994. С.221. - 31 -
    ни»<ов культуры, надругательство над могилой, угон автотранспорт­ных средств квалифицируются как хулиганство при условии, что совершены они из хулиганских побуждений и при этом был бы грубо нарушен общественный порядок и проявление явного неува­жения к обществу, и это последнее обстоятельство охватывалось уммслом виновного... Причем дополнительная квалификация соот­ветственно по ст. 207, 212 и 2153 не требуется, так как все содеян­ной предусматривается диспозицией ст. 206 УК"1. Эти рассужде­ний, если их последовательно проводить в жизнь, позволяют со­кратить объем уголовного кодекса по меньшей мере наполовину:
    всякое агрессивное поведение (да и не только агрессивное) обна­руживает неуважение к обществу, поскольку противоречит морали, традициям и законам. Любое умышленное преступление, а особен­но такие наглые и циничные, как надругательство над могилой или разрушение памятников истории и культуры, вызывает возмущение не только родственников усопшего, чей покой был нарушен, но и его знакомых и всех порядочных людей, кому это изуверство ста-нег известным. И ради этого вандал и "трудился" в полночь на кладбище. Зачем же тогда ст. 212 УК? То же можно сказать и по ст. 207 и ст. 2151 УК и о многих других.
    На наш взгляд, юридическая классификация преступления служит не только основанием для назначения судом соразмерного и справедливого наказания, но и для адекватной правовой оценки содеянного и личности виновного. Применение чрезмерно широко очерченной диспозиции ст. 206 УК нивелирует совершенно различ­ные по своему содержанию преступления, что искажает уголовную статистику, неправильно отражает структуру преступности. Что об­щего между такими двумя правонарушениями, как, например, пья­ная Драка в ресторане между двумя компаниями подвыпивших по-ситителей, которые не помнят из-за чего все началось, и разруше­нием памятника украинскому мыслителю и писателю Григорию Сковороде в г. Харькове или погромом на татарском кладбище, для чего, конечно, потребовались усилия нескольких здоровых и вполне трезвых людей с ломами и лопатами? Но если следовать мнению И.И. Данмиина, то в том и другом случае совершено хули-
    1 Даньшин И.Н. Ответственность за хулиганство по советскому уголовному праву. X., 1971. С. 152.

    -32-

    ганство, квалифицируемое по ч.2 ст. 206 УК. Видимо, основанием для подобных рекомендаций служат не логическая чистота юриди­ческой квалификации, а подбор наиболее строгих правовых санк­ций.

    Пленум Верховного Суда Украины в руководящем постанов­лении от 28 июня 1991 г. N3 "О судебной практике по делам о ху­лиганстве" разъяснил судам, что, в частности, уничтожение и по­вреждение памятников истории и культуры, совершенное из хули­ганских побуждений, должно квалифицироваться по совокупности ст. 207 и ч.2 ст. 206 УК.

    Таким образом, высшая судебная инстанция не исключает применение специальной нормы о вандализме в рассмотренной выше ситуации. Но одновременно она не смогла освободиться от традиционного поиска статьи построже, в данном случае статьи о злостном хулиганстве. Повторяем, мотивы всякого вандализма все­гда можно истолковать как хулиганские, тем более, что никто не знает, что это такое. Хулиганство не мотив, а оценка деструк­тивного поступка с позиций господствующей морали и права. Мы еще вернемся к анализу так называемых "хулиганских побуж­дений" при рассмотрении психологии вандализма, онако и теперь уместно поддержать мнение тех криминалистов, которые предла­гают отказаться от воспроизведения в новом Уголовном кодексе статьи о хулиганстве, позволяющей обходить закрепленный в зако­не принцип "нет преступления, нет наказания без указания о том в законе". Фактически во многих случаях ст. 206 УК применяется "по аналогии", и служит своеобразным резервом для восполнения пробелов в уголовном законодательстве или его неправомерного коррегирования. В одном большом городе в канун Нового года у здания облисполкома кто-то срубил несколько прекрасных сереб­ристых елей. Это событие вызвало всеобщее возмущение, газеты требовали примерно наказать виновных. Вскоре они были найдены и привлечены к уголовной ответственности. Но по какой статье? Между юристами возникли разногласия. Вмешательство областного лрокурора решило спор: оба обвиняемых были осуждены за злост­ное хулиганство к лишению свободы. Между тем, по убеждению одного из авторов этих строк, принимавшего участие в упомянутой Дискуссии, имело место преступление, предусмотренное ч.Ч ст. 89

    -33.

    УК - умышленное уничтожение государственного имущества, в дан­ном случае из корысти, то есть вандализм1.

    6. Административно-правовая ответственность за вамо/я

    пизм

    Кодекс Украины об административных правонарушениях (КоАП) содержит ряд норм, устанавливающих ответственность в виде штрафов за повреждение и уничтожение памятников истории и культуры, жило­го фонда, транспортных средств, дорог и средств связи.
    Нарушение правил охраны и использования памятников истории и культуры предусмотрены ст. 92 КоАП. Диспозиция этой статьи носит бланкетный характер: подробные правила охраны памятников истории, культуры и перечень указанных памятников содержится в Законе Ук­раины от 13 июля 1978 г. "Об охране и использовании памятников ис­тории и культуры", Законе от 24 декабря 1993 г. "О национальном ар­хивном фонде и архивных учреждениях". Законе от 16 июня 1992 г.

    "О природно-заповедном фонде Украины".

    Ст. 150 предусматривает административную ответственность граждан и должностных лиц за порчу домов, жилых помещений, их

    обороудования и объектов благоустройства.

    Повреждение или самовольная порубка озеленительных наса ждений в городах согласно ст. 153 влечет такой же небольшой

    штраф для частных и должностных лиц.

    Ст. 148 говорит о повреждении телефонов-автоматов. Здесь так;

    же как и в ст. 153 не оговаривается размер ущерба и количество по­врежденных таксофонов. Повреждения линейных и кабельных соору­жений влечет административный штраф в соответствии со ст. 147.
    Несколько статей КоАП посвящается административной ответ­ственности за правонарушения на транспорте. Их можно разделить на две группы. Первая - это повреждения внутреннего оборудова­ния транспотрных средств, причиняющих материальный ущерб, но не создающие опасности нормальной работе транспорта.

    1 Зелинский А.Ф. Ответственность за порубку зеленых насаждений в города! // Советская юстиция. 1969. N1. . В

    Вторая группа охватывает акты вандализма, способные соз-лать аварийные ситуации на транспорте и нарушить его нормаль­ное функционирование.
    Правонарушения первой группы предусмотрены ч.1 ст. 110 /повреждения внутреннего оборудования пассажирских поездов, ста. кол локомотивов и вагонов) ч.1 ст. 115 (повреждения внутренненего оборудования морских судов), ч.2 ст. 117 (то же самое на речных су­дах) ч.1 ст. 119 (то же в автобусах, маршрутных такси, троллейбусах и трамваях). Следы такого рода вандализма видят все, кто хоть раз пользовался железнодорожным или городским транспортом: побиты стекла, порезаны сидения, отвинчено все, что отвинчивается.
    Непосредсвенную угрозу безопасности движения создают правонарушения описанные в следующих статьях КоАП:
    - ст. 111, ч.З - повреждение аэродромного оборудования, аэродромных знаков, воздушных судов и их оборудования влечет наложения штрафа до 5/9 минимального месячного заработка;
    - ст. 114, ч.З - повреждение сооружений и устройств сигна­лизации и связи на морском транспорте - та же санкция;
    . - ст. 1162, 4.2 - уничтожение, повреждение, срыв, самоволь­ная перестановка плавучих и береговых средств навигаци­онного оборудования, связи и сигнализации на внутренних водных путях - та же санкция;
    - ст. 139 ч.1 - повреждение дорог, железнодорожных пере­ездов, трамвайных линий, других дорожных сооружений и технических средств регулирования движения - штраф в размере до 2 или 2.5 минимальных зарплат; ст. 139 ч.2 -предусматривает те же разрушения, что и в части 1 этой статьи, но не повлекшие создание аварийной обстановки или повреждение транспортных средств, грузов либо иного имущества. То же штраф, чуть побольше, на 1/2 месячно­го минимального заработка.
    Правонарушения второй группы, совершенные на железнодо­рожном, воздушном и водном транспортах, очень схожи с соста­вом преступления, предусмотренного ст. 78 УК Украины. Разграни-чть их - дело не легкое. Органы дознания на железнодорожном транспорте нередко сознательно нарушают закон, отказывая в возбуждении уголовных дел по явным признакам ст.78 УК, ссыла-

    - 35 -

    ясь на отсутствие реальных последствий, предусмотренных это" статьей, игнорируя прямое указание на одну лишь возможност наступления таких последствий. Такая практика на транспорте по­лучила широкое распространение. В результате истинных размеров вандализма никто в стране не знает.

    36-

    ГЛАВА 2 Криминояоготческая характеристика вандализ­

    ма

    О содержании криминологической характеристики

    Подражая уголовному праву, криминология разделилась на пве части - Общую и Особенную. В Общей части рассматриваются проблемы преступности, ее причины, детерминация преступного поведения, предупреждение преступности безотносительно к ха-оактеру преступлений. Между тем они существенно различаются друг от друга. Пьяная драка на улице и получение взятки высоко­поставленным чинсэвником - что между ними общего? Только пре­небрежение правовыми запретами. Но психологически это еще не объединяет взяточ ника с уличным хулиганом. Совершенно очевид­но, что для разработки профилактических рекомендаций необхо­дима конкретизация криминологических исследований. Так возник­ла Особенная часть криминологии, которая содержит описание особенностей (признаков) отдельных видов и групп преступлений. Криминологическсгя характеристика означает информацию о распространенности рассматриваемой группы преступлений, ее месте среди других групп в структуре преступности, о том, из каких разновидностей уголовных правонарушений скла­дывается данная группа, где, когда, кем и какими способами они совершаются^ у также сведения о типичных признаках личности правонарушителей и особенностях мотивации.
    екоторые авторы вводят в понятие криминологической ха­рактеристики ТЯ1/М_

    ictK^g вопросы предупреждения соответствующих

    преступлений ")тп г

    "'"• оезусловно, кульминация и цель всякого науч­ного исследованы а

    м"оапии преступности, но все-таки не ее характеристика.

    Р оты пс^ Особенной части криминологии складываются

    и3 KP^IMUHOЛOPII^^a^ -. ->

    .,,,,. "^'-Q/cou характеристики и предупреждения раз­личных видов и рт

    " " '-Р^пп преступлении.

    система Оспе-сигЬы„ ""генной части криминологии определяется клас-
    ч^икациеи поесть ~ п "Редусм '^плении. В уголовном праве, как известно, все

    НЫе У*ГПЛГ1РИЫМ Ul-inaur-^t. ^^i.i^^Tn^....^ „„-,,-,,,,,» „„я

    "головным кодексом общественно опасные дея-

    - 37 -

    ния распределены по главам Особенной части с учетом родовых объектов, на которые они посягают. Но при этом в одной главе оказываются самые различные по своим свойствам и устремлениям преступления. Так, среди преступлений против личности значатся j клевета и умышленное убийство; в главе о преступлениях против правосудия - вынесение судьями неправосудного приговора и не­донесение о совершенном преступлении и т.д. Поэтому криминоло­гия не может ограничиваться уголовно-правовой классификацией различных преступлений. Необходима криминологическая группи­ровка (классификация) преступлений. Ощепризнано выделение ор­ганизованной и профессиональной преступности, преступности не­совершеннолетних, женской преступности и т.п. Но нетрудно заме­тить разные основания группировки. Организованная преступность выделяется по устойчивости преступных групп, профессиональная -по криминальности исполнителей, другие - по возрасту и полу

    субъектов.

    В отношении криминологической классификации, построенной

    по способам и иным элементам характеристики отдельных видов и групп преступлений, в литературе нет единства мнений.
    На наш взгляд, наиболее обстоятельной группировкой престу­плений, составленной по криминологической характеристике, мо­жет быть признана следующая.
    1. Ненасильственные, тайные корыстные имущественные
    преступления, совершаемые без использования винов­ными лицами своих служебных полномочий. Это кражи, мошенничество, присвоение находки и др.
    2. Насильственные и открытые корыстные преступления против собственности: грабежи, разбои, вымогатель;

    ство, бандитизм.

    3. Должностные хищения и производственные кражи с ис­пользованием легального доступа к похищаемому иму­ществу.
    4. Умышленные должностные преступления, в том числе и хозяйственные, а также совершаемые при осуществле­нии правосудия, воинские и др. i
    5. Корыстные хозяйственные преступления, не являющие',, ся хищениями, совершаемые без использования служеб]

    - 38-

    ного положения: контрабанда, фальшивомонетничест­во, "наркобизнес" и др.
    6 Агрессивные насильственные посягательства на лич­ность, ее жизнь, здоровье, честь и достоинство.
    7. Насильственные преступления против общественного порядка, общественной безопасносп и и государства.
    8 Умышленные уничтожения и повреждения предметов, составляющих материальную и культурную ценность (вандализм).
    9. Половые преступления.
    10. Умышленные и насильственные преступления против личности.
    11. Умышленные ненасильственные нарушения правил, обеспечивающих правопорядок, общественную безопас­ность и здоровье населения. В эту довольно многочис­ленную группу входят правонарушения, свидетельст­вующие об анархически-нигилистическом отношении их субъектов к законности, правопорядку, к выполнению своих правовых обязанностей: самоуправство, подлоги, самовольный захват земли и самовольное строитель­ство, незаконное хранение и ношение оружия, угон ав­тотранспорта без цели его похищения, уклонение от призыва на действительную службу и др.
    12. Преступления, совершаемые по неосторожности.
    13. Неагрессивные преступления против государства^. При необходимости перечисленные группы могут объединять­ся в более крупные образования, например, агрессивные преступ­ления, о которых шла речь в первой главе, или, наоборот, для кримиь '-логической характеристики извлекается из числа однород­ных правонарушений какой то один вид, представляющий особый интерес, например, кражи индивидуального имущества - наиболее распространенный вид корыстной преступной деятельности.
    Вандализм в предложенной классификации составляет само­стоятельную криминологическую группу, несмотря на свой доволь-

    В научной литературе разрабатываются и иные системы классификаций. См., "^ Л-М. Давыденко. Криминологическая классификация преступлений // Во­просы борьбы с преступностью. Вып. 41. М., 1984. С. 23-30.

    - 39-

    но пестрый состав. Все разновидности преступного разрушительст-Д ва объединяет явно выраженная страсть к уничтожению и повреж-Д дению ценностей, в большинстве случаев явно иррациональная.» Как и иные агрессивные проявления, вандализм - особая разно-Д видность деструктивного, дезадаптивного поведения. Д
    Его криминологическая характеристика затрудняется преждеД всего недостатком информации. Уголовное законодательство отно-Д сится к нему снисходительно. Учет актов вандализма практически? не ведется, а уголовные дела, на которых строится уголовная ста-| тистика, возбуждаются и доводятся до суда очень редко. |
    Поэтому мы в своей попытке дать криминологическую харак-i теристику вандализма, используем не только уголовную статистику, полученную от ГИБ МВД Украины, но и архивные уголовные дела, . опросы, контент-анализ прессы, а также официальные сообщения | из различных ведомств. Сопоставление и взаимное дополнение ;
    этих источников информации может в какой-то мере пролить свет | на распространенность, структуру и способы проявления актов |

    вандализма. '

    i

    2. Уровень, структура и динамика преступности, свя- ^ заннон с умышленным уничтожением и повреждением имущества анные уголовной статистики)

    Сатирики, подарившие миру образ Великого комбинатора Ос-тапа Бендера, уверяли, что статистика знает все. Это было явным преувеличением, вполне извинительным приемом гротеска. Есть еще одно расхожее пессимистическое рассуждение о статистике:
    есть ложь сознательная, просто ложь и статистика. К учету престу-i плений этот пессимизм имеет прямое отношение, поскольку пер-' вичный статистический информативный материал дают люди, кото­рые отвечают за раскрываемость преступлений и которым надо много поработать, чтобы довести до логического завершения каж­дое зарегистрированное сообщение о порубленных в центре горо­да серебристых елях, о разбитых линзах железнодорожного све­тофора и т.п. Проще это сообщение проигнорировать или, в край­нем случае, сочинить по форме убедительное постановление об от­казе в возбуждении уголовного дела.

    -40-

    Здесь приводятся статистические данные о структуре и динамике преступлений, связанных с умышленным уничтожением и повреждени­ем материальных и культурных ценностей, зарегистрированных в Ук­раине за последние пять лет - с 1990 по 1994 год (таблица 1). Среди упомянутых видов преступлений значится и злостное хулиганство (ч.2 и ч 3 ст 206 УК Украины). Сколько из них сопровождались вандализ­мом из статистической сводки определить невозможно. Но и игнори­ровать такой значительный пласт изучаемого множества нельзя - это исказило бы наши представления о распространенности изучаемого явления. Единственным приемлемым выходом из возникшей ситуации может быть учет распространенности злостного хулиганства, связанно­го с погромами, исходя из опыта и опубликованных материалов. Од­нако литературные источники содержат большой разброс показателей - от 4,2 до 20,4%1. Будем считать, что в среднем каждое десятое уго­ловное дело о злостном и особо злостном хулиганстве является актом вандализма. Это соответствует нашему опыту изучения уголовных дел в судах г. Харькова. В результате соответствующей обработки офици­альная статистика вандализма получила такой вид (см. табл.1).
    Среди разрушительства различного рода преобладают престу­пления, которые получили юридическую квалификацию по общим нормам об уничтожении и повреждении чужого имущества, то есть по статьям 89 и 145 УК Украины. В 1994 г. они составили почти 80%. Отмечается ежегодное заметное увеличение абсолютного и относительного значения этих показателей.
    Второе место по распространенности занимает вандализм, ква­лифицируемый как злостное и особо злостное хулиганство: в 1994 г. он представлен 12.5%. Правда, число это предположительное, по­скольку квалификация по ст. 206 УК не содержит информации о том, какая агрессия имела место - против личности или против вещей. На­помним, что мы вандализмом считали каждое десятое уголовное дело о хулиганстве. Статистически заметной стала в 1994 г. незаконная по-рубка леса, удельный вес которой возрос с 1.2% в 1990 г. до 4.1% в
    г. В два с половиной раза увеличилось количество кладбищен­ского вандализма, хотя его удельный вес в структуре рассматриваемой преступности мало изменился. За пятилетие более чем в 10 раз боль-
    Кыдыралиева С.К. Хулиганство. Уголовно-правовые и криминологические во­просы. Фрунзе, 1981. С.ЗО; Кол-в автор|в. Кримыально-правова боротьба з хулиганством. КиТв. 1971. С. 43.

    - 41 -

    ше зарегистрировано повреждений путей сообщения и транспортных средств (ст. 78 УК). Этих весьма опасных преступлений насчитывается 0.8%. Другие правонарушения в структуре представлены сравнительно небольшими величинами, лишенными статистической достоверности.

    Таблица 1

    Виды преступлений


    1990 Г. кол. / %


    1991 г. кол. / %


    1992 г. кол./ %


    1993 Г. кол. / %


    1994 г. кол. / %


    Массовые беспорядки


    2


    3


    ~






    Повреждения путей сообщения


    11/0,2


    8 / 0,2


    56 / 0,7


    107/1,6


    122 / 0,8


    Умышленное унич­тожение и повреж­дениеим-ва (ст.89)


    1394/ 25,5


    1666 / 30,9


    2771 / 35.4


    3943 / 39,2


    5402 / 36,6


    Умыц-ненное уничто­жением повреждение им-ва[ст.145)


    4887 / 37.2


    2038 / 37,8


    2987 / 38,2


    3829 / 37,9


    6397 / 43,3


    Потрава (ст. 159)


    4 / 0,1


    4/0,1


    5 / 0,1


    6/ 0,1


    7/0,1


    Порубка леса (ст.160)


    61/1,2


    113 / 2,1


    209 / 2,7


    250 / 2,5


    611 /4,1


    Глумление над символикой (ст.1872)


    39 / 0,8


    16/ 0,3


    11 / 0,1


    13 / 0,1


    9 / 0,01


    Уничтожение или повреждение им-ва (ст.1895)








    8 / 0,01


    8 / 0,01


    Хулиганство (СТ.2С6)


    1507/ 29,7


    1395/ 25,9


    1611 / 20,6


    1707 / 16,9


    1851 / 12,5


    Жестокое обраще­ние с животными

    (ст.207')










    :


    Уничтожение и по-врежд.ение памят­ников истории и культуры (ст.207)


    21 / 0,4


    13 / 0,2


    17/ 0,2


    17/0,2


    7 / 0,01


    Надру га гельство над могилой (ст.212)


    123/2,4


    101 / 1,9


    113/ 1,4


    163 / 1,6


    307 / 2,И


    Загрязнение водоемов


    18 / 0,3


    29 / 0,5


    36 / 0,5


    34 / 0,3


    37 / 0,3


    Загрязнение моря


    3 / 0,1


    3/0,1


    3 / 0,04


    6 / 0,1


    2/ -^


    Общее количество и динамика по от­ношению к уровню 1990г.


    5070 / 1,4

    100,0


    5391 / 1,3

    106,3


    7818 / ' 1,6

    145,2


    10083 / 1,8

    198,9


    14761 / Л 2,3 1

    291,1 Jl



    Количество всех


    369909 ~


    405516


    480478


    539299


    572147


    преступлении












    в Украине












    инамика к 1990 г.


    100,0


    109,6


    129,9


    146,0


    154,7



    Уровень зарегистрированного вандализма в Украине в 1994 г. определяется числом около 15 тысяч преступлений, составивших 2.3% всей преступности. Это довольно заметное количество, пре­вышающее долю суммы убийств и умышленных тяжких телесных повреждение в структуре преступности.
    Динамика неблагоприятная, опережающая рост общего коли­чества зарегистрированных преступлений: по отношению к уровню 1990 г. вся преступность в 1994 г. выросла в полтора раза, а ван­дализм - почти в три раза.
    Вандализм - одно из проявлений человеческой агрессивности. Между разрушительством и физическим насилием в отношении людей, безусловно, существует тесная взаимосвязь, поскольку у них одни и те же психологические корни. По мере обострения со­циальных противоречий в обществе увеличивается не только коли­чество насильственных преступлений против личности, но и число актов вандализма. С другой стороны, во многих случаях смещение агрессивности на вещи служит своеобразным клапаном для умень­шения агрессивности в отношениях между людьми. Для проверки гипотезы о связях между группами агрессивных преступлений, мы сопоставили динамику умышленных убийств, умышленных тяжких и средней тяжести телесных повреждений, истязаний, изнасилований, с одной стороны и динамику вандализма в Украине, с другой, в те­чение пяти лет - с 1990 до 1994 г.1 Данные приведены в табл. 2.
    В течение трех лет количество зарегистрированных посяга­тельств на жизнь, здоровье, честь и достоинство личности возрос­ло на 16%. Уровень вандализма, отраженный в уголовной стати­стике, за эти годы, поднялся на 98.9%, т.е. его зарегистрирован­ное количество увеличилось почти вдвое. Но пока воздержимся от выводов, учитывая высокую степень латентности преступлений, связанных с умышленными разрушениями материальных и куль-
    не зако статистика "Р^УПНости в Украине с 1972 по 1993 г. опубликована в Бюллете-Киев ^we"ь<'J'ia и '"Р^1'14"™0" практики Украины. nb 2. Преступность в Украине.
    турных ценностей. Значительно менее патентны квалифицирован­ные виды уничтожения и повреждения имущества, совершенные путем поджога, взрыва или иным общеогасным способом. Следо­вательно, динамика преступлений, предусмотренных ч.2 и 3 ст.89 и ч.2 ст. 145 УК, более представительна и по ней можно судить о том, как изменялся уровень вандализма. Как видно из таблицы 2, в 1991 году общее количество преступлений против личности по сравнению с 1990 годом уменьшилось на 0.8%, а число поджогов 1
    и взрывов увеличилось на 13.4%. | Таблица 2
    Группы агрессивных преступлений Умышленные насильст­венные посягательства на жизнь, здоровье, по­ловую свободу / В процентах к 1990 г. Вандализм / В процентах к 1990 г. Поджоги / В процентах к 1990 г
    В 1992 году отмечается увеличение насильственных преступ­лений на 16.6%. примерно также возрастает относительное коли­чество поджогов (взрывов).
    В следующем 1993 году, уровень насильственных посягательств

    на личность остался почти прежнем (+ 1.2%), а число поджогов и иных особо опасных актов вандализма возросло на 26.4%.

    1994 г. - рост криминального насилия на 9.4% по сравнению с предшествующим годом. Количество актов вандализма возросло на 3678, т.е. на 36.5%. поджогов стало больше на 52.1%.

    Таким образом, имеются основания утверждать, что между. всеми видами криминальной агрессии существует тесная взаимо­связь, поскольку они обусловлены одними и теми же факторами. Опережающий рост вандализма по сравнению с динамикой насиль-ств, .^ных преступлений против личности может быть истолкован как смещение агрессии на имущество и иные материальные и ду-1

    ховные ценности. 1


    3. География вандализма

    Географией преступности считается ее распространение В пространстве. Параметры преступности в различных регионах страны далеко не одинаковы. На уровень и структуру региональной поеступности влияют местные криминогенные и антикриминогенные сЬакторы, традиции, географическое положение, стабильность или миграция населения, состояние экономики и многое другое. Что касается географии вандализма, то она в значительной степени за­висит от социально-политической обстановки и уровня преступно­сти в регионах. Наиболее корректным способом сравнения уровня всей преступности и отдельных видов преступлений был бы расчет соответствующих коэффициентов с учетом количества населения. Но для этого необходимы сведения о населении всех областей Ук­раины в исследуемое время. Такими данными мы не располагаем. Но есть и другой путь.
    Практика свидетельствует о том, что реальные соотношения между различными видами преступлений в общем статистическом массиве преступности очень устойчивы. И если в каком-то регионе удельный вес определенной группы однородных преступлений вы­ше или ниже среднего, то это может служить показателем его гео­графии. В таблице 3 приводятся приводятся соответствующие дан­ные по Крыму и десяти областям из разных географических зон Украины на 1994 г.

    Таблица 3



    Регионы


    Кол-во всех преступлений


    В том числе тяжкие


    %%


    Вандализм


    % %


    Автономная республика Крым


    30818


    15794


    51,2


    896


    2,9


    Винницкая область


    13557


    5386


    39,7


    258


    1,9


    Донецкая область


    59382


    25686


    43,2


    1869


    3,1


    аакарпатская область


    6060


    2642


    43,6


    190


    3,1


    Запорожская область


    29529


    13218


    44,8


    438


    1,5


    иевская область


    15630


    6497


    41,5


    330


    2,1


    Львовская область


    22843


    9217


    40,3


    719


    3,1


    Одесская область


    31612


    14680


    46,4


    410


    1,3




    Сумская область


    12951


    5234


    40,4


    264


    2,0


    Харьковская область


    43913


    25212


    59,6


    1220


    2,7


    Черниговская область


    10877


    4343


    39,9


    199


    1,8


    В Украине (1994г.)


    572147


    258255


    45,1


    14761


    2,6



    Итак, разрушительные посягательства, рассматриваемые нами как акты вандализма, занимают в структуре преступности в Украи­не за 1994 г. 2.6%. Значительно выше удельный вес их в Донец­кой, Львовской, Закарпатской областях (3.1%), а также в Авто­номной республике Крым (2.9%).
    Повышенный процент рассматриваемых преступлений в До­нецкой области и в Крыму отражает, во-первых, неблагополучную криминогенную обстановку в этих регионах, о чем, в частности, отмечалось на одном из заседаний Координационного комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью в ноябре 1995 г. Львовская область относится к регионам, где уровень пре­ступности несколько ниже. Но в этой области сильны национально-патриотические и антикоммунистические настроения, обусловившие относительную распространенность идеологического вандализма. Здесь в 1994 г. зарегистрировано 13 погромов мест захоронений воинов Советской Армии, погибших в Великой Отечественной вой­не. По этому позорному показателю Львовщина уступает только

    Крыму и Харьковской области.

    В такой же степени, если не в большей, дает о себе знать по­литическое противостояние различных групп населения в Донецкой области. Здесь отмечается высокий уровень идеологического ван­дализма противоположной направленности: разрушаются памятни­ки и мемориалы жертвам сталинских репрессий, голодомора 1932-1933 гг., акции вандализма на еврейских кладбищах и т.п.
    Закарпатская область - одна из спокойных. Индекс (коэффициент) преступности здесь в 1993 г. был самый низкий в Украине - 395 на 100 тыс. населения при среднем по Украине 885. Но в этой области в 1994 г. оказалось много уголовных дел о не­законной порубке леса и некоторых других разрушений преимуще­ственно корыстной направленности. При низком уровне преступно-J

    -46-

    в области это обусловило повышенный процент вандализма1. к лее благополучные показатели на этот счет зафиксированы в Одесской, Запорожской, Черниговской и Винницкой областях, что по-видимому является свидетельством относительной политической стабильности в этих регионах.

    4. Структурные показатели вандализма по материалам прессы и архивных уголовных дел

    Несколько иначе выглядит структура рассматриваемой пре­ступности, составленная из данных, извлеченных из газетных пуб­ликаций украинских газет и архивных уголовных дел. Изучены де­ла, которые содержали сведения об актах вандализма, независимо от их юридической квалификации, рассмотренные судами г.Харькова в 1992-1993 годах. Всего - 70 дел и 130 публикаций об актах вандализма, имевших место в различных областях Украины. В публикациях сообщалось о надругательствах над могилами -14%, о разрушениях памятников культуры - 13%. В трех сообще­ниях речь шла о жестоком обращении с животными, в 12 - о по­вреждении путей сообщения и транспортных средств, в остальных -о различного рода уничтожениях и повреждениях имущества. В ма­териалах уголовных дел больше половины актов вандализма ква­лифицированы как хулиганство. Суммированные результаты анали­за информации, полученной из двух источников, излагаются в таблице 4.
    Следует отметить, что несмотря на сравнительно небольшой объем наблюдений и разные источники информации, распределе­ние мест в структуре вандализма в нашей выборке в целом соот­ветствует статистической. На первом месте - уничтожение и повре­ждение имущества, квалифицируемые по ст. 89 и 145 УК. Но в уголовной статистике Украины они составляют 80%, а в архивных уголовных делах, сообщениях газет - наполовину меньше, - 39%. В выборке оказалось больше дел о злостном хулиганстве (29.0, а в
    1 В 1995 г. уровень преступности в Закарпатской области поднялся на 26%, что значительно превышает рост преступности в Украине, который в том же году составил "HZ.2%. Объяснить столь значительный рост преступности в этой и некоторых других областях (Ивано-франковской, Полтавской, Хмельницкой) можно, как нам кажется, сравнивая его с распространением жидкости в сообщающихся сосудах: уровни регио­нальной преступности постепенно подходят к одной отметка.

    -47-

    статистике - 12.:%. Но по месту, занимаемому в структуре, они следуют за уничтожением и повреждением имущества, предусмот­ренными статьями 89 и 145 УК, как в статистике. Впрочем, в уго­ловной статистике 1990 г. хулиганство составило 29.7%, в 1991 г. -25.9%. В сообщениях газет оказалось много фактов особо цинич­ного вандализма - надругательств над могилами и разрушений па­мятников истории и культуры. Это вполне объясняется особенно­стями источника информации: журналисты предпочитают писать о

    сенсациях.

    -48-

    Таблица 4

    \^^paвoюwшwv\w


    Информационный источник


    Количество


    % %


    "^^ищен^ ^да^31^

    ^гую/—————————


    Пресса


    28


    14,0


    ^"^ожение0 и ^^шенме , "э^ников ^OV\ЛV\ и культуры (ст.2.1у у^)


    Пресса


    26


    13,0


    "Пов^д^и^я путей сообщения и тра^р.и^х средств (ст.78 УК)


    Пресса


    12


    6,0


    "Унижение? и повреждение государствен^0™' коллективного и ин^видуа^'3"01'0 имущества (ст.Й 145 У^)


    Пресса - 56 Уг. дела - 22


    78


    39,0


    Злооное wrfW^w^00


    Уг. дела, пресса


    58


    29,0


    Жесткое об^РЗЩв"1'16 с животными 1 (ст.2071)


    Уг. дела - 1 Пресса - 3


    4


    2,0


    Порока зелейных насаждений


    Уг. дела - 1 Пресса - 3


    4


    2,0


    Порука лесаа (ст. 160 УК)


    Пресса


    10


    5,0



    Примечание: сумма процентов превышает 100, так как в не-котаых материалах одно и тоже деяние квалифицировалось по нескольким статьям УК, например, 145 и 206.

    5. Лятентпность вандализма

    S кримиинологии существует понятие латентной преступно-с/то,то естьь неизвестной, не зарегистрированной надлежащим об-разо< и не отраженной в уголовной статистике. Различаются ла-тентьые преступления скрытые, то есть никому кроме исполнителя и его соучаостников неизвестные, и скрываемые, когда о преступ­лена знаютгт потерпевшие, свидетели, должностные лица, обязан­ные «эобщап-ь в органы уголовной юстиции о случившемся и, нако­нец, ами ра&ботники этих органов, но в силу различных соображе­нии з а инфоор^дц^д ^g регистрируется и преступление не попадает в статистическую отчетность.

    латентной преступности огромны, и пока еще никто he мо^кет ск

    '.азать, каковы они. Ее иногда сравнивают с подводной частьР аисб^_ г-

    , 'ерга. сравнение неточное: ледяная гора прячет под во­дой '/ СЙь /

    ^ воего объема, а преступность - во много раз больше. Оптимисты & л/с

    ^ -читают, что 4/5 всех преступлении не регистрируются,

    К'

    -49-

    пессимисты склоняются к мнению, что регистрируются не больше^ 1/300 общего числа нарушений уголовного закона. На наш взгляд| бесперспективно пытаться определить латентность всех преступле| ний - они очень разные и их "темная цифра" не одинакова. Тяжкие посягательства на личность и ее имущество - умышленное убийст­во, тяжкое телесное повреждение, разбойные нападения, квартир­ные кражи и т.п. регистрируются значительно чаще, чем, скажем, •ч экономические преступления типа получения взятки, уклонения от уплаты налогов и другие, которые по своему характеру являклся скрытыми и сами о себе не заявляют. Уровень их латентности при­ближается к 100 %, т.е. к фактической безнаказанности.

    Умышленные действия, направленные на уничтожение и по­вреждение культурных и материальных ценностей относятся к ка­тегории высоколантентных видов преступлений не потому, что они не оставляют следов, подобно взяточничеству или обману покупа­телей, а в силу традиционно снисходительного отношения к такого рода "шкодничеству". Ну, конечно, поджоги и взрывы, особенно если они привели к гибели людей или к иным тяжким последстви­ям, как правило, регистрируются, но и в этих случаях уголовные дела нередко возбуждаются по другим статьям или прекращаются по различным основаниям, когда не удается их раскрыть. К дру­гим, не столь громким делам, отношение органов внутренних дел и прокуратуры, да и самих потерпевших, совсем иное. Так уж пове­лось: воровство всегда считалось большим грехом, чём разруши-тельство. Среди Божьих заповедей, провозглашенных Моисеем, были "не укради", "не прелюбодействуй", "не лжесвидетельствуй", но не было "не повреди". И хотя всегда, во все прошедшие тыся­челетия, человечество значительно больше несло потерь от огня И меча, чем от краж, реакция закона на корыстные посягательства была несравненно более жесткой. И ныне действующее законода­тельство придерживается той же позиции. Между уголовно нака­зуемым вандализмом и административным правонарушением не существует четких разграничений. А это приводит к тому, что большинство сообщений вообще никем не регистрируются или они передаются на рассмотрение административных комиссий наряду с материалами о нарушении правил содержания собак и т.п. В отли' чие от многих зарубежных стран, где ведется особый учет ванда' лизма, независимо от того, какая ответственность последует за то1

    -50-

    иной факт разрушительства, уголовная или административная, В Украине такого учета никогда не было и нет.
    Чтобы получить общее представление о размерах скрытого вандализма, мы опросили с помощью анкет две группы практиче-
    работников. Первую составили харьковские участковые ин­спекторы, инспекторы по делам несовершеннолетних, оперуполно­моченные уголовного розыска, следователи, а также восемь по­мощников прокуроров по делам несовершеннолетних. Всего -134 человека.
    Вторая группа состояла из 100 слушателей факультета заоч­ного обучения Университета внутренних дел, работающих в тех же должностях в органах внутренних дел различных областей Украи­ны и Автономной Республики Крым.
    С помощью анонимных анкет опрашиваемых попросили вспомнить,приходилось ли им в процессе своей работы заниматься материалами об уничтожении и повреждении имущества и духов­ных ценностей. И7 респондентов первой, харьковской группы, оп­рос которой проводился в 1994 г.. ответили утвердительно и затем назвали содержание этих материалов:
    - 98 случаев повреждения лифтов и иного оборудования жи­лого фонда; - 33 случая порубки елей и других зеленых насаждений;

    46 повреждений трамваев, троллейбусов и иного городского транспорта; - 40 актов вандализма в электоропоездах, метро­политене и иных объектах железнодорожного транспорта; - 10 поджогов различных строений, автомобилей и другого имуще­ства; - 8 взрывов тех же объектов. Всего -235. На вопрос о реагировании на указанные материалы наши рес­понденты сообщили о возбуждении 53 уголовных дел, т.е. пример­но по одному из пяти известных материалов. 65 виновников или их родители привлечены к административной ответственности.

    оторая группа работников милиции, работающих в других об-астях Украины, также хорошо осведомлена о вандализме, осо-внно распространненном среди несовершеннолетних. 94 из 100, опрошенных в августе 1995 г., сообщили о тех же правонарушени­ях и почти в такой же пропорции:

    повреждение имущества ЖЭУ (жилищно-эксплуатационное Управление) - 55 (56.7%);

    - 51 -

    вандализм на железнодорожном транспорте - 11 (11, -in/. /0);

    посягательства на имущество телефонной сети -22 (2э ^д,

    уничтожение имущества частных лиц-9 (9.3%); 1'

    - поджоги 27 (28.7%). Респонденты первой группы не сообщали о поврежденЩВ лефонной сети. Речь идет о таксофонах, повреждения кот^,, Харькове стало настолько обыденным явлением, что милиция

    давно не занимается.

    Наши респонденты считают, что вероятность какой-л^ц

    ветственности (уголовной, административной, материально^ умышленное уничтожение (повреждение) имущества не превышает 10% (около половины опрошенных), а каждый пятый думает, что' риск ответственности в этих случаях не больше 1%. Оптимистов которые указали на 50% риска, было всего 5%. Остальное воз­держались от ответов.
    Дальнейшее исследование проблемы латентности вандализма и вероятности ответственности за разрушение материальных и культурных ценностей подтверждает, к сожалению, самые песси­мистические на этот счет суждения.
    Отвечая на наш запрос, первый заместитель начальника Госу­дарственного предприятия "Южная железная дорога" в октябре 1995 г. пишет, что на протяжении 1993-1995 годов "в результате повреждений транспортных средств, средств связи, уничтожения имущества ЮЖД, хищений грузов, совершенных в результате про­тивоправных деяний из хулиганских побуждений, а также актов вандализма прямой убыток дороге от хищений перевозимых грузов (в млн. крб.): 1993г. - 142, 1994г. - 5873, за 8 месяцев 1995г.-14025. Ущерб пассажирскому хозяйству (в млн. крб.): 1993г. - •"' 1994г. - 1950, за 8 месяцев 1995г. - 5950. В хозяйстве сигнализа­ции и связи за указанный период произошло 1866 случаев 8" и порчи устройств СЦБ и связи, ущерб от которых состав*^

    млн. крб.".

    и<б

    Итак, только прямой ущерб от вандализма на одной и3

    /-ЛЧ \

    лезных дорог Украины за два года и 8 месяцев составил

    -" ^

    индексации в связи с инфляцией 60 млрд. 58 млн. крб., в /foM

    уХ

    ле 3 млрд. 881 млн. - от повреждений семафоров и дрУ"'", „ нальных устройств связи, непосредственно обеспечивают^ пасность движения.

    - 52-

    Говершенно разрушены пригородные электропоезда. В статье сторожно - двери не закрываются: их украли", опубликованной в

    g "Вечерний Харьков" 20 декабря 1994 г., сообщается о бед-твенном состоянии вагонов, не пригодных к эксплуатации.

    Обратимся теперь к уголовной статистике. В Харьковской об­ласти на территории которой расположены шесть крупнейших уз­ловых станций из десяти на Южной железной дороге лишь одно уголовное дело по ст. 78, в Сумской - ни одного. Нет данных по Полтавской области, где расположены две не самые крупные узло­вые железнодорожные станции ЮЖД Полтава и Кременчуг.
    Впечатляющие данные содержатся в документе, озаглавлен­ном "Анализ состояния правонарушения по фактам разоборудова-ния средств СЦБ, связи и ЭНГЧ за 8 мес. 1995 г. в сравнении с 8 месяцами 1994 г.". В 1995 г. зарегистрировано 365 случаев повре­ждений средств сигнализации и связи на железной дороге, что на 26.7% больше чем в том же периоде 1994 г. Судя по справке, рас-крываемости этих опасных актов вандализма довольно высокая: в 1994 г. 26.%, в 1995 г. 29.6%. Выявлено 132 виновника, не дос­тигших совершеннолетия и 29 взрослых. В 1994 г. - соответственно 143 и 20. Несовершеннолетние, как правило, действовали группами (80.4% в 1994 г. и 76.5% - в 1995 г.). В двух-трех случаях несо­вершеннолетние совершали преступления со взрослыми. В этом документе, поступившем из транспортной милиции на ЮЖД, сооб­щается, что в 1994 г. возбуждено 20 уголовных дел, а в 1995 г. -75. Привлечено к уголовной ответственности в 1994 г. 4 чел., к ад­министративной - 96 чел. В 1995 г. - соответственно 20 и 86. При этом по ст. Харьков-Пасс., Основа и других, расположенных на территории Харьковской области, за 8 месяцев возбуждено 16 уго­ловных дел, но как выше отмечалось, согласно статистической сводке ГИБ МВД Украины, за все годы, начиная с 1990-го, по

    арьковской области значится лишь одно уголовное дело по ст. 78 ^ Украины.

    Нельзя не обратить внимание также на несопоставимость раз-вров материального ущерба с количеством зарегистрированных Щении о хищениях и порче устройств сигнализации, энергетики "и. Железная дорога насчитывала за два года и 8 месяцев, ^в- за 32 месяца - (1993-1995 гды) 1866 правонарушений, ущерб от которых был равен 3881 млн.крб. Аналитик из УМВД на транспор-

    -53-

    те учел 653 зарегистрированные "разоборудований", причини^ материальный ущерб в сумме 3 млрд. крб., в течение 16 ме^^ (8 месяцев 1994 г. и 8 месяцев 1995 г.). Получается, что в те'.,^^ самых неблагоприятных в кримцналогическом отношении 16 ^ие цев 1994-1995 гг. совершена ли^ь треть общего числа право ся' шений, но ущерб от них почти срйЕ"^^ с убытками, которь,^ несла железная дорога в течение всех 32 месяцев. Такое Мс^ роятно. Скорее всего, значительное число правонарушений в ^ нах МВД не были зарегистрированы, а бухгалтерия ЮЖД уп

    учла. Лу В 1994 г. возмещено лиииу 0.2% убытков от вандализв|
    1995 г. - 7.9%. Jj
    Как явствует из аналитической справки, по сообщение д вандализме и связанным с ни-i хищениям в возбуждении уголов-ных дел отказано: в 1994 г. - 257 отказов, в 1995 г. - 273. К^дц^ день сочиняются постановление об отказе в возбуждении уголов­ных дел. Нам трудно судить, насколько они законны - это прерога­тива транспортной прокуратур Ь|, куда направляются копии поста­новлений. Но должны признаться, что некоторые из них представ­ляются нам не совсем убедите.дрными. Так, в постановлении, дати­рованном 24 июня 1994 г. оперуполномоченный ОУР ЛОВД ст. Ос­нова установил, что неизвестные лица на стрелке 17 отрезали дроссельные перемычки, чем причинили материальный ущерб в сумме около 55 тыс. крб., но, учитывая малозначительность мате­риального ущерба и то, что сб'о^ движения поездов на ст. Новожа-ново не было, а это, по мнени к? оперуполномоченного, "искл уголовную ответственность по с т. 78 УК , со ссылкой на п.< УК и п.2 ст. 6 УПК Украины, в возбуждении уголовного дел;
    лу малозначительности содеянного отказал. Начальник ЛОЕ
    становление утвердил. %Н'"
    Аналогичное постановлен ц<е' со ссылками на те же стати"33' конов подписал другой оперушсзлномоченный ОУР того же !\ow ст. Основа, хотя речь шла уж не о дроссельных перемыч^ на стрелке, а о повреждении наружных линз двух светофоров на с, Залютино. Аргумент тот же "«с^оя в движении поездов не Ь^0' Такое же решение и в тех ж выражениях принято работг^ милиции на ст. Изюм, где бы-л^ разбита и разукомплектовав мафорная установка и причинен! ущерб на 98 тыс. крб. Ни в ?дн

    ^ 54

    пру постановлений не упоминалась опасность аварии или иного пушения нормальной работы транспорта и связи. А ведь ст. 78 vK предусматривает не только наступление этого последствия,

    цо и возможность его.

    Управление Восточно-Украинской транспортной прокуратуры, которое осуществляет прокурорский надзор р системе ЮЖД, ана­лизируя положение дел по борьбе с вандализмом в первом полу­годии 1994 г., отмечает резкое увеличение потока сообщений об уничтожении и повреждении средств сигнализации и связи: 272 против 192, поступивших за тот же период 1993 г. Но, говорится в обзоре, далеко не все сообщения регистрируются в транспортной милиции: из 399 поступивших зарегистрированы 272. Прокуратура считает, что раскрыто не 26-29%, как сообщается в аналитической справке, а 6.6% преступлений. Некоторые постановления об отказе в возбуждении уголовных дел составлены по надуманным основа­ниям.
    Такова реальность. Она свидетельствует, что латентность пре­ступлений, предусмотренных ст. 78 УК Украины, вряд ли меньше 90 %. В уголовную статистику попадают лишь самые дерзкие, при­чинившие вредные последствия разрушения или при наличии ""подходящих" злоумышленников. Но вот "подходящие" встречают­ся редко, поскольку шалят на железной дороге главным образом подростки, проживающие вблизи, дети железнодорожников... Ла­тентность носит преимущественно искуственный характер: послед­ствия известны, но из различных соображений должностные лица не заинтересованы в возбуждении уголовных дел.
    Среди объектов городского хозяйства наиболее уязвимыми Для современных вандалов оказались уличные телефоны-автоматы. директор Харьковской телефонной сети в письме от 22 сентября
    ^ г. лаконично сообщил, что повреждениями таксофонов пред-риятию нанесен прямой ущерб (то есть не считая упущенной вы-flbi - таксофоны в городе давно уже бесплатные) в млн.крб.: в 93 г- ^.5, в 1994 г. - 780, за 8 мес. 1995 года - 1651.9. О коли-тве поврежденных аппаратов, к сожалению, в письме не сказа-^ i не стали беспокоить связистов просьбами о дополнитель-
    Формации: в огромном городе исправные таксофоны можно р. ь -^шь в центре, в метрополитене и в учреждениях, кото-°чь закрываются. В иных местах вновь устанавливаемые

    -55-

    телефонные трубки исчезают буквально на другой день. Исчезают даже телефонные будки: умельцы используют их на дачных участ­ках для туалетов и душевых. Связисты стали монтировать в осиро­тевшие аппараты розетки для подключения переносных трубок. Возмущенные таким "коварством", вандалы стали крушить и бес­трубочные таксофоны. Это уже страсть к разрушительству без вся­кой примеси. Более того, бескорыстие убежденных противников прогресса приближается к самопожертвованию, ибо у них тоже иногда возникает острая потребность в телекоммуникации. Но эту проблему современные дикари со средним и высшим техническим образованием решают для себя (и для заказчиков за приличные гонорары) посредством нелегального подключения к какому-нибудь абоненту. Очень не просто потом избавиться от паралель-

    ного телефона.

    Аналогичная ситуация с телефонной связью и в других укра­инских городах. Газета "Голос Украины" от 20 июля 1995 г. в за­метке "Не псуйте зв'язок" сообщает, что в Ужгороде почти полно­стью уничтожена сеть городских телефонов-автоматов. Для их вос­становления мэрия выделяет из бюджета города 1.4 млрд. крб.
    Уголовных дел о злостном и систематическом разрушении, таксофонов увидеть не удалось. А ведь это не только миллиард-;
    ные убытки, но и не поддающиеся денежной оценке вредные соци­альные последствия: смерти, которые можно было бы предотвра­тить, не потушенные во время пожары, не задержанные милицией) преступники и пр. В Донецкой области зарегистрировано несколь­ко смертей от инфаркта, случившегося из-за того, что в решающую минуту не нашлось действующего телефона-автомата чтобы вы­звать врача. В г. Мариуполе похищено около двух килограммов действовавшего подземного телефонного кабеля. "И никто не хо­чет с этим позорным явлением бороться: ни органы правопорядка ни общественность. Не припоминаю ни одного привлечения "телефонных дел мастера к ответственности", - говорит начальник таксофонного участка Мариупольского узла связи1.
    Латентность этого вида преступной деятельности можно счи­тать приближающейся к 100 %.

    ' Доценко Ю. Втрачаемо зв'язок з мораллю... // Голос Укра1ни. - 1993, 3 V\

    ресня.

    56-


    iip легче живется в городах декоративным деревьям, особен-войным. Правда, массовые преступные порубки елей и сосен исходят раз в году, в декабре, а таксофоны крушат круглый


    Но с другой стороны, связисты не сдаются и упрямо делают ые телефонные трубки, а ели растут десятилетиями. Результат пимерно одинаков: на улицах и площадях г. Харькова почти не талось хвойных деревьев с несрезанными верхушками. Безвер-уушечные ели вдоль широких проспектов Салтовского жилого мас­сива - это страшно..
    А вот официальное сообщение специализированного предпри­ятия "Харьковзеленстрой" :в 1993 г. самовольно срублено 312 де­коративных деревьев, из них 222 - хвойные; в 1994 г. - 115 лист­венных и 370 - хвойных; первая половина 1995 г. - 29 хвойных.
    Не оставляют своим вниманием вандалы и другие объекты "Харьковзеленстроя". Список разрушений и хищений удручающе однообразен в каждом городском районе. Процитируем некоторые места справки.
    Дзержинский район, 1994 г. Похищено: урн для сбора мусора - 15 шт., скамеек - 18 шт., цветочных ваз -14 шт., подсобное по­мещение в лугопарке (блоккомната) - 1 шт. Самовольно порублено деревьев - 53 шт. Похищено роз - 1000 шт. Уничтожено газонов -1.6 га. Самовольная порубка елей - 26 шт.
    Червонозаводский район, 1994 г. Снято гранитной плиты с фонтана - 60 кв.м. Уничтожено скамеек - 75 шт. Похищено цветоч­ных ваз - 23 шт. Снято тротуарной плитки - 27 кв.м. И так по всем районам города.
    Среди архивных уголовных дел, рассмотренных судами г. Харькова в 1992-1993 гг., не оказалось ни одного, возбужденного в связи с бесчинствами в отношении к зеленому убранству област­ного центра. Но в 1992 г. и первой половине 1993 г., когда была зафиксирирована незаконная порубка 548 деревьев, 28 порубщи-
    в по 19 раскрытым случаям понесли административную ответст­венность.

    есколько строже реагирует власть на погромы объектов жи-о-коммунального хозяйства. Большинство изученных уголов-Дел о злостном хулиганстве было возбуждено в связи с таки-громами. При значительном ущербе, поджогах или взрывах меняются также ст. 89 и 145 УК Украины. Но сопоставление

    -57-

    этих материалов с сообщением, полученным от Управления жЛ --..„„в" ппгийли лргатк ^т-> i

    - ' - <- десять шалунов погиоли, десять стали инвалидами1. Конечно

    лищно-коммунального хозяйства Харьковской области, свидетедЯ ^вские масштабы иные, но с учетом стремительного роста по' ствует о разгуле вандализма и в этой инфраструктуре. удовдетвЯ ^ жилищно-коммунального хозяйства от рас тас кивания и порчи ряющей жизненно важные потребности людей. д^^го оборудования и нашего отношением к этим явлениям мы
    В письме заместителя начальника Облжилкоммунуправдения- „„ похоже, догоним... от 13 октября 1995 г. сообщается о размерах ущерба, понесенного, ' в столице Украины, как сообщает пресса, получил распоо хозяйством на потяжении 1993-1995 (8 месяцев) годов от поврежу ' Р Р -дений и похищений материально-технического имущества, i
    1. Разграблено лифтового оборудования - 10568 млн.крб. |
    2. Воровство электросчетчиков, двигателей систем пожарот
    Всего: 13720 млн.крб.
    В изученных нами уголовных делах и уголовной статистике по Харьковской области отсутствуют данные, которые позволили бы судить о мере латентности криминального вандализма в домах.
    Статистика свидетельствует о посягательствах на могилы и клад- ^^ьное оружие, самодельные взрывные устройства и били оконные бища. В 1994 г. их количество достигло 39, что вероятно, соответ- сгекла- Не попали " уголовную статистику захват сторонниками секты ствует сообщению Облжилкоммунуправления. Другие виды ванда- 5елое братство" собора Святой Софии и похороны патриарха Вла-лизма, квалифицируемые по статьям 89, 145 и 206 УК Украины, не Димира в июне 1995 г. у стен того же собора. содержат расшифровки предметов посягательств. в современном мире ширится особая разновидность массовых
    Следует отметить, что рост жилищно-коммунального ванда- беспорядков, связанных с многочисленными разрушениями, ране-лизма в последние годы в какой-то мере обусловлен отсутствием! ^ями и гибелью людей - бесчинства спортивных болельщиков на торговой сети электро- и сантехнических товаров. Строители жа- стадионах и вне их до и после футбольных матчей. Орущие толпы дуются на массовые похищения уже установленных в строящиха Футбольных фанатиков, разбитые стекла автобусов и опрокинутые домах электрических и газовых приборов, осветительной аппарату автомобили, погромы поездов, раненые и задержанные все это ры, столярки. В журнале "Городское хозяйство Москвы" автор ст. реальность не только дальнего зарубежья. Опустевшие стадионы тьи с красноречивым заголовком "Юные разрушители - наша беда стали заполнять не прежние знатоки и ценители самой популярной приводит пример: только что сданный в эксплуатацию дом за одн) спортивной игры а ишушир пп„пл. популярной ночь разгромили сами же новоселы: разобрали и унесли павильо. хулиганствующие nar2 Т ^^иональнои встряски . для остановки транспорта, таксофоны, детские городки и спортив символами референт" ртивнь1е командь1 становя^ ^ "^ ные площадки, осветительные приборы в подъездах и пр. Приво вания - формой вь социальнь1х '"Р^"- а ""Равные соревно-дятся цифры: в Москве на устранение вандализма расходуется 6о 'яснения отношении с другими молодежными

    лее 18 млрд.руб. в год (по ценам 1989 г.). За эти деньги моЖН'~——---———.————_____

    было ПОСТРОИТЬ НеСКОЛЬКО МНОГОЭТаЖНЫХ ДОМОВ. За последние ^,990. N^'"^- юнь1е Разрушители - наша беда//Городское хозяйство Москвы.

    года выведено из строя 428 лифтов, из них 147 сожжены, при это*

    аниця о. Мисливц) за лшильниками // Крикпнальний огляд. 1995. № 24.

    -58- - 59-

    группировками. Агрессивное поведение на стадионах становито как бы ритуальным. Приведем не претендующую на полноту хрц нологию крупнейших околоспортивных беспорядков на стадиона»

    мира.

    1969 г. - драка на стадионе во время футбольного матча ме, ду сборными командами Сальвадора и Гундараса превратилась i "первую футбольную войну" между этими южноамериканским!

    странами.

    1972 г.- многочисленные драки на стадионах Англии.
    1985 г. - финальный матч за кубок европейских чемпионов к брюссельском стадионе: 39 убитых, 500 раненных.
    1988 г. - массовые беспорядки на стадионе "Уэмбли" в Лон­доне, 20 человек ранено, 200 задержаны полицией.
    1996 г. - более 90 чел. погибли в Сальвадоре на матче местнси сборной со сборной Колумбии.
    Сообщение газеты "Вечерний Харьков": массовые беспорядки к стадионе в Варшаве, избиение игроков, уничтожение скамеек, разе бран металлический забор, разбиты рекламные щиты, повреждены ai томобили1. Если же не считать взрыва, от которого погиб президек футбольного клуба "Шахтер" во время футбольного матча на стадис не в Донецке в 1995 г., то массовых бесчинств на стадионах Украиш пока еще не было. Подводя итог анализу имеющимся в нашем распс ряжении материалов, приходим к следующим выводам:
    1. Латентность вандализма в Украине чрезвычайно высока и целом превышает 90 %. Более точное определение уровн латентности на данном этапе невозможно ввиду отсутстви надлежащего учета происшествий такого рода и четки разграничений между уголовным и административно нак< зуемым вандализмом.
    2. Уровень латентности различных видов вандализма нео/Г наков. Самый высокий процент неучтенных преступлен» отмечается в бытовом и эпатажном вандализме. Чаще И гистрируются случаи криминального, террористического] идеологического вандализма, вызывающие, как правИД значительный общественный резонанс.

    1 Шастеров В. Побоище в ценре Варшавы // Вечерний Харьков. 1995. 17 июня<

    -60

    подставляет интерес сравнение наших выводов с зарубеж-источниками. Япония относится к числу стран с невысоким преступности. Ее уголовная статистика учитывает ванда-изм как разновидность преступлений. Подсчитано, что в 70-х го-ах "темная цифра" неучтенных актов вандализма в 25.4 раза пре­да число зарегистрированных. Если это соотношение перевес­ти в проценты, то окажется, что примерно 96 % фактических пре­ступлений такого рода в уголовную статистику не попали. Это не считая поджогов; поджоги в этой стране учитываются особо1.

    6. Способы уничтожений и повреждений ценностей

    Материальные и духовные ценности создаются человеческим трудом. Каждая вещь как бы продолжает жизнь своего творца и несет на себе печать его индивидуальности. Способы создания ве­щей разнообразны в такой же мере, в какой не похожи друг на друга их создатели. Но "ломать - не строить". Способы разруше­ний и порчи за время человеческой истории мало изменились, если не считать, конечно, вандализма во время военных действий. На этом поприще наука достигла в буквальном смысле ошеломляющих успехов - люди получили возможность в несколько часов уничто­жать на земле все живое и рукотворное с помощью термоядерного оружия, химических отравляющих веществ и многого другого.
    Но в области, так сказать, "мирного вандализма" его немно­гочисленные способы остаются традиционными и используются многие десятилетия. Их выбор зависит от личности вандала, от ха­рактера объекта и разновидности шкодничества, определяемой его мотивацией.
    Напомним читателю, что мы различаем шесть видов ванда­лизма: 1) бытовой; 2) эпатажный; 3) "криминальный", 4) идеологи­ческий; 5) террористический, 6) государственно-чиновнический.
    оытовой вандализм возникает на почве конфликтных отно­шении между людьми в сфере быта, но не только в быту, но и в ых конфликтных ситуациях. Совершается в состоянии опьянения сто сопряжен с насилием. В качестве примера можно сослать-дело 1/183, рассмотренное судом Октябрьского района г.

    АВрЬКОВа R 1QQ1 _ in - г-

    ° ° laal г. JU-летнии Б. в нетрезвом состоянии пришел в

    ЭДа К. Преступность и криминология в современной Японии. М., 1989. С. 74. -61-

    общежитие к своей знакомой К., приревновал ее и в конфликтно ситуации избил. Учинил в комнате погром: разбил телевизор, п' ломал мебель и т.д. Привлечен к уголовной ответственности и ос) жден за злостное хулиганство. Среди изученных уголовных дел*! рассмотренных по ст. 206 УК, более половины - бытовой ванда­лизм.
    Эпатажный вандализм ориентируется прежде всего на про­изводимый эффект. Для правонарушителя в данном случае главное! - не реальный ущерб, а реакция окружающих, их шокирование ци­ничным глумлением над общепринятыми нормами морали и прили-| чия, поруганием святынь. Для достижения такой цели широко ис-' пользуются краски, смола, нефтепродукты для загрязнения памят­ников, для различного рода надписей и рисунков. Среди изученных нами 200 информации 16, т.е. 8%, указали на такие способы ван­дализма. Наряду с "художествами", используются и сообщения ти­па "Здесь был Вася", вырезанное в коре какого-то реликтового дерева или выбитые на памятнике известному политическому дея­телю.

    Механические разрушения надгробий, кладбищенских оград,

    мраморных плит, памятников и произведений искусства - самый простой, доступный и наиболее распространенный способ бездуг™ ного надругательства. Применяются ломы, молотки, и другие по, ходящие для этого предметы. Иногда вандалы используют и о временную технику, как это сделали механизаторы для расправы с не понравившейся им скифской каменной бабой в Валковском

    районе Харьковской области.

    Механическое воздействие на объекты распространено не только в эпатажном, но и в других типах вандализма, в частности идеологическом. 06 этом свидетельствует, в частности, направлен­ность разрушительства, выбор объектов. На востоке Украины за­фиксированы посягательства на захоронения репрессированных польских военнопленных, еврейские и иные национальные кладби­ща, памятники жертвам политических репрессий и голомодора 1933 г. В западных областях - могилы и памятники воинам Совет­ской Армии, погибшим при освобождении Украины от немецких оккупантов, памятники В.И. Ленину и другим государственным, во­енным, политическим деятелям советской эпохи.

    -62-

    По нашей выборке механическое разрушение без поджогов, ывов и химического или радиционного воздействия применя-
    g 93 случаях (46%). В это число входят и многие дела о бы-иом вандализме. Хулиганы обычно действовали вручную с помо-„ыо оказавшихся под руками предметов. Традиционными для ху­лиганствующих подростков остается "оружие пролетариата" - бу­лыжники, а также рогатки, с помощью которых очень удобно бить окна, витрины и осветительные приборы. В одной из средних школ
    Северодонецка кто-то регулярно бил окна. Вместе с камнями в окна летели записки : "Это вам за штрафы". Прокуратура выясни­ла что здесь штрафовали детей за нарушение школьных правил поведения, не имея на то права. Деньги ученикам возвратили, но кто будет вставлять стекла - газета не сообщила1. Очень опасным остается бросание камней в окна проходящих поездов - любимое развлечение учеников младших классов.
    Механическое разрушение используется и в так называемом "криминальном" вандализме, совершаемом из корыстных побуж­дений. Уже упоминался выше широко используемый на железной дороге прием завладения линзами светофоров - их в начале эле­ментарно разбивают камнями. В последние годы получили извест­ное распространение похищение бензина и иных нефтепродуктов через отверстия, которые находчивые граждане просверливают в магистральных трубопроводах. 6 сентября 1993 г. неизвестные пы­тались таким образом подсоединиться к трубопроводу "Лисичанск - Горловка", давление в котором достигает 26 атмосфер. Во время сверления возник пожар, который был ликвидирован через 11 ча­сов . А об экологической катастрофе, которую учинили такие же умельцы" в Закарпатской области, писали "Известия" в августе 1994 г. Неизвестные грабители занимались тем, что откачивали из чвфтепровода дизельное топливо в течение длительного времени, а затем ушли, не позаботившись заделать отверстие. В результате в °ДЬ| реки Уж попало полтораста тонн нефтепродуктов. Это созда-0 Угрозу экологического бедствия не только ряду районов Украи-'' н0 и Венгрии, Словакии. Такое происшествие случается в этих

    "и нас - по кишен'1, а ми вас - по в1кнам // Голос УкраТни. 1993, 5 травня. Хочеш Тздити - сверли трубопров!д // Голос У кражи 1993, 11 вересня.

    -63-

    местах уже в третий раз1. В 1994-1996 гг. кражи из нефтепроводов стали обычным явлением и на востоке Украины.
    Одним из давно известных и тем не мее все еще очень опасных способов железнодорожных диверсий остается подкладывание на рельсы тяжелых предметов, способных причинить катастрофу. Мы не случайно назвали такие поступки диверсиями; разум отказывается на­ходить какое-то другое определение действиям злоумышленников, ко­торые сознательно и целенаправлено перегородили рельсы трехметро­вым железобетонным столбом перед идущим по расписанию пасса­жирским поездом. Конечно, трудно предположить у несовершеннолет­них правонарушителей антигосударственные и политические намере­ния. Но и неведением объяснить случившееся нельзя. А случилось вот что: 16 октября 1993 г- машинист поезда Здолбунов-Костополь Львов­ской железной дороги, заметил на рельасх какой то предмет. Экс­тренное торможение не предотвратило столкновение, но поезд с пути не сошел и обошлось без жертв, хотя несколько пассажиров получили легкие телесные повреждения. Как впоследствии выяснилось, "диверсантами " оказались пять подростков, которые развлекались

    таким образом2.

    Большинство незаконных порубок зеленых насаждений в го­родах совершается традиционно с помощью топоров и пил. Но встречаются и случаи явно эпатажного вандализма. Недоросли от скуки или непонятно почему срезали кору у молодых деревьев в парке "Победа" г. Харькова. Это же как трудиться надо, чтобы

    ошкурить на корню пять красавиц рябин!

    Саженцы деревьев ламают или вырывают из земли руками. Возвращаясь домой поздно вечером в сильном подпитии, 20-летний П. сломал 27 саженцев декоративных и фруктовых деревь­ев, высаженных у новостройки. В судебном заседании заявил: "С варварами нужно поступать по-варварски". Но к нему суд отнесся гуманно: штраф плюс возмещение материального ущерба3.
    Уничтожение животных и их мучительство совершается с выдум­кой, иногда не без "юмора". Веселым человеком был, вероятно, неиз­вестный, который проник ночью в зоопарк и влил в горло винторогому

    1 Грабеж нефтепровода в Украине грозит экологической катастрофой // И

    тия. 1995, 18 марта.

    2 Це ж треба! // Голос УкраТни. 1993, 27 жовтня.

    3 Архив Фрунзенского районного суда. Дело N1 - 77-92.

    -64-

    йутылку водки, от чего животное погибло. Так же намеревался литься и Другой "юморист" в г. Новосибирске, который в не-вом состоянии полез в клетку к медведю. Зверь оторвал ему руку. м же зоопарке пострадала обезьяна - ей посетители перебили 1 о Ереване кто-то отравил всеобщего любимца - слона Вову2. Ломашние животные подвергаются мучительству без особых фантазий. Гпгели трудолюбивого крестьянина ослепили его корову за то, что его йуоенка дает высокие надои, а хозяин стал богатеть.3 16-летний 3. с лвумя друзьями совершили нападение на конно-спортивную школу общества "Спартак" в Харькове и, угрожая сторожу вилами, угнали трех лошадей, которых и погубили. Осуждены по ст. 206 и 2071 УК Украины4.
    Груснейшая разновидность "криминального" вандализма - по­хищение предметов, в том числе и зубных протезов - осуществля­ется из разрытых могил. Тут в ход идут лопаты и пр. Таких случаев в нашей выборке было 5 (2.5%). В Полтаве грабители сделали подкоп в могиле известного в прошлом религиозного деятеля ар­химандрита Дмитрия и похитили золоченный крест с драгоценными украшениями5.
    Нельзя не отметить повышенного интереса криминальной сре­ды к орденам, медалям, знакам отличия Советской и немецкой ар­мий. Одним из источников приобретения этих предметов для про­дажи являются захоронения участников боев. В российской печати не раз сообщалось о мародерстве в местах массовых захоронений воинов в Мурманской области. Такой же "бизнес" совершается и на территории Украины, в частности, в окрестностях г. Харькова и Харьковской области, в Крыму, в ряде других мест.
    Надругательства над могилами становятся источником неле­гального экспорта цветных металлов. Телевидение, а затем газета
    Голос Украины" от 10 апреля 1996 г. сообщили .о контрабанде могильных плит: на одной из таможен в Закарпатской области в
    узове частного КАМАЗа обнаружено более 10 тонн цветных ме-

    Известия. - 1993, 28 октября.

    Не стало слона Вовы//Известия. 1993, 24 апреля.

    Разбойников В. За что ослепили корову//Известия. 1993, 17 апреля.

    ^хив Киевского районного суда г. Харькова. Дело N 1-345/92.

    °б|крали арх|мандрпа на тому свпт//Голос УкраТни. 1995, 13 вересня.

    - 65 -

    таллов. Значительную часть котрабандного груза составили медные таблички и иные атрибуты надгробий, грубо сорванные вандалами.

    Восстановлена забытая, казалось бы, старинная профессия грабителей древних захоронений, являющихся памятниками исто­рии. ладоискатели" успешно конкурируют с археологическими экспедициями, они вооружены и лучше оснащены. Известны сл/чаи изгнания археологов с объектов под угрозой насилия. Сотрудники отделов культуры Харькова и области и сотрудники исторического музея, с которыми мы встречались в процессе сбора материалов для этой работы, считают, что если бы все драгоценные металлы, украшения, старинные монеты и прочие исторические ценности, ко­торые похищают грабители могил и перепродают за границу, оста­вались в Украине, то наша отечествеенная валюта стала намного тверже.

    Для похищения различного рода предметов, являющихся час­тями сложных механизмов или элементами технических систем, со­вершается разборка этих механизмов или прекращение работы систем. Это дает нам основание считать такого рода корыстные преступления вандализмом особого рода - "криминальным" ванда­лизмом, понимая условность такого наименования, так как всякий общественно опасный вандализм, предусмотренный уголовным за­коном криминален. Но в данном случае разрушение или порча ме­ханизмов и систем выступает способом другого преступления, на­казуемого более строго, - хищения государственного, коллективно­го или индивидуального имущества. 06 особенностях мотивации корыстного криминального вандализма речь будет идти в после­дующей главе. Разборка механизмов в нашей выборке встречалась семь раз (3.5%), но это не отражает, конечно, истинного распро­странения этого способа разрушительства в нашей промышленно развитой стране. Выше мы писали о массовых повреждениях так­софонов, которые совершаются главным образом путем отделения телефонных трубок от аппаратов и их похищения. Приводились также сведения о миллиардном ущербе от похищения действующих | электросчетчиков, разграблении лифтов, пожарных щитов и пр. А вот материалы о несколько необычных проявлениях корыстного (криминального) вандализма путем разрушения систем связи. Д»а брата из колхоза им. Чапаева Ровненской области вытащили трак­тором из земли 19 столбов связи и отвезли заказчику для ремонта

    - 66 -

    его сарая. Аналогичное, но вызвавшее прекращение движения по­ездов преступление, было совершено в Татарстане ГДб похищено 12 столбов 1.
    Высокая цена лома цветных металлов обусловила кражи про­водов действующих энергонесущих и информационных систем. редкий по дерзости и последствиям акт вандализма совершен в сентябре 1996 г. на территории Казахстана: злоумышленники ухит­рились срезать провода, находившиеся под н^пряженИ^ в 1 млн-вольт (!)- На восстановление ЛЭП потребовалось более Двух недель И 870 тысяч долларов США.2
    По изученным архивным уголовным дела^ ц газетным публи­кациям выявлено тридцать уничтожений и повреждений автомоби­лей, преимущественно легковых, принадлежащим частным лицам. Половина из них была угнана и сожжена, одна сожжена в гараже, остальные получили различные повреждения, Начиная от разбитых лобовых стекол до разукомплектования. Два автомобиля приведе­ны в аварийное? состояние в результате незаконной эксплуатации после угонов.
    Всего по полученным материалам установлено 18 случаев уничтожения различного имущества путем взрыва (9%) и 29 под­жогов (13%).
    Взрывчатыми веществами пользуются главным образом враж­дующие преступные группировки. Речь идет о террористическом вандализме. Он может сочетаться с посягательствами и3 жизнь и здоровье потерпевших, но чаще в качестве предупредитб-^чой ме-ры ограничивается воздействием на имущество. Два примера из опубликованной криминальной хроники. Ночью 14 июля 1994 г. в Днепровском районе г. Киева с 15-минутными итерв^^^ про­звучали взрывы возле магазина "Раш" СП "Монопом", возле па­вильона "Ровесник" в парке "Перемога" и на улице Микольско-Слободской. Разбиты витрины магазинов. 2 июля 1994 Г. в г. Ялте возле казино "777" неизвестный выстрелом из гранатомета подор-
    ' Мельничук С. Повалили лмчо. Голос Укражи. 1993, 18 листопада; Бронштейн Б. Пришел злоумышленник с пилой и. дорога перестала быть столбовой//Известия. 1993, 18 августа.

    2 Кто-то украл провода под напряжением миллион вольт //Извести"- 1996. 27 сентября.

    -67-

    вал легковой автомобиль, принадлежащий арендатору упомянутого казино.
    К сожалению, не всегда взрывы обходятся без человеческих жертв. В июле 1995 г. среди ночи мощный взрыв всколыхнул центр Чернигова - в одном из домов на ул. Жовтневой революции срабо­тало взрывное устройство, возник пожар, погибли двое, троих жи­телей дома доставлено в больницу в тяжелом состоянии. Пять квартир выгорело.
    Поджоги как способ уничтожения имущества традиционно ис­пользуется для уничтожения следов преступления, но нередко слу­чаются под влиянием иррациональных импульсов к разрушительст-ву. Обследованный нами в Куряжской воспитательно-трудовой ко­лонии осужденный Е. с двумя соучастниками совершил серию квартирных краж; последняя кража завершилась поджогом дома. Объяснить, зачем он это сделал, не может, с потерпевшим никогда ранее не встречался и злобы к ним не испытывал. Но признается, что огда вы пью, хочется что-нибудь натворить". Пример судеб­ной практики. В., 51 год, сжег принадлежащий ему же гараж вме­сте с находившимся в нем атомобилем арендатора гаража. Свой поступок объяснил тем, что хотел проучить "богатенького аренда­тора" за несвоевременную выплату арендной платы за гараж. Был в легкой степени опьянения, психическими болезнями не страдал, по месту работы характеризуется положительно1. 33-летняя медсе­стра Р., находясь в полном сознании, сожгла домашние вещи и деньги, принадлежащие ее матери, желая продемонстрировать свою независимость и презрение к материальным благам. Осужде­на по ч.2 ст. 206 УК к двум годам лишения свободы2.
    Анализируя статистику вандализма в Украине, мы отмечали преобладание в его структуре преступлений, предусмотренных статьями 89 и 145 УК Украины (умышленное уничтожение и по­вреждение имущества). От трети до половины этих преступлений, попавших в уголовную статистику, совершаются поджогами. В 1990 г. был зарегистрирован 1551 поджог, составивший 47.2%, т.е. поч­ти половину всех такого рода актов вандализма. В 1991 г. из 3704 разрушений поджогов было 1604 (43.3%). В 1992 г. преступлений,

    ) Архив Фрунзенского районного суда г. Харькова, дело Ма 1-367/91. 2 Архив Фрунзенского районного суда. Дело 1-146/92.

    -68-

    предусмотренных статьями 89 и 145 УК, было зарегистрировано 5758, а поджогов - 2073 (36%). В 1993 г. соответствующие показа­тели - 7772 и 2482 (31.9%). В 1994 г. - 14761, а поджогов - 3775 (25.6%).
    Это почти партизанская война! Многие поджоги остаются не раскрытыми. Количество нераскрытых уголовных дел о поджогах с 1991 г. увеличивается нарастающим итогом ежегодно: 690, 889, 1144, 1392.
    Террористический вандализм иногда преследует две цели -уничтожить имущество и причинить гибель людей - индивидуально определенных или любых, случайно оказавшихся в зоне поражения или для устрашения и дестабилизации обстановки. Происходит со­четание двух криминальных явлений - вандализма и терроризма. Такое чуть ли не ежедневно происходит на улицах г. Грозного, а еще более нагло и цинично - в Алжире, Париже, Израиле, Север­ной Ирландии. Похоже, методы международного терроризма по­степенно проникают и в нашу действительность, о чем свидетельст­вует криминогенная ситуация в Крыму. Доказательством может служить также упоминавшаяся акция взрыва управляемой мины на стадионе в г. Донецке с целью убийства президента футбольного клуба "Шахтер". По материалам нашей выборки установлено четы­ре случая гибели людей от актов вандализма, в том числе один, когда погибли сами злоумышленники, пытаясь просверлить трубо­провод с нефтепродуктами.
    Государственно-чиновничий вандализм в мирное время мас­кируется как правило, производственными или иными обществен­ными интересами и выполняется обычно чужими руками посредст­вом злоупотребления служебным положением или подкупа. В бое­вой обстановке - это неоправданное военной необходимостью вар­варское разрушение жилых кварталов, лесонасаждений, потрава и сжигание посевов и другое, что поччи неизбежно сопровождает любую войну.
    О возмещении материального ущерба, нанесенного вандала­ми, мы можем судить лишь по упоминавшимся выше документам, полученным от железнодорожного ведомства, транспортной мили­ции, органов связи, коммунального хозяйства, а также по материа­лам изученных архивных уголовных дел. В 1994 г. железной доро­ге возмещено 0.2% прямого ущерба, в 1995 г. около 8%. Боль-

    -69

    шинство уголовных дел рассмотрены судами г. Харькова по ст. 206 УК (хулиганство). Ущерб от таких спонтанных действий обычно не­значительный и нередко возмещается правонарушителями до вы­несения приговоров. Таких дел оказалось 35%. Почти столько же осужденных причененный ими материальный ущерб не возместили и будут делать это в процессе отбывания наказания, что весьма проблематично. Частично возмещен материальный ущерб по одной трети уголовных дел. Оценивая эти показатели, нельзя упускать из виду, что в судах находятся дела раскрытые, по которым выявлены виновные и вынесены обвинительные приговоры. Рассматривая проблему латентности вандализма, мы имели возможность убе­диться, что это лишь ничтожно малая доля актов вандализма. От-' сюда и столь большая разница между показателями возмещения материального ущерба по ведомственным учетным документам и сведениям, полученными из архивных уголовных дел.
    Криминологическая характеристика вандализма включает в себя также место и время его совершения. В газетных публикациях дале­ко не всегда сообщаются подробности. Из архивных уголовных дел о преступлениях, совершенных на территории города Харькова известно, что на улице и других местах общего пользования совершено каждое третье правонарушение, на кладбищах, в лесопарке, городских пар­ках -12%, в учреждениях и предприятиях - 31.6% в метро и город­ском транспорте - 2.1%, в жилых помещениях - 21 %.
    В дневное время совершается каждый четвертый известный нам акт вандализма. Остальные -вечером, ночью. Тайные посяга­тельства на могилы и памятники случаются преимущественно но­чью. Ночь удобна для криминального вандализма, связанного с разборкой механизмов и разукомплектованием технических сис­тем. Последствия обнаруживаются утром, вызывая возмущение и гнев не только потерпевших, но и прочих граждан.

    7. Групповой вандализм

    Совместное совершение преступления несколькими лицами обычно рассматривается как признак повышенной опасности соде­янного. Правда, в действующем уголовном законодательстве на этот счет отсутствуют четкие и непротиворечивые указания. Среди обстоятельств, отягчающих ответственность, названо "совершение

    - 70

    преступления организованной группой" (п.2 ст. 41 УК Украины). Следовательно, групповое совершение преступлений при отсутствии признаков организованной группы, не должно рассматриваться как обстоятельство, отягчающее ответственность, поскольку ст. УК не подлежит расширительному толкованию.
    Но в то же время Особенная часть Уголовного кодекса со­держит множество норм, которые предусматривают значительное ужесточение санкций за совершение преступлений группами, не обязательно организованными. Чтобы на этот счет не было никаких сомнений, в некоторых статьях, которые уже содержали квалифици­рованные составы по признакам группового характера, в 1982-94 гг. вводится дополнительный, особо квалифицирующий признак соверше­ния преступления организованной группой (ч.З ст.862; ч.З ст. 144; ч.З ст. 154; ч.2 ст. 155 и др.). Возникло противоречие между нормой Об­щей части (ст. 41 УК) и нормами Особенной части: первая не счи­тает группу, которая не является организованной, отягчающим от­ветственность обстоятельством, а в Особенной части большинство групповых корыстных преступлений, а также некоторые насильст­венные (например, изнасилование), рассматривается как квалифи­цированное с двойным и более усилением санкций, если они со­вершены несколькими лицами "по предварительному сговору" и даже без оного (ч.З ст. 66; ч.З ст. 117 УК).
    Ст. 19 УК Украины определяет соучастие и соучастников, вы­полняющих роли организаторов, подстрекателей, исполнителей и пособников. Таким образом, эта статья ограничивается так назы­ваемым "сложным" соучастием или ("соучастием в узком смысле этого слова") и не регулирует иные его формы. Так, например, при одном исполнителе и одном подстрекателе или пособнике преступ­ление гельзя считать групповым.
    В .:язи с изложенным возникает необходимость определения группового совершения преступлений. Это имеет важное значение Для применения норм уголовного права и для криминологической разработки проблем групповой и организованной преступности.
    Мы считаем, что о групповом совершении преступления можно говорить при наличии совместного, согласованного ис­полнения его состава двумя и более лицами.
    Совместность означает, что действия соисполнителей объе­диняются для достижения общей цели. Возникает она на основе

    - 71 -

    согласованности, а согласованность - результат сговора (соглаше­ния) действующих лиц. Сговор может возникнуть до начала посяга­тельства и тогда преступление совершается "по предварительному сговору группой лиц" либо сговор появляется в процессе преступ­ной деятельности, и налицо " соисполнительство без предвари­тельного сговора" или просто "группа".
    Определение организованной группы является базовым для разработки понятия организованной преступности. Выступая на расширенном заседании Координационного Комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью 30 января 1995 г., Президент Украины Л.Д.Кучма указал на неопределенность самого понимания организованной преступности как объекта воздействия специальных подразделений, созданных для этой цели: ".- тут на­водились факти щодо л1кв1дацп 12 тисяч злочинних формувань, в тому числ! б\льше 2 тисяч оргажзованних i таке жше. Але що це за угрупування? Три п'янички за пляшкою гор!лки домовились i об!крали сусща. Або тдл!тки протягом м!сяца грабують комерщйы кюски, тому що вони сам! не спроможн! задовольнити cbo'i елемен-тарж потреби. Так i це також злочины угрупування? I таких абсо­лютна б|'лышсть серед наведених цифр. Але xi6a про них мова?1
    Чтобы прегрешение "трьох п'яничок" не заслоняли статистику организованной преступности, необходимо научно обоснованное определение организованной группы, ибо организованная пре­ступность есть не что иное как совокупность преступлений, совершаемых организованными группами. Понятие "преступные группировки", "сообщества" или "организации" могут отражать лишь разные уровни сплоченности и дифференциации объедине­ния, но не все они производны от организованной группы или шай­ки - старинного наименования организованной преступной группы, существовавшего и в советском уголовном законодательстве до принятия уголовных кодексов 60-х годов. Организованная преступ­ная группа (шайка) является первичным, клеточным образованием, из которых возникает и разрастается злокачественная опухоль -организованная преступность.
    Организованная преступная группа (шайка) - это устойчивое, созданное для совместной преступной деятельности объединение

    ) Голос УкраТни. 1995, 1 лютого.

    - 72-

    трех и более лиц. Преступная деятельность - это система преду­смотренных уголовным законом действий, подчиненных одному и тому же мотиву.
    Понятие шайки содержалось еще в Уголовном уложении России 1903 г., действовавшего на территории Украины. В ст. 52 Уложения говорилось о шайке, созданной для учинения нескольких преступле­ний. А в объяснительной записке к этой статье со ссылкой на разъяс­нение Сената указывалось, что шайка не может состоять из двух чело­век, что минимальный состав ее - три человека, так как "это число необходимо для самого бытия шайки"1. И действительно, даже исходя из этимологии, трудно назвать группой двух человек. Двое, пара - это не группа. Двое не могут создать иерархическую структуру объедине­ния и постоянное разделение ролей между совместно действующими преступниками - важнейших признаков шайки. Это уже после 1947 г. с целью расширения сферы применения крайне жестоких указов от 4 июня 1947 г. об ответственности за хищения (кражи, разбои, присвое­ния и расстраты) Пленум Верховного Суда СССР поставил знак равен­ства между шайкой (организованной группой) и предварительным сго­вором двух человек на совершение хотя бы одного хищения. От тако­го наследства Украине, как правовому государству, следует отказать­ся.
    Чтобы быть последовательными в использовании терминов, надлежит, как нам кажется, отказаться и от таких формулировок, как совершение преступления "по предварительному сговору груп­пой лиц" или просто "группой", а назвать вещи своими именами: " совместное совершение преступления двумя и более лицами" или "соисполнительство", с предварительным сговором или без предварительного сговора. Тогда все стало бы на свои места.
    По нашим выборочным данным, полученным из изученных ар­хивных уголовных дел около половины актов вандализма соверше­ны соисполнителями, что в два раза больше, чем в среднем среди всей преступности. В 1993 г. 24.6% зарегистрированных преступ­лений было совершено группами.2
    Как и следовало ожидать, бытовой вандализм совершается, как правило, одиночными хулиганами. Лишь по одному уголовному

    1 Мелентович П.И.. Муравьев Н.К. Законы о политических и общественных пре­ступлениях. Практический комментарий. СПб, 1910. С. 88

    2 Преступность в Украине. С. 145

    - 73 -

    делу, связанным с бытовым хулиганством и уничтожением имуще­ства, установлены два соисполнителя.
    Значительно чаще, в девяти случаях, имел место групповой эпатажный вандализм: бессмысленные поломки декоративных де­ревьев, непристойные надписи на памятниках истории и культуры, транспортных средствах и т.п.
    Криминальный вандализм, как уже отмечалось, почти всегда выступает частью корыстной преступной деятельности с расхище­нием оборудования жилых домов, линий связи и транспорта, маро­дерством на кладбищах, незаконной порубкой леса. Характер та­кой деятельности обусловливает стремление к созданию преступ­ных групп. По изученным материалам, 16 случаев криминального вандализма, совершены группами в составе от 2 до 7 человек.
    Зафиксированы два дела с признаками группового террори­стического вандализма, обусловленные мафиозными разборками. Нет сомнений в том, что в действительности большинство актов вандализма и терроризма тщательно готовятся и осуществляются преступными группами.
    Среди изученных уголовных дел удалось обнаружить четыре, по которым к уголовной ответственности за длительную преступ­ную деятельность, включающую в себя вандализм, привлечены члены организованных преступных групп.
    Среди них дело, рассмотренное коллегией по уголовным де­лам Харьковского областного суда в августе 1992 г. по многочис­ленным статьям Уголовного кодекса, предусматривающих кражи, разбойные нападения, мошенничество, умышленное убийство и по­кушение на поджог двух жилых домов. Группа, возглавляемая Г., в составе 18 человек, в течение двух лет совершала тяжкие имуще­ственные и агрессивные преступления в Харькове, Одессе, Москве, С-Петербурге и других местах. По заказу некой И. за 5 тыс. крб- в декабре 1989 г. три участника шайки пытались поджечь дом на ул. Нижнегородской, но потерпевшему удалось потушить горящий фа­кел- Через несколько дней за 8 тыс. крб те же лица таким же спо­собом покушались на поджог жилого дома на ул. Пастера. Поку­шения и поджоги для шайки были эпизодами единой длительной Преступной деятельности, движимой корыстью и агрессивностью.
    Второе дело: группа несовершенолетних в количестве семи человек, возглавляемая 17-летним Б., в течение года совершила Несколько краж из магазинов, соединенных с уничтожением и по-

    - 74 -

    вреждением товаров. Угнали легковой автомобиль и разорили его, часть деталей продали. Налицо устойчивость и четкое иерархиче­ское строение группы, распределение ролей1.
    Третье: группа из трех человек, возглавляемая 19-летним Д., ранее судимым за грабеж, в течение четырех месяцев совершила шесть краж, похитив имущества на 14 млн. крб. и уничтожив иму­щества на 2 млн. крб. Сценарий тот же: что не могли или не хотели

    унести, ломали, пачкали, сжигали. Преступная деятельность пресе­чена милицией2.

    Четвертое: группа несовершеннолетних из 4-х человек во гла­ве с 17-летним X., в течение двух лет систематически похищала легковые автомобили и мотоциклы. В приговоре насчитано 27 уго­нов. Часть похищенного в виде запасных частей продавалась, а часть уничтожалась различными способами, чаще всего сожжени­ем. Представляет криминологический интерес личность лидера группы X. К своим 16 годам он уже имел судимость за аналогич­ные преступления - угоны автомобилей и кражи - и был осужден к лишению свободы, но освобожден условно-досрочно. При освобо­ждении продолжал ту же преступную деятельность с большим раз­махом. Состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолет­них. Родители в разводе, но продолжают проживать в одной квар­тире, часто скандалят. X. дома бывал редко, ночует в подвале и не работает. В совершении угонов обнаруживает редкую сообрази­тельность, ловкость и дерзость3.
    В криминологической литературе, изданной в России в 90-е годы, неформальным молодежным объединением агрессивной на­правленности уделяется много внимания. Их названия "люберы", "солнцевские", "качки", "металлисты" и др. вошли в обиходную лексику. Особенно "прославились" социальные группировки несо­вершеннолетних и молодежи в Казани, Набережных Челнах и дру­гих городах Поволжья. В некоторых городах Украины, в частности в г. Кривом Роге, консолидация несовершеннолетних правонаруши­телей в 1992-93 годах приняла признаки организованности. Группы "бегунов" формировались по территориальному признаку и имели строго иерархическое строение. В состав группы входили и школь-

    1 Архив Киевского районного суда г.Харькова. Дело 1-349/94-

    2 Архив Московского районного суда г.Харькова. Дело 1-418/93.

    3 Архив Дзержинского районного суда г.Харькова. Дело 1-131-90.

    - 75-

    ники 4-5 классов, и двадцатилетние лидеры Город, разбросанный на сотню километров, делился на зоны вли^™" банд "серых вол­ков", "кардиналов", "селян". Между ними чг^1'0 возникали разбор­ки с применением огнестрельного оружия ^ взрывных устройств. Драки переходили в массовые беспорядки, ^° время которых слу­чались погромы, поджоги и взрывы.

    Криминальные группы подростков и молодежи такого рода приобретают черты мафиозных объединений и представляют по­вышенную социальную опасность1.

    Строго говоря, криминологическая хара.^6?^'1^^ включает в себя и сведения о личности преступников, ^ г^же анализ моти­вации соответствующих правонарушений. В т<?1 же время эта лично­стная сторона вандализма настолько интере^з и сложна, что ее целесообразно выделить в отдельную главу чзшего монографиче­ского исследования.

    1 Шестопалова О.П. Деяю аспекта анал!зу мотивац» ^°Д>кення тдлЫв у не­формалы» об'еднання з асоциальною спрямовашстю (MaTepia^ ^"стережень за кри-вор1зькими "б1гунами") // Матер1али м'|жнародно'|' науково'"?3114"0^ конференцн "Дев1антна поведшка неповнолпщх i молод!: можливосп впливУ- х- 1994. С. 22-23.

    - 76-

    тдвА з

    Психология вандализма

    /. Личность разрушителя

    1.1 Некоторые соцнапьно-демографические данные

    По изученным материалам (архивным уголовным делам и га­зетным публикациям, содержавшим некоторые сведения о винов­ных) установлены 147 лиц, совершивших акты вандализма различ­ного рода. Из них только две женщины- Так что можно считать, что разрушение - это преимущественно занятие сильного пола, что вполне соответствует установившимся представлениям об агрессив­ности мужчин. Пятеро не достигли возраста уголовной ответствен­ности. Конечно, соответствующий этому числу процент (3.4) ни в коей мере не отражает участие малолетних граждан в общих уси­лиях по уничтожению и повреждению чужого имущества: бросание камней в проходящие мимо поезда, стрельба из рогаток по освети­тельным приборам и окнам, полосование мягких сидений в киноте­атрах и троллейбусах - любимое занятие пятиклассников и их дру­зей помоложе.
    Из приведенного количества - 54, т.е.более 40%, - несовер­шеннолетние в возрасте 14-17 лет. Те из них, кто не достигли 16-летнего возраста, согласно закону могут быть привлечены к уго­ловной ответственности лишь за злостное или особо злостное ху­лиганство, сопряженное с вандализмом, умышленные уничтожения или повреждения чужого имущества, совершенные при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 и 3 ст. 89 и ч.2 ст. 145 УК), а также за умышленное совершение действий, которые могут вызвать аварию поезда (ст. 78). Кроме того, несовершеннолетние моложе 16 лет, согласно закону отвечают за кражи, грабежи и разбои. Если кражи сочетались с разукомплектованием технических систем или иными разрушениями, а цена похищенного не превышала размеров мел­кого хищения, действующим уголовным законом не предусмотрен­ного, то уголовная ответственность несовершеннолетних моложе 16 лет невозможна даже при крупном ущербе от повреждений. Бро­сается в глаза явно несоразмерная реакция действующего Уголов-

    - 77-

    ного кодекса на вандализм. Украдет подросток 14-15 лет на сум­му, чуть превышающую принятый в судебной практике рубеж, с ко­торого похищение уже не является мелким, либо совершит это хи­щение скрыто, то есть учинит грабеж, его могут судить и отправить для перевоспитания в воспитательно-трудовую колонию для несо­вершеннолетних, а порча дорогого оборудования ради присвоения какой-нибудь мелкой детали или групповое разрушение надгроб­ных плит на кладбище влечет уголовную ответственность с 16 -летнего возраста.
    Несовершеннолетние составляют самую многочисленную кате­горию субъектов рассматриваемых правонарушений. Это отмечают все авторы, которые в той или иной мере касались проблемы ван­дализма. Но при этом криминологи прежних времен, как правило, не придавали этим "детским шалостям" серьезного криминогенного значения. Известный немецкий криминолог начала XX века М.Геринг писал: "Детская склонность к разрушению большей ча­стью покоится не на дурных мотивах, но просто из любви к беспо­рядку. Только порча деревьев и истязание животных указывает на дурной характер. Однако и тут в основании порчи лежит стремле­ние получить удовольствие" . Такое благодушие можно объяснить, как нам кажется, незначительной распространенностью детского вандализма в те годы, что, в свою очередь, обусловливалось невы­соким уровнем механизации и электрификации быта той поры, а также, вероятно, более действенным социальным контролем за подростками в семьях и учебных заведениях. Толпы юных ванда­лов с железными прутьями, велосипедными цепями и взрывными устройствами на многолюдных улицах - это картины второй поло­вины XX века.
    От несовершеннолетних правонарушителей мало отличаются молодые люди 18-20 лет. Их в наших материалах оказалось 22, что составило 15%, 21-25-летних было 18 (12.2%). Лица в возрасте 26-30 лет - 26 (17.7%), а старше 30 лет - 15%. Таким образом, подростки и молодежь в возрасте до 30 лет составляют 85% лиц, совершивших акты вандализма. Это наблюдение соответствует дав­но утвердившемуся мнению о том, что вандализм - это преимуще­ственно подростковое и молодежное правонарушение. В то же время и 15 % разрушителей, вышедших из молодежного возраста,

    ) Геринг М. Криминальная психология. ML, 1923. С.43.

    - число довольно значительное. Как свидетельствуют изученные ис­точники, эти лица обвиняются обычно в бытовом и "криминальном" вандализме.
    Несмотря на преимущественно молодежный состав, около 30% разрушителей имели судимость, из них половина - за агрес­сивные преступления, в том числе связанные с уничтожением и по­вреждением имущества. Здесь уместно вспомнить, что в моногра­фическом исследовании рецидива преступлений, осуществленном в 70-е годы, вандализм в структуре рецидивной преступности, без учета хулиганства, составлял примерно 1%. Но в рецидиве после осуждения за вандализм доминировали хулиганство (около 70%) и умышленное уничтожение имущества, относительное число которо­го возросло более чем в три раза против обычного показателя. Поскольку хулиганство нередко направляется на вещи и природные объекты, то становится очевидной статистическая тенденция к по­вторяемости вандализма, его повышенная "рецидивоопасность".
    Семь человек, осужденных условно или с отсрочкой исполне­ния наказания, совершили новые преступления в период испыта­тельных сроков.
    Социально-демографические данные о рассматриваемых лицах не отличаются особенностями: две трети значились рабочими, каждый десятый учащийся, более 23% - не заняты учебой или постоянной ра­ботой. Половина из числа привлеченных к уголовной ответственности характеризовалась по месту работы, учебы и проживания положитель­но, но в материалах уголовных дел почти столько же отрицательных характеристик. 12% несовершеннолетних в связи с отклоняющимся поведением состояли на учете в ми/ ,'ции.
    Более 80%, включая несовершеннолетних, регулярно упот­ребляли спиртные напитки и столько же совершили преступления в состоянии алкогольного опьянения. Двое употребляли наркотиче­ские вещества.

    1.2 Нравственно-психологическая характеристика

    Сам факт совершения актов вандализма, а особенно таких циничных, как разрушение памятников истории и культуры, надру­гательства над могилами, повреждение транспортных средств, соз­дающих угрозу жизни сотен людей, и других не менее дерзких, достаточно убедительно аттестуют нравственные качества виновных

    - 79-

    лиц. И возникает соблазн вслед за ^I.C-Лейкиной, автором соответ-ствуюей главы в вузовском учебник^ по криминологии, ограничить­ся утверждением об общественной опасности современных ванда­лов и подтвердить его несколькими броскими примерами1. Но не все так просто.
    Человек, личность - система сверхсложная и способная на маловероятные реакции. Она формируется в процессе жизнедея­тельности индивида, которая всегда, связана с общением. Но вряд ли допустимо сводить все ее богатс во и разнообразие к "совокуп­ности общественных отношений". К^к метко заметил один из пер­сонажей Ф.М. Достоевского, "натура человеческая действует вся целиком, всем, что в ней есть, сознательно и бесссознательно, и хоть врет, да живет"2.
    "Натура человеческая" представляет собой систему, структура которой представителями психологических теорий излагается по-разному. 3. Фрейд, один из величавших первооткрывателей в нау­ке, считал, что поведение индивида регулируется взаимодействием трех исходных слоев личности: "Эго ( " г щ ( ин0 ) и Супер-Эго" (Сверх Я").
    "Ид" - неосознаваемые биологически обусловленные инстинк­ты и влечения, подчиненные принщипу удовольствия. Это сфера страстей, не регулируемых сознанием- в ней господствуют две си­лы - Эрос (либидо) - стремление к жизни и Танатос - жажда раз­рушения и стремление к смерти.
    "Эго" ("Я") - средоточие рационального в человеке, руково­дствуется здравым смыслом, учетов внешних обстоятельств и ин­стинктом самосохранения. "Эго" пытается контролировать "Ид", удерживать от рискованных поступков. В этом ему помагает "Супер-Эго" - усвоенные личностью нормы нравственности и права. В то же время "Супер-Эго" выступает в качестве цензора по отно­шению к "Эго". наказывая его за непоследовательность угрызе­ниями совести и неврозами. Уступит w "эго" аморальным влече­ниям "Ид" или сумеет обуздать его, зависит от силы "Супер-Эго" и

    1 Криминология. М., 1988. С. 86-100.

    2 Достоевский Ф.М. Записки из подполь^- Собр. соч. в 15 томах. Т.4 М., 1989.

    С.471.

    -80-

    способности к вытеснению, сублимации и другим средствам психо­логической защиты1.
    Фрейдистская теория личности послужила основанием для психоанализа - особого направления в психологии и психиатриче­ской практике. С начала 30-х годов психоанализ и вообще фрей­дизм официальной советской наукой были объявлены реакционны­ми биологизаторскими учениями и если и упоминались, то исклю­чительно для ожесточенной критики, далеко не всегда компетент­ной и добросовестной. Между тем идея системного строения чело­веческой психики, элементы которой далеко не однозначно взаи­модействуют между собой, получила применение и развитие в ра­ботах многих ведущих советских психологов, в частности К. К. Пла-тонова, предложившего так называемую "динамическую функцио­нальную структуру личности". Она состоит из четырех подструктур, которые различаются друг от друга различными соотношениями между биологическими и социальными ипостасями.
    Верхней, ведущей подструктурой признается направленность личности - система установок (диспозиций), от которых зависит выбор стратегии и тактики поведения в определенной сфере жиз­недеятельности. Направленность формируется в процессе воспита­ния и деятельности. Эта в основном социальная подструктура лич­ности представляет собой иерархическую систему этических, эсте­тических и иных усвоенных личностью норм и ценностей. Верхний ее слой - ценностная ориентация на цели и смысл жизни, пред­ставления личности о добре и зле, о прекрасном и отвратительном и т.д. Речь идет о нравственном и правовом самосознании челове­ка, его внутреннем духовном стержне, определяющем неслучайную последовательность поступков. Средний слой - это диспозиции личности в той или иной сфере ее жизнедеятельности, например, в профессиональной, в общении с другими людьми, художественном творче(-'яе и др. Низший слой направленности составляют так на­зываемые фиксированные установки личности, активизирующиеся в той или иной конкретной жизненной ситуации. В основании этой иерархической пирамиды лежит неосознаваемая установка, опре­деляющая способы совершения конкретного действия. В принципе все четыре уровня направленности соответствуют друг другу и под­чинены ценностной ориентации личности- Однако это происходит

    ' Фрейд 3. Разделение психической личности. Введение в психоанализ. Лекции.

    М.,1989. С. 334-349.

    - 81 -

    далеко не всегда, и тогда возможна дезорганизация поведения:

    индивид совершает нечто такое, что противоречит его идеалам'.

    Второй подструктурой динамической функциональной струк­туры личности является подструктура опыта - знания, умения, навыки, привычки. Они приобретаются в процессе деятельности, в частности обучения, но в отличие от направленности, эти качества зависят также от наследственности, т.е. биологического фактора.
    Третья подструктура складывается из взаимодействующих между собой интеллектуальных, волевых и эмоциональных про­цессов и свойств личности.
    Наследственные предпосылки интеллектуальных, волевых и эмоциональных свойств личности не вызывают сомнений. И, нако­нец, четвертая подструктура личности - это ее, в основном, биоло­гически обусловленные свойства, темперамент, задатки, способ­ности к той или иной деятельности, одаренность, хотя в процессе жизнедеятельности они могут развиваться, а могут и не реализо­ваться2.
    Всякое поведение регулируется не какой-то одной подструк­турой личности и не одной ее диспозицией, а всеми ее элементами. Однако под влиянием внешних и внутренних конфликтов описанная иерархия личностных качеств в отдельные моменты может нару­шиться, и тогда ведущее место в мотивации занимает не направ­ленность личности, а ее темперамент или волевые качества - сла­боволие, внушаемость и т.п.
    Сопоставляя фрейдовскую структуру человеческой психики с динамической функциональной структурой личности, разработан­ной К.К. Платоновым, нетрудно заметить их сходство. Направлен­ность личности - это, в сущности, фрейдовское "Супер-Эго" - т.е. усвоенные личностью культурные приобретения общества, нравст­венные правовые нормы поведения. Вторая и третья подструктуры отражают сферу "Эго", а биологически обусловленные качества четвертой подструктуры - проявления "Ид". Отношения между "Я" и "Ид" можно сравнить с отношением наездника со своей лоша-

    1 Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности. Me-' тодологические проблемы социальной психологии. М., 1979. С.89-105. Асмолов А.Г. Диспозиционная структура регуляции: от гипотезы к концепции//Вопросы психолгии-1980. N3. С.178-ШО.

    2 Платонов К.К- О системе психологии. М., 1972. С.125-130.

    -82-

    дью. Лошадь дает энергию для движения, наездник обладает пре­имуществом определять цель и направление движения сильного животного. Но между "Я" и "Оно" слишком часто имеет место да­леко не идеальное взаимопонимание, когда наездник вынужден направлять скакуна туда, куда тому вздумается1.
    Темные, неосознаваемые влечения, составляющие подвалы души человеческой, направляют порой действия в самом неожи­данном и губительном для личности направлении. Об этом гени­ально задолго до Фрейда написал Ф.М. Достоевский:"... человек всегда и везде, кто бы он ни был, любил действовать так, как хо­тел, а вовсе не так, как повелевали ему разум и выгода; хотеть же можно и против собственной выгоды... Свое собственное, вольное и свободное хотение, свой собственный, хотя бы дикий каприз, своя фантазия, раздраженная иногда хоть бы до сумасшествия -вот это-то все и есть та самая выгода, которая ни под какую клас­сификацию не подходит и от которой все системы и теории посто­янно разлетаются к черту"2.
    Вот почему, несмотря на гнуснейшие проявления вандализма, мы считаем невозможным считать всех такого рода правонаруши­телей личностями с антисоциальной ценностной ориентацией (направленностью), хотя, конечно, бывают и такие. Дикие погромы в нетрезвом состоянии учиняют и лица, которые одобряют право­вые нормы и нравственные идеалы, но нарушают их под влиянием иных, обычно не осознанных влечений к хаосу и разрушению. Это, разумеется, не исключает ответственности: импульсивное и иное недостаточно осознанное деструктивное поведение в подобных случаях обусловлены необузданностью страстей и недостаточно прочными нравственными табу. Жестокость и деструктивность ис­целимы, но исцелителем может быть только сама страдающая эти­ми пороками личность.
    На наш взгляд, следует различать понятия "личность пре­ступника" и "личность человека, совершившего преступление". Дело в том, что личность создается деятельностью. Деятельности бывают разные.

    1 Фрейд 3. Указ. соч. С.347.

    2 Достоевский Ф.М. Записки из подполья. Собрание сочинений в 15 томах. Т.4.

    С.470.

    - 83-

    Ведущая человеческая деятельность откладывает свой отпеча­ток на индивида. Мы говорим о личности воина, моряка, следова­теля, оперативного работника уголовного розыска. Правда, про­фессиональные черты обусловлены не только деятельностью, но и отбором и селекцией исполнителей. В ряды правонарушителей ни­кто специально кандидатов не отбирает. Тем не менее преступная деятельность накладывает на ее исполнителей неизгладимые черты личности преступника. Но не всякое преступление является пре­ступной деятельностью. Преступная деятельность - это система предусмотренных уголовным законом волевых, целенаправленных действий, движимых одними и теми же мотивами.
    Умышленное уничтожение или повреждение имущества при­обретает признаки преступной деятельности, если оно предвари­тельно планируется и складывается из нескольких связанных меж­ду собой действий, например, изготовление или приобретение взрывного устройства для террористического вандализма, иное создание условий его выполнения, установка мины в заранее наме­ченном месте, взрыв с помощью дистанционного взрывателя и т.п. Профессиональный террорист неоднократно совершает такие пре­ступления за вознаграждение. В таком случае речь пойдет о про­фессиональной преступной деятельности. Посредством преступной деятельности осуществляется порой криминальный, террористиче­ский. идеологический вандализм; реже - бытовой, эпатажный и го­сударственно-чиновничий, которые по своему содержанию носят эпизодический характер. Говоря о личности преступника, мы имеем в виду типичные социально-демографические, нравственные и пси­хологические черты, чаще встречающиеся среди осужденных за определенную преступную деятельность, нежели среди других лю­дей. Что касается личности тех, для кого правонарушение стало единичным эпизодом, обусловленным ситуацией и импульсивной реакцией на нее, то у них трудно обнаружить статистически досто­верные особенности личности, детерминирующие преступное пове­дение. Это, кстати, и послужило основанием для критики самого понятия личности преступника. Так, например, Г.М. Резник спра­ведливо отмечает, что негативные личностные качества лиц, нару­шивших уголовный закон, присущи многим вполне респектабель­ным гражданам, которые, однако,"чтят уголовный кодекс". Поэто­му не существует социальных, психологических и иных признаков,

    - 84-

    одназначно аттестующих личность преступника1. Ю.М. Блувштейн и А.В. Добрынин понятие "личность преступника" считают не более, чем "прочно укоренившимся в криминологии штампом, который стал "научной" основой для применения таких драконовских мер, как превентивное лишение свободы "потенциальных преступников", принудительное лечение в психиатрических больницах лиц, единст­венным симптомом душевной болезни которых явилось совершен-. ное ими правонарушение, полицейский (милицейский) надзор за лицами, которые отбыли назначенное им судом наказание и тем самым искупили свою вину перед обществом и т.д."^
    Соглашаясь с некоторыми посылками цитированных выше ав­торов, мы не разделяем выводов о необходимости отказа от "штампа" личности преступника. К сожалению, такие личности бы­ли, есть и ряды их стремительно растут. Это профессинальные во­ры, грабители, наемные убийцы, грабители могил, живущие за счет мертвых и многие другие. Они не просто нарушили закон, а ведут преступную деятельность и приобщились к специфической блатной субкультуре. Отрицать это - значит не замечать реалий и проявлять в суждениях тот же ригоризм, который сами же Ю.М. Блувштейн и А-В. Добрынин убедительно кригикуют. Писатель В. Шаламов, ко­торый не по книгам познакомился с преступниками, а вынужденно провел рядом с ними многие годы на "островах" знаменитого Ар­хипелага Гулаг, в статье "06 одной ошибке художественной лите­ратуры" пишет о странной моде сочувственно, в романтической дымке изображать "блатных": Жана Вольжана (В.Гюго), Беню Крика (И.Бабель), Остапа Бендера (И.Ильф и В. Петров) и др. Ф-М. Достоевский в своих "Записках из мертвого дома" не показал "блатарей". "Вор ведь, пишет В. Шаламов, - не тот человек, кото­рый украл. Можно украсть..., но не быть блатным, то есть не при­надлежать к этому гнусному ордену"^

    О том же писал автор "Архипелега ГУЛАГ" А. Солженицын:

    "Их воспевали как благородных разбойников..., они грабят богатых и делятся с бедными. О, возвышенные сподвижники Карла Моора!

    ) Резник Г.М. Личность преступника: правовое и криминологическое содержание // Личность преступника и уголовная ответственность- Саратов, 1981. С.29-44.

    '' Блувштекн Ю.М.. Добрынин А.В. Основания криминологии: Опыт логико-философского исследования. Минск, 1990. С.160.

    3 Шаламов В. Левый берег- Рассказы. М., 1989. С.447

    - 85-

    О, мятежный романтик Челкаш! О, Бекя Крик, одесские босяки и их одесские трубадуры!"1
    В криминологической литературе традиционно различаются преступники ситуационные и преступные личности (Марк), случай­ные, аффективные, привычные и профессионалы (Ашшафенбург), аморальные, циничные, вспыльчивые (Гарофало).2 Вряд ли логико-философскими аргументами можно опровергнуть вековой опыт противостояния общества и преступности.
    Еще в Ветх.ом Завете описывается внешний и внутренний об­лик личности преступника: "Человек лукавый, человек нечестивый ходит со лживыми устами, мигает глазами своими, говорит ногами своими, дает знаки пальцами своими; коварство в сердце его; он умышляет зло во всякое время, сеет раздоры... Глаза гордые, язык лживый и руки, проливающие кровь невинную; сердце, кующее злые замыслы, ноги, быстро бегущие к злодейству". (Притчи; гл.6, с.12-14, 17-18).
    Систематически творить зло, общаться со злыми людьми, проводить годы за колючей проволокой, где собранное в одном месте зло варится в собственном соку, где господствует неограни­ченное право сильного издеваться над слабым, а нормальная речь заменяется воровской "феней" и матерщиной, - трудно в этом криминальном аду не превратиться в "блатаря".
    Каковы же свойства личности преступника, типично присущие лицам, виновным в той или иной преступной деятельности?
    Ответить кратко на этот вопрос нелегко. Как уже отмечалось, преступления существенно различаются между собой. Различаются и люди, которые их систематически совершают: например, профес­сиональные шулеры и осквернители кладбищ. Применительно к вандалам можно указать на следующие в известной мере распро­страненные негативные личностные черты.
    А). Откровенно 'эгоистическая направленность, отвергаю­щая основы морали, бездуховность, злобность, враждебная по­зиция к обществу. Наиболее последовательными противниками правопорядка и нравствености являются религиозные и политиче­ские фанатики: члены изуверских сект, например, сатанистов, нео-

    1 Солженицин А. Архипелаг ГУЛАГ. Том 2. М.,1990. С.282.

    2 См.: Геринг М. Криминальная психология. М., 1923. С.25-26.

    -86-

    фашистов, исламских фундаменталистов. Творить зло для них - это служение сатане или идее, которым они поклоняются. Как сообща­ет овая газета" (1995. 16,17), в Ровно объявились сатанисты. Ночами в полнолуние они устраивают на кладбищах шабаши, со­провождающиеся осквернением могил. Кочуя с одного кладбища на другое, сатанисты оставались неуловимыми, хотя повсюду на местах своих оргий оставляли сатанинские знаки. Милиции удалось задержать двух мерзавцев, но отпустили их с миром, поскольку те были несовершеннолетними. После этого сатанисты на некоторое время притихли. Но через несколько месяцев осквернение могил на кладбищах приняло еще большие масштабы. Было разбито множество могильных плит. Есть основания полагать, что в этом городе действовала многочисленная, глубоко законспирированная секта сатанистов. Аналогичные сообщения из г. Ивано-Франковска были также опубликованы в прессе.
    Б). Негативный опыт раннего детства, в частности от-вергание родителями, а затем последующие неблагоприятные условия способствуют психологическому и социальному отчу­ждению личности. Отчуждение затрудняет восприятие соци­альных норм, провоцирует приобщение к маргинальной среде, пьянству и наркомании^. Личность преступника - это не только и не обязательно антисоциальная направленность индивида, но и по­роки подструктуры опыта - усвоение норм маргинальной среды и блатной субкультуры, вредные привычки, в частности пьянство, наркомания, гомосексуализм т.п. Для иллюстрации сошлемся на материалы уголовного дела 17-летнего П., повторно осужденного за уничтожение чужого имущества. Воспитывался в дезорганизо­ванной семье. Отец - пьяница, отбывал наказание за умышленное убийство.. Мать, постоянно занятая на работе и дома, чтобы про­кормить двух детей, воспитанием их не занималась. О своем детст­ве вспоминает главным образом в связи с наказаниями, которым подвергался матерью (отца почти не помнит). Убегал из дому, бро­дяжничал. Учился в специальной школе для трудновоспитуемых. С 12 лет употребляет алкоголь, дружил со старшими ребятами, в том числе и побывавшими в местах лишения свободы. В августе 1993 г. участвовал в двух кражах, одна из которых была связана с унич-


    1 Аитонян Ю.М. Причины преступного поведения. М., 1992. С.59.

    - 87-

    тожением государственного имущества, за это был осужден к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года. Но уже через два месяца проник на территорию стройпло­щадки и сжег находившийся там бульдозер. Характеризуется как озлобленный, с трудным характером подросток; но в то же-время он трогательно заботился о младшем брате, охотно выполнял лю­бую домашнюю работу, а также трудовые задания в спецшколе1.

    В). Непосредственными личностными причинами деструктив­ной деятельности могут служить также дефекты интеллектуаль­ных. волевых и эмоциональных свойств личности, в частности такие, которые обусловливают негативные черты характера -повышенную конформность, внушаемость, слабоволие, интел­лектуальную и эмоциональную тупость, а также несдержан­ность и вспыльчивость. Именно эти пороки подструктуры лично­сти привели 19-летнего С. в третий раз на скамью подсудимых. В возрасте 15 лет был осужден за участие в групповой краже и унич­тожении имущества. Через два года - вторая судимость за поддел­ку свидетельства об освобождении от работы и злостное хулиган­ство, выразившееся в бытовом вандализме. Третья судимость - за злостное хулиганство, совершенное в нетрезвом состоянии при следующих обстоятельствах.

    В ссоре с сожительницей порезал себя ножом. Соседи вызва­ли машину скорой помощи. Но прибывшего врача С. в квартиру не впустил, а затем разбил лобовое стекло автомобиля, на котором приехал врач. На суде поступок свой объяснил опьянением и жела­нием поскорее избавиться от скорой медицинской помощи. Психи­атрическая экспертиза диагностировала психопатические отклоне­ния, не исключающие вменяемости. Родители, а также товарищи по работе отмечали в характере С. импульсивность, повышенную вну­шаемость, непредсказуемость поведения.

    Г). Биологически обусловленную подструктуру личности со­временного вандала характеризует холерический темперамент либо иные особенности центральной нервной системы, наследст­венные болезни, дебильность, слабо контролируемые влечения к разрушительству. Проблема вандализма тесна связана с делин-квентностью Несовершеннолетних. Почти половину актов ванда-

    1 Архив Орджоникидзевского районного суда г. Харькова. Дело 1-42/93. - 88-

    лизма учиняют лица, не достигшие 18-летнего возраста. В генези­се таких эксцессов заметную роль играют процессы пубертатно-го кризиса, связанного с половым созреванием, а также различного рода нарушения психического развития'.
    Человек действует как целостная биосоциальная система во всем разнообразии и противоречивости ее свойств. При этом пси­хологические свойства различного иерархического уровня в той или иной конкретной ситуации приобретают доминируещее значе­ние в мотивации актов вандализма. Но это не исключает влияния других уровней.
    Доминирование - это относительное преобладание какого-то вида детерминант при одновременном функционировании других. Доминирование - это всегда и взаимодействие. Как отмечал из­вестный психолог С.Л. Рубинштейн, "психические процессы проте­кают сразу на нескольких уровнях и высший уровень всегда суще­ствует лишь неотрывно от низших... Мыслить здесь однопланово, искать мотивы поступков только на одном уровне - значит заведо­мо лишить себя возможности понять психологию людей и объяс­нить их поведение"2.

    1.5. Психические аномалии

    Криминологические научно-исследовательские центры (каби­неты), возникшие в двадцатых годах в университетских городах Украины и России, немало сделали для изучения личности пре­ступника и, в частности, психических аномалий. Был определен "психопатологический индекс" - показатель распространенности психических заболеваний среди правонарушителей, который ока­зался равным 68%, что почти не отличается от современных дан­ных. Умственная отсталость обнаружилась у 37% обследованных, психопатия - у 31%. Были получены важные данные о взаимоот-

    1 Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей. М., 1985. С.35-83, 109-161; Королев В.В. Психические отклонения у подростков-правонарушителей. М., 1992. С. 138-172-

    2 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1946. С. 261.

    - 89 -

    дающие расстройствами психики, составили 68.8 %1, Г.И. Чечель из заключений судебно-психиатрических экспертиз по Алтайскому краю установил, что 15.1% убийц невменяемые, а 56.2% - вме­няемые, но психопаты2. Совсем другие данные у М.И. Еникеева:
    среди лиц, направленных на судебно-психиатрическую экспертизу в связи с совершением преступлений и признанных вменяемыми, психопаты составили 18.3%, лица с остаточными явлениями орга­нических повреждений головного мозга - 18.7%, с травматической энцесралопатией - 18.0%, хронические алкоголики - 16%3. В сум­ме, однако, получается 71.0%, что почти совпадает с "психопато­логическим индексом", найденным еще в 20-х годах.
    Большинство исследователей не сопоставляет полученные ре­зультаты с контрольной группой. Необходимы статистические све­дения о распространенности психических аномалий среди всего населения и отдельных 'его категорий, и если окажется, что дельный вес" больных среди агрессивных правонарушителей на­много превышает относительное количество тех же психических отклонений среди населения либо соответствующих социальных групп (молодежи, горожан, сельских жителей, учащихся и др.), то­гда будут основания для суждений о криминогенности психических аномалий. В апреле 1989 г. на Всесоюзном совещании психиатров в Москве утверждалось, что в мире насчитывается не менее 40 млн. психически больных людей, которые могут считаться невме­няемыми, и еще 300 млн. - страдающих психическими аномалиями на уровне пограничных состояний. В Советском Союзе на то время психически больных людей насчитывалось не менее 15 млн., из них 5.5 млн. - на активном учете в психиатрических диспансерах. 17% студентов вузов лечатся от неврозов4. Это было в год подъе­ма демократического движения в стране, в разгар долгожданной перестройки. Нетрудно догадаться, что в 1993-1996 годах в Украи-
    1 Закалюк А.П., Коротченко А.И., Москалюк Л.Н. Допреступное поведение и ме­ханизм совершения преступления при нарушениях психики пограничного характера. Проблемы изучения личности правонарушителя. М., 1984. С. 145.
    Чечель Г.И. Влияние психических аномалий на назначение и отбытие наказа­ния- Личность преступника и уголовная ответственность. Саратов, 1981. С. 129.
    Еникеев М.Н. Основы судебной психологии. Психические свойства личности. М.. 1982. С. 91.

    4 Манучарова Е. Психиатрия без зон молчания//Известия. 1989., 19 апреля.

    -92-

    не и других странах СНГ ситуация значительно ухудшилась. Если даже исходить из того уровня заболеваемости, который был до­вольно приблизительно установлен в 1989 г. и численности всего населения СССР в 300 млн. человек, да учесть хотя бы 50-процентную латентность психических отклонений (а она наверняка больше) и исключить население в возрасте моложе 14 и старше 70 лет, что примерно составит 13-15%, то окажется, что 15% актив­ной части населения страдают психическими аномалиями. Значит, все данные о преступниках-психопатах и иных, страдающих патоло­гиями психики в рамках вменяемости, если они превышают 15 про­центов, могут служить доказательством криминогенности указан­ных факторов при условии, что соблюдены правила выборки, или хотя бы главное ее правило - случайный характер отбора объектов наблюдения. В связи с этим приходится признать, что расчеты, по­строенные на материалах учреждений, осуществляющих судебно-психиатрическую экспертизу, вряд ли соответствуют этому правилу выборки, поскольку на экспертизу направляют лишь тех обвиняе­мых, в отношении которых возникают сомнения в их психическом здоровье. Другими словами, происходит не случайный, а целена­правленный отбор объектов исследования1.
    Выявление роли психических аномалий в детерминации пре­ступного поведения может быть достигнуто также посредством со­поставления уровня преступности среди психически здоровых лю­дей и соответствующих им по возрасту и другим социальным ха­рактеристикам достаточно представительной группы лиц, страдаю­щих психическими аномалиями. В.П. Емельянов определил, что уровень преступности несовершеннолетних со здоровой психикой в


    1 Методическая неграмотность, а то и методический нигилизм, получивший ши­рокое распространение в криминологии и в правовых исследованиях, перечеркивают иногда большую работу, лишая ее научной ценности. Один автор, например, пишет, что он изучил 861 подростка, стоящего на учете в инспекциях по делам несовершеннолет­них, и установил, что по сравнению с контрольной группой из 200 школьников, не сто­явших на таком учете, в первой группе зачительно чаще встечаются дети озлобленные, лживые, наглые, жестокие, вспыльчивые и т.д. (См.: Сахно В.П. Некоторые особенно­сти криминологической характеристики несовершеннолетних, представляющих профи­лактический интерес для горрайорганов внутренних дел//Труды ВНИИ СССР. № 56. М., 1980. С. 80-83). Но ведь именно благодаря перечисленным негативным характери­стикам производился отбор подучетных делинквентов!

    - 93 -

    1.7 - 2 раза ниже, чем у стоящих на диспансерном учете олигофе-нов в'возрасте 14-17 лет, в 15-16 раз ниже, чем у психопатов и в 303.5 раза ниже, чем у эпилептиков того же возраста. Установлено также, что психопаты чаще, чем иные обвиняются в агрессивных посягательствах (67.8%). Среди осужденных несовершеннолетних, страдающих слабоумием (олигофренов) агрессивные правонаруше­ния составили меньше половины - 48%1.
    С-Петербургский психиатр, известный специалист в области отклоняющегося поведения несовершеннолетних А.Е. Личко сооб­щает, что 40% госпитализированных в связи с психическим нездо­ровьем трехсот подростков - правонарушители. Среди психопатов их почти половина2.
    Украинские авторы - криминолог С.А. Тарарухин и психиатр А.И. Селецкий - установили довольно высокий процент (почти 36%) среди 830 воспитанников специальных школ для трудновос­питуемых подростков, страдающих "биологической неполноценно­стью, заболеваниями центральной нервной системы и соматиче­скими страданиями"3. Смущает лишь неопределенность формули­ровок о "биологической неполноценности" и "соматических стра­даниях", но очевидно, что "удельный вес" психически нездоровых подростков в специальных школах для трудновоспитуемых (ныне -школ социальной реабилитации) намного превышают среднюю рас­пространенность этих болезненных состояний среди обычных школьников.
    Проблема психического здоровья несовершенннолетних при­обретает для криминологии особое значение не только потому, что среди правонарушителей оказалось значительное число психопа­тов, олигофренов, энцефалопатов, но и потому, что у подростков возникают специфические проблемы: явления, связанные с пубер-татным кризисом, способные обусловить отклоняющееся поведе­ние, акселерация - ускоренное телесное созревание, не сопровож­дающееся адекватным нравственным формированием личности за­держки психического развития и др. И.С. Кон и Д.И. Фельдштейн
    ) Емельянов В.П. Преступность несовершеннолетних с психическими аномалия­ми. Саратов, 1981. С. 11.

    2 Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л., 1983. С.53.

    3 Селецкий A.M., Тарарухин С.А. Несовершеннолетние с отклоняющим поведе­нием. К., 1981. С. 211.

    -94-

    пишут: "Психологически возраст крайне противоречив, он характе­ризуется максимальными диспропорциями в уровне и темпах раз­вития..., известной импульсивностью. Порой подростки сначала сделают, а потом подумают, хотя при этом уже сознают, что сле­довало бы поступить наоборот"1. Как уже отмечалось, больше по­ловины актов вандализма совершают лица, не достигшие возраста 18 лет. А это определяет актуальность детской патопсихологии для исследования психологии вандализма.
    Наиболее агрессивны психолаты. Психопатия представляет со­бой собирательное понятие, включающее в себя разнообразную симптоматику.
    Как свидетельствуют Ю.М. Антонян и В.В. Гульдан, одним из наиболее распространеных типов психопатии среди правонаруши­телей является возбудимый: около половины лиц с психопатиче­скими аномалиями (45.6%), совершивших преступления, обнаружи­вают повышенную возбудимость, вспыльчивость, импульсивность, гневливость, склонность к бурным аффективным вспышкам, под­верженность алкогольным запоям.2 Один из вариантов этого типа психопатов - эпилептоидные. П.Б. Ганушкин, а вслед за ним А.Е. Личко, выделяют эпилептоидную психопатию в самостоятельную группу психических отклонений. П.Б. Ганушкин подчеркивает мо­ральные дефекты эпилептоидов, их антисоциальные установки: "их аффективная установка почти всегда имеет несколько неприятный, окрашенный плохо скрываемый злобностью оттенок, на общем фоне которого время от времени иной раз по ничтожному поводу развиваются бурные вспышки неудержимого гнева, ведущие к опасным насильственным действиям". Они крайне эгоистичны, злобны, агрессивны, отличаются повышенной сексуальностью3.
    A.F. Личко эту характеристику дополняет указаниями на сход­ство эпи/ептоидов с больными эпилепсией: извращенные влечения, вязкость, тяжеловесность и инертность мышления, злобная тоскли­вость и готовность к вымещению плохого настроения на посторон­них лицах и вещах, садизм и мазохизм. В состоянии глубокого
    ) Кон И.С., Фельдштейн Д.И. Отрочество как этап жизни и некоторые психоло­го-педагогические характеристики переходного возраста. Хрестоматия по психологии. М., 1987. С. 366-ЗВ7.
    2 Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Указ. соч. С. 60-61.
    3 Ганушкин П.Б. Указ. соч. С. 45-77

    -95-

    опьянения обнаруживают склонность к вандализму - "стремление все бить и крушить"1.
    Типичным, на наш взгляд, представителем психопата-эпилеп-тоида может послужить 30-летний Д. Отбыв наказание за разбой­ное нападение, он устроился на работу в качестве землекопа на кладбище г. Полтавы. Все, кто его знали, отзываются о нем крайне отрицательно: злобный, вспыльчивый, жестокий. Терроризировал семью, жена от него ушла. После освобождения возобновил пре­ступную деятельность, совершил ряд тяжких насильственных пре­ступлений, завершивщихся убийством двух человек и сожжением автомобиля, в котором находились потерпевшие. Последние пре­ступления совершены при следующих обстоятельствах. Ночью Д. и другой работник кладбища В., вооружившись охотничьим ружьем, направились на мотоцикле к птицеферме, чтобы украсть курей. Но убедившись, что птицеферма заперта и охраняется сторожем, зло­умышленники отказались от намеченной кражи. Неподалеку от кладбища обнаружили автомобиль "Жигули", в котором находи­лись незнакомые мужчина и женщина. Оставив на кладбище мото­цикл, Д. с ружьем (кстати, незадолго до этого разбойно отнятого у незнакомого охотника) вместе с В. вернулись к машине. Из маши­ны вышел мужчина (впоследствии оказавшийся жителем Днепро­петровской области) и спросил, что им нужно. В ответ Д. дважды выстрелил в него. Затем прикладом оглушил женщину. Не обращая внимания на ее мольбу о пощаде. Д. и В. поместили тела потер­певших в салон автомобиля, облили бензином и вместе с машиной сожгли. Перед поджогом потерпевшая стонала, подавала признаки жизни. Судебно-психиатрическая экспертиза признала Д. психопа­тической личностью, вменяемым2.
    Страшное преступление, совершенное гробокопателями Д. и В., нельзя объяснить корыстью или иными рациональными мотива­ми. Была только злоба к людям, жажда разрушения и смерти. Сказалась и досада от неудавшейся кражи, сработал психологиче­ский механизм вымещения.
    Среди лиц, осужденных за агрессивные преступления, немало психопатов неустойчивого типа. Их психологическая характери-

    1 Личко А.Е. Указ. соч. С. 150.

    2 Архив Полтавского областного суда за 1992 год.

    - 96-

    стика излагается исследователями неоднозначно. ,Н. Б. Краснушкин и некоторые современные авторы отмечают их неорганизован­ность, легкомыслие, безволие, внушаемость, нецелеустремлен­ность, жажду новых впечатлений, бездумность поступков. Извест­ный исследователь девиантного поведения подростков А.Е. Личко, характеризуя неустойчивых психопатов, указывает на трусливость, неуправляемость, лень, стремление к удовольствиям и развлечени­ям, безответственность, тяготение к алкоголю и уличным компани­ям1. Среди психопатов, по наблюдениям Ю.М- Антонина и В.В. Гулдана, неустойчивые представлены 16.4 процентами. В.Т. Конд-рашенко, обследовавший 884 несовершеннолетних правонарушите­лей, установил 25% психопатов и акцентуированных личностей. По его мнению, наиболее часто правонарушения совершали лица с эпилептоидными, неустойчивыми и шизоидными особенностями ха­рактеров.2 Наиболее распространенные преступления - угоны авто­мобилей, что, как известно, нередко завершается бессмысленными уничтожениями и повреждениями угнанных машин. Среди несо­вершеннолетних, отбывающих наказание в Куряжской ВТК за аг­рессивные правонарушения, и обследованных психологом Н.П. Крейдун, большинство составили лица, которые отличаются акцен­туациями неустойчивого типа. Но об этом более подробно - в дру­гом месте этой главы.
    Заметное место среди психопатов, нарушивших уголовные за­коны, занимают истерические личности. Для них характерны эго­центризм - стремление обратить на себя внимание окружающих, жажда признания, лживость и нарочитая театральность поведения;
    мышление поверхностное, с постоянным соскальзыванием к фанта­зированию. В то же время, как отмечал П.Б. Ганушкин, "по отно­шению к тем, кто возбудил их неудовольствие, они злопамятны и мстительны. Будучи неистощимы и неразборчивы в средствах, они лучше всего чувствуют себя в атмосфере скандалов, сплетен и дрязг"3. Среди психопатологических личностей, совершивших пре­ступления, истероидов, по мнению авторов монографии о крими-

    ' Личко А.Е. Указ. соч. С. 170-177.

    2 Кондрашенко В.Т. Девиантное поведение у подростков. Минск, 1989, С. 14-23.

    3 Ганушкин П.Б. Указ. соч. С. 37.

    -97-

    нальной патопсихологии - 16.4%. Среди совершаемых ими престу­плений 36%- агрессивные1.

    Гипертимый тип психопатий отличается подвижностью лично­сти, болтливостью, озорством, легковесностью суждений. Гиперти­мы - "душа компании", склонны к групповым формам отклоняюще­гося поведения, к различного рода авантюрам, в том числе и пре­ступным. Часто являются лидерами преступных групп. Эти личност­ные черты нередко переплетаются с признаками психических от­клонений, характерных для неустойчивых и истерических психопа­тов.
    Группа психопатий астенической группы состоит из шизоид­ных, астенических, психопатических отклонений. Для нас представ­ляет интерес шизоиды, отличающиеся агрессивностью. Они погру­жены в свои переживания, интравертны, внешне неуклюжи, чуда­коваты, замкнуты. Им чуждо сопереживание и сочувствие. Эмоцио­нальная холодность у многих превращается в эмоциональную ту­пость, чрезвычайную жестокость, в безразличие к чужому страда­нию. Большинство преступлений, совершаемых шизоидами, имеет агрессивную направленность.
    Среди изученных нами материалов о вандализме обращает на себя внимание дело о преступлении, квалифицированном по ч.2 ст. 206 УК Украины. 43-летняя регистратор 16-й городской больницы города Харькова А. в рабочее время в помещении регистратуры подожгла находившуюся там документацию. Уничтожены медицин­ские карточки, истории болезней, а также оборудование на круп­ную по тем временам сумму в 75 тыс. руб. (1991 г.). Была трезвой. В суде свой поступок объяснила служебным конфликтом с админи­страцией. Судебно-психиатрическая экспертиза установила у А. шизоидную психопатию и сочла .подсудимую вменяемой.
    Паранойяльные психопаты среди осужденных встречаются срав­нительно редко, но это не свидетельствует об их конформизме.
    Наоборот, они эгоистичны, привержены идее собственной ис­ключительности. Это люди крайне односторонние: вся окружающая действительность имеет для них значение и интерес постольку, по­скольку она касается их личности. Все кто не согласны с ними -

    ' Ю.М. АнТонян, В.В. Гульдан. Указ. соч. С. 61-62. -98-

    личные враги. Их мысли и переживания сосредоточены на узком круге "сверхидей", центральное место в котором занимает, конеч­но, их собственная личность. Нетерпимы и конфликтны, что приво­дит к сутяжничеству, скандалам и агрессивным преступлениям, в том числе и направленных против вещей. По опубликованным дан­ным, из числа совершенных ими преступлений 64% составили на­рушения общественного порядка, 27% - посягательства на лич­ность. Параноики составляют ядро террористических групп и ис­полнителей идеологического вандализма.
    Хронические алкоголики составляют, пожалуй, одну из самых распространенных фигур среди ограниченно вменяемых правона­рушителей. Алкоголизм часто сочетается с, психопатиями. Больше половины психопатов совершили преступление в состоянии алко­гольного опьянения. А психопаты эпилептоидного (возбудимого) типа - около 70%. Как сообщает Э.В. Батурина, мозговые патоло­гии (слабоумие, психопатии, органические повреждения головного мозга, эпилепсия) отмечались у 76% лиц, прошедших судебно-психиатрическую экспертизу. Все признаны вменяемыми. В то же время исследование позволило сделать заключение о том, что па­тологические отклонения психики "под влиянием алкоголя опреде­лили отрицательные формы поведения с утратой приспособитель-ных реакций на внешние условия, способствуя тем самым совер­шению противоправных действий"1. Так, 20-летний столяр художе­ственного училища С., находясь на работе в нетрезвом состоянии, неожиданно и без видимых причин побил в мастерской все окна. Позже объяснял, что ему какие-то незнакомые лица угрожали рас­правой. Судебно-психиатрическая экспертиза установила "острое развитие алкогольного психоза с галлюцинаторно-параноидной симптоматикой". Суд назначил принудительное лечение2.
    Агрессивное поведение провоцирует также и патологические расстройства психики, создающие так называемые "пограничные состояния", при которых наблюдается различная по степени выра-

    ^ Батурина Э-В. Судебно-психиатрическая оценка осложненных форм алкоголь­ного опьянения//Вопросы профилактики общественно опасных действий, совершае-;-мых психически больными людьми. Волгоград, 1981. С. 82-83.

    2 Архив Ленинского районного суда г. Харькова. Дело 1-49/92.1

    -99-

    женности дезорганизация личности, снижение прогностических способностей, усиление эгоистических и враждебных тенденций. Мы уже ссылались на сообщение М.И. Еникеева о том, что среди лиц, направленных на судебно-психиатрическую экспертизу, обна­ружены 18.7% с поражением центральной нервной системы орга­нического происхождения, 18% с поражением мозга травматиче­ского происхождения и 16% хронических алкоголиков.
    Подробные сведения о криминогенности психопатологий со­держатся в исследованиях детского девиантного поведения. Пред­ставляют, в частности, интерес данные о структуре психопатологи­ческих отклонений трех довольно больших групп подростков, об­следованных В.В. Королевым. Первую группу составили 1980 лиц, подвергнутых экспертизе в течение ряда лет. Во вторую вошли 384 несовершеннолетних, лично обследованных автором. Третья группа - рецидивисты, впервые привлеченные к уголовной ответственности в несовершеннолетнем возрасте и впоследствии вновь подвергну­тые судебно-психиатрической экспертизе. В нее вошли 302 челове­ка.
    Структура психической болезненности в процентах выглядит таким образом1.

    ' Королев В.В. Указ. соч. С. 94.

    Таблица 5



    1 группа


    2 группа


    3 группа


    Психопатические черты характера


    19,2


    19,3


    15,8


    Патохарактерологические реакции и развитие


    4,3


    6,8


    4,4


    Психопатии


    5,1


    2,8


    7,7


    Последствия органического по­вреждения головного мозга


    33,0


    38,9


    39,5


    Олигофрения


    20,0


    26,3


    15,7


    Алкоголизм


    15,3


    3,8


    14,4


    Неврозы


    2,6


    2,5


    2,1



    Обращает на себя внимание близкое сходство трех структур болезненных состояний разных групп, объединяемых лишь несо­вершеннолетним возрастом и девиантным поведением. Это свиде­тельствует о представительности полученных данных. Расхождение показателей алкоголизма автор объясняет различием понимания и неодинаковыми методами диагностирования этого недуга. Заметим также высокий удельный вес остаточных явлений органического поражения головного мозга. Причинами становятся алкоголизм ро­дителей, патология беременности и родов у матери, а также ин­фекционные заболевания в раннем детстве. Проявляется эта пси­хическая аномалия по-разному: в виде интеллектуальной недоста­точности, психопатических синдромов и неврозоподобных рас­стройств. Таким образом, если наиболее распространенное психи­ческое нездоровье среди подростков-правонарушителей расчленить в соответствии с их синдромами, то окажется, что олигофрения, а также психопатические черты характера, да еще алкоголизм - са­мые характерные психопатологии среди несовершеннолетних пра­вонарушителей. Что касается неврозов, то это временные и изле­чимые нервно-психические расстройства, восходящие к детству и активизирующиеся в психотравм ирующих ситуациях. Согласно уче­нию 3. Фрейда, неврозы возникают вследствие острых, непреодо­ленных противоречий между "Эго", не сумевшим справиться с аморальными влечениями "Ид", и "Супер-эго" - совестью и право­сознанием личности. Выделяются три основные формы неврозов:

    неврастения, истерия и невроз навязчивыг состояний. Все они в той или инои мере нарушают нормальное реагирование индивида на ситуацию и могут спровоцировать деструктивное поведение.

    В специальной литературе нет единства мнений относительно того, какие отклонения психики детерминируют преимущественно

    - 101 -

    агрессивные правонарушения. В.В. Королев разделил все виды преступлений на шесть групп и показал структуру преступности психопатов, олигофренов и других категорий несовершеннолетних с психическими аномалиями. Сопоставив измельченные таким об­разом структуры, автор пришел к заключению, что коррелятивная связь между типом психической аномалии и характером правона­рушений отсутствует: "Если бы психические отклонения играли оп­ределяющую роль в происхождении преступлений, качественные особенности психических расстройств неминуемо принципиальным образом изменили бы структуру преступных действий при разных формах патологии"1.
    Такое заявление Можно объяснить недостаточно корректной группировкой преступлений, в результате которой агрессивные правонарушения оказались в разных группах.
    После устранения допущенных искажений в группировке пре­ступлений, извинительных для автора-медика, мы, используя те же количественные данные, получили достаточно репрезентативные показатели, которые сидетельствуют о зависимости направленности правонарушений от вида психических аномалий. Оказалось, что аг­рессивные преступления среди всех правонарушений, совершенных психопатами, а также лиц с психопатическими чертами характера и патохарактерологическими реакциями, составили 60.7%. Алкого­лики учиняют агрессивные действия еще чаще - 68.8%. Страдаю­щие остаточными явлениями органического повреждения головного мозга почти в такой же степени агрессивны: названные преступле­ния в сумме всех совершенных составили 55.4%. Напомним, что среди синдромов заболевания психопатизация - преобладающее явление. Олигофрены, как правило, не агрессивны. Среди совер­шенных ими преступлений агрессивные составили лишь 4.7%. Со­поставим эти цифры со структурой преступности несовершеннолет­них в Харьковской области в 1994 году. Грабежи, разбои, вымога­тельства, хулиганство, изнасилования, умышленные убийства и иные насильственные преступления составили здесь 21%. Психопа­ты, алкоголики и им подобные, которые нарушили уголовные зако­ны, оказались в три раза более агрессивными. Что, как говорится, и требовалось доказать. К аналогичным выводам пришел В.П.Емельянов: в структуре преступности несовершеннолетних пси­хопатов 53.8% составили агрессивные посягательства и 36.7% -

    ' Королев В.В. Указ. соч. С. 149-150.

    - 102 -

    кражи; в структуре преступности олигофренов кражи занимают 59.2%, а агрессия составляет 36.2%1.

    1.4, Акцептуация характера

    После появления в Украине первого переводного издания мо­нографии немецкого ученого К. Леонгарда "Акцентуированные личности" (Киев, 1981 г.) в профессиональный язык науки о чело­веческой личности прочно вошло понятие акцентуации. Первыми исследованиями акцентуаций в странах бывшего СССР стали пси­хиатры и психологи, занимавшиеся проблемами несовершеннолет­них деликвентов: А.Е. Личко (1983), В.Т. Кондрашенко (1988 г.), В.В. Королев (1992), Н.П. Крейдун (1993) и др.
    По общему мнению, акцентуации личности или характера, что нам кажется более точным, - это такие их особенности, которые не являются вполне патологическими, но, находясь как бы на границе нормы и патологии, влияют на поведение, в том числе преступное. Важно уяснить их отличие от психопатий. Психопатии - это такие аномалии, которые носят тотальный харак­тер. Они, во-перых, поражают личность в целом; во-вторых, они устойчивы и сохраняются пожизенно; и, в-третьих, существенно нарушают адаптивные способности личности.
    Отсутствие этих признаков при наличии схожести индивиду­альных особенностей, а также, так сказать, асимметричность лич­ности и ослабленность самоконтроля определяют акцентуацию ха­рактера. В некоторых работах акцентуации называются также пси­хопатическими чертами характера.
    Схожесть акцентуации с психопатиями отражается и в их на­именовании: в ряде случаев акцентуации носят те же названия, что и соответствующие им по симптомам психопатии. Это видно из следующей таблицы.

    Таблица 6

    Психопатии




    Акцентуация




    Гацнушкин, Личко и др.


    Леонгард


    Личко


    Кондрашенко


    Истерические


    Демонстративные


    Истероидные


    Истероидные


    Параиоидные


    Засгревающие


    Эксплозииные



    Эпилептоидные


    Возбудимые


    Эпилептоидные


    Эпилептоидные



    Емельянов В.П. Указ: соч. С. 15.

    - 103-

    Гипертимические (гиперманиакаль­ные)


    Гипертимические


    Гипертимные'


    Гипертимные


    Неустойсивные (маниакально-депрессивный психоз)


    Дистимические


    Неустойчивые


    Неустойчивые


    Циклотимические


    Аффективно-лабильные (циклотимические)


    Циклоидные


    Эмоционально-лабильные


    Шизоидные


    Интровертированные Экстровертированные Тревожные Эмотивные


    Шизоидные Гипертимно-конформные Сензитивные Лабильные


    Шизоидные Конформные Сензитивные



    Далеко не все из числа перечисленных акцентуаций увеличи­вают вероятность деструктивного поведения. Некоторые, например, эмотивная акцентуация, свидетельствует о доброте, сопереживании, готовности к самопожертвованию (литературный пример - Алеша Карамазов в романе Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы").
    Акцентуаци по сравнению с одноименными психопатиями про­являются более мягко и с возрастом у большинства несовершенно­летних правонарушителей сглаживается лечением и воспитанием.
    По наблюдениям А.Е. Личко, 40% из 300 госпитализирован­ных несовершеннолетних с акцентуациями характера - делинквенты (лица с отклоняющимся поведением). Частота делинквентности за­висит от вида акцентуации: неустойчивая акцентуация приводит к правонарушениям и аморальным поступкам в 76% случаев, эпилеп-тоидная - 61%, истероидная - 54%, шизоидная - 44%, гипертимная - 36 %.1 В других источниках приводятся несколько иные цифры, другие наименования.
    В 1994 году доцент Н.П. Крейдун с помощью студентов пси­хологического факультета Харьковского государственного универ­ситета и работников Куряжской ВТК провела диагностику акцен­туаций характера 109 осужденных за тяжкие агрессивные преступ­ления. В работе использовался специальный вопросник для иссле­дований акцентуированных личностей, разработанный Шмишеком на основе концепции акцентуированных личностей К. Леонгарда.

    1 Личко А.Е. Указ. соч. С. 53.

    104-

    Наиболее многочисленную группу по результатам исследова­ния составити подростки, осужденные за грабежи и иные такого рода преступления. Почти в половине случаев (48.9%) диагности­ровался неустойчивый тип акцентуации характера. Лиц с указан­ным типом акцентуации характеризует резкая смена настроения.
    Они реагируют на внешние влияния более бурно, чем осталь­ные. Для них характерно безволие, непредусмотрительность:
    "плывут по течению". В детстве непослушны, часто трусливы, пло­хо учатся. Рано обнаруживается тяга к развлечениям и удовольст­виям, не любят труд, избегают устойчивых обязанностей, живут, как говорится, одним днем. Эмоции преобладают над разумом, но и они неустойчивые и непредсказуемые. Возникшие желания гото­вы, нераздумывая, удовлетворить недозволенным способом. Вме­сте с тем, такие подростки достаточно привязаны к родным и близким. Однако они также остро чувствуют и свою зависимость от референтной группы, а в случае попадания в группу с "сильным " лидером признают его авторитет и беспрекословно ему подчиня­ются.
    В 40% случаев неустойчивый тип акцентуации сочетался с возбудимым. Это так называемый эпилептоидный тип. Подростков этого типа акцентуации характеризует недостаточная управляе­мость, выражающаяся в том, что решающим для его образа жизни и поведения являются влечения, инстинкты, неконтролируемые по­буждения. То, что подсказывается разумом, не принимается во внимание. Реакции возбудимых личностей импульсивны. Если им что-то не нравится, они не ищут возможности примирения, им чуж­да терпимость, напротив, и в мимике, и в словах они дают волю раздраженности, открыто заявляют о своих требованиях или же со злостью удаляются. Имеют склонность к занятиям физическим трудом и могут похвастаться более высокими, чем у других резуль­татами. По мере возрастания гнева они обычно от слов переходят к агрессии. Бывает, что рукоприкладство таких подростков опере­жает слова. Такие подростки склонны к алкоголизации. Импуль­сивны их проявления в сексуальной сфере. Моральные устои в жизни таких людей не играют сколько-нибудь заметной роли. У возбудимых личностей констатируется замедленность мыслитель­ных процессов, затруднено восприятие чужих мыслей.

    - 105

    У 27% испытуемых диагностировался циклотимический тип акцентуации. Таких подростков характеризует более выраженная склонность к сменам настроения. Если они переживают радостное, то вслед за этим можно ожидать повышения общего жизненного тонуса, активной деятельности; в состоянии дипрессии пассивны, у них появляются замедленность реакций, мышления, общая апатия.
    У 21% подростков установлен гипертимный тип акцентуации характера. Приподнятое настроение у них сочетается с жаждой деятельности, повышенной словоохотливостью и с тенденцией по­стоянно отвлекаться от темы разговора, что приводит к "скачкам" мысли. Гипертимы всегда смотрят на жизнь оптимистично. У них постоянная жажда деятельности, стремление познать что-то новое, и, склонность к авантюрным решениям. Они порой бывают "душой компании", болтливы. Склонны к пьянству и правонарушениям, по­скольку они в определенные моменты как бы утрачивают чувство долга, и способность к раскаянию. Стремятся к лидерству в группе подростков и нередко становятся инициаторами групповых престу­плений.

    Таким образом, если характеризовать подростка, совершив­шего агрессивные корыстные преступления, то можно отметить, что это человек, обладающий резко Выраженной эмоциональной ре­акцией, недостаточным логическим контролем над действиями и поступками, с неразвитыми этическими правилами. Он легко подчиняется внешним влияниям, склонен к алкоголизации. Свою активность, порой повышенную, может направлять в область агрессивных реакций.

    13 подростков из 17 обследованных, которые отбывали нака­зания за тяжкие насильственные преступления против жизни, здо­ровья и половой свободы личности (убийства, тяжкие телесные по­вреждение и изнасилования), обладатели ярко выраженной эпи-лептоидной (возбудимой) акцентуацией характера. Считать эту выборку репрезентативной нельзя, но явное преобладание эпилеп-тоидов в этой небольшой группе несовершеннолетних правонару­шителей не является, на наш взгляд, случайным. Их было много (40%) среди лиц, осужденных за насильственные корыстные пре­ступления, что свидетельствует о том, что повышенная возбуди­мость в значительной мере типична для агрессивных преступников.

    - 106 -

    Этот вывод вытекает также из опубликованных психолого-медицинских исследований, осуществленных во Всесоюзном науч­но-исследовательском институте МВД СССР в 1979 г. Были иссле­дованы 180 осужденных за агрессивные преступления (их виды не указаны) и в качестве контрольной группы 80 осужденных за на­сильственные корыстные правонарушения. Обследование проводи­лось с использованием современной методики, с использованием теста Кеттела (187 вопросов, 16 шкал), цветового теста Люшера, обстоятельного интервьюирования. Выводы исследования:
    1) Осужденные за насильственные преступления отличаются от контрольной группы высокой эмоциональной возбудимостью и повышенным уровнем тревожности, что является одной из причин, приводящей их к частым конфликтам.
    2) Для осужденных за насильственные преступления харак­терно эффективное мышление, так называемое "превалирование чувств над мыслью". Это качество находит свое выражение в об­щей эмоциональной неустойчивости. Осужденные этой категории отличаются эффективной напряженностью, что в совокупности с такими выявленными качесгвами, как решительность в поступках, часто приводит к серьезным конфликтам"1.
    Книга К. Леонгарда об акцентуациях личности в русском пе­реводе была издана первым изданием в 1981 г? Судя по всему мо­сковские авторы, обследовавшие осужденных за агрессивные (насильственные) преступления в 1979 г., не были знакомы с кон­цепцией акцентуированной личности и не употребили даже такой термин. Но в цитированных выше выводах они описали типичные черты акцентуантов эпилептоидного и неустойчивого типов, с яв­ным преобладанием первого. Поскольку вандализм - это разновид­ность агрессии, то психологические черты лиц, которые устраивают погромы, взрывы и т.п., обладают теми же типичными акцентуа­циями, что и убийцы, грабители, вымогатели, бандиты.
    Итак, психические аномалии и акцентуаци характера, будучи отклонениями от нормы, способствуют формированию личностных свойств, детерминирующих девиантное (отклоняющееся) поведе­ние. Но отклонения бывают разного направления. Шуты при тира-
    1 Десятников В.Ф., Виноградов Ю.Е., Голубев А.П. Эмоционально-волевая сфера личности осужденного как объекта психолого-медицинского исследования. Труды ВНИИ МВД СССР. . 50. М 1979. С. 105-107.

    -107-

    нах, дозволяющих только им говорить правду о себе. Юродивые, которых на Руси считали божьими людьми. Декабристы, добро­вольно сменившие аристократические салоны на сибирские остро­ги. Диссиденты недавнего прошлого. Галлилей, Джордано Бруно, Лобачевский, Эйнштейн, Гоголь, Достоевский. Все они - с отклоне­ниями от нормы, психопаты или акцентуанты. Но где бы мы были теперь, если бы не эти "ненормальные"?
    По-видимому одни лишь психические аномалии еще не предо­пределяют неизбежность и направленность девиантного поведения. Изучение личности преступника не может ограничиваться медико-психологическими исследованиями.

    .1.5. Некоторые итоги опроса несовершеннолетних право­нарушителей

    Вандализм, особенно бытовой и эпатажный, - явление в ос­новном молодежное, о чем свидетельствуют, в частности, социаль­но-демографические данные, почерпнутые из изученных нами ар­хивных уголовных дел (см. начало главы). Однако, к сожалению, этой информации недостаточно для характеристики социально-психологических позиций, мнений и оценок лиц, осужденных за насильственные и иные агрессивные преступления в несовершенно­летнем возрасте. Чтобы восполнить этот пробел, мы использовали материалы опроса воспитанников Куряжской ВТК (г. Харькова), а также собеседований с учащимися специальной школы для трудно­воспитуемых. Работа была выполнена доцентами Национальной юридической академии Кальманом А.Г., Водник В.Д., Золотаревой Ю.И., Ставицкой Е.В. (руководитель темы - Зелинский А.Ф.) в 1994 году по заказу Харьковской областной администрации. С помощью анонимных анкет были опрошены 190 осужденных, из них 87 лиц, которые были осуждены за агрессивные преступления. Около по­ловины из них - за грабежи и разбои, 29 - за умышленные уничто­жения и повреждения имущества, 10 - за хулиганство, не связан­ное с вандализмом, 10 - за тяжкие телесные повреждения и столь­ко же - за изнасилование. Остальные 103 отбывали наказание за кражи и мошенничество.
    Наряду с анкетированием осуществлялось также интервьюи­рование несовершеннолетних, осужденных за вандализм после оз­накомления с их личными делами в спецчасти ВТК. И, как сообща-

    - 108 -

    лось выше, проводилась психологическая диагностика обследуе­мых на предмет определения акцентуаций личности.
    Из 87 осужденных за агрессивные преступления лишь трое в момент обследования были моложе 16 лет. 25 человек (28.5%) достигли совершеннолетия. Остальные имели возраст 16-17 лет.
    Около 60% до ареста состояли на учете в инспекциях по де­лам несовершеннолетних, 15% к этому времени с учета были сня­ты. У большинства имелся до этого криминальный опыт: на вопрос "Удавалось ли ранее избегать уголовной ответственности за со­вершенные преступления?" 34.5% ответили: "Да, и не единожды", 14.0% - "Да, был такой случай"; 12.6% не помнили, а 39.0% - от­рицали. Учитывая анонимность опросов, нет оснований не верить тому, что по меньшей мере половина осужденных за агрессию ра­нее безнаказанно совершала преступления.
    Из 50 учащихся специальной школы 36 были направлены в эту школу после задержания за бродяжничество и воровство, а ос­тальные - за хулиганство. 62% из них считают, что отбывают нака­зание, другие - называют свою школу-интернат учреждением вос­питательным. 80% заявили о том, что это для них полезно. Впро­чем, в беседе с интервьюером весьма вероятно и неискренние от­веты, особенно если они в той или иной мере аттестуют респон­дента. Все состояли прежде на учете в инспекциях по делам несо­вершеннолетних.
    Антисоциальность правонарушителей не исключает решитель­ного (по их словам) неприятия некоторых видов преступлений. Оп­рошенные воспитанники Куряжской ВТК совершенно неприемле­мыми для себя престулениями назвали следующие:
    1) изнасилование и половые преступления - 48.2% (с этим со­гласны двое насильников);
    2) надругательство над могилами - 47.1%;
    3) убийство из корысти - 25.3%;
    4) грабежи, разбои и вымогательство в отношении лиц, жи­вущих на заработную плату, пенсию, стипендию - 23%.
    Любопытно, что в числе строго осуждающих насильственные корыстные посягательства на трудящихся, оказалось 14 грабителей (из 53 опрошенных).
    Никто не осудил кражи и мошенничества. Почти так же тер­пимо относятся несовершеннолетние правонарушители к хулиганст-

    - 109-

    ву: лишь один респондент считает хулиганство для себя совершен­но "недопустимым грехом. Четверо из 87 осужденных за агрессив­ные правонарушения заявили, что при определенных обстоятельст­вах может быть оправдано любое преступление. Среди осужденных за кражи такой ответ дал лишь один из 103. Количество таких от­ветов слишком небольшое, чтобы делать какие-то выводы, но само их наличие в сознании 16-17 - летних не может не тревожить.
    Необдуманность и импульсивность подростковой преступности общеизвестна. Эта сторона психолгии вандализма и иной агрессии обнаруживается в заполненных анкетах. Лишь шестеро из 87 "агрессоров", т.е. около 7%, заявили, что совершая нападение, они вспомнили об уголовной ответственности, но рассчитывали ее избежать. Остальным такая мысль вообще не приходила в голову. "Воры" (так ради краткости в анализе материалов анкетирования будем называть лиц, осужденных за кражи и мошенничество; всех остальных столь же условно называем "агрессорами") оказались более осмотрительными: каждый четвертый из них, по собственно­му признанию, вспоминал об уголовной ответственности. Семеро осужденных за вандализм заявили, что они не знали об уголовной наказуемости содеянного ими (8%).
    Многие не предполагали, что их поступки приведут в колонию. Так заявили 43.7% "агрессоров" и 36% "воров". Но такое заблу­ждение вытекало не из правового невежества, а из уродливой практики применения закона, когда до суда доходит лишь малая часть уголовных дел о преступлениях, совершенно бесспорных.
    Даже с учетом поправок на неискренность некоторых ответов, можно утверждать, что широко распространенная вера в общест­венное воздействие уголовного законодательства и его пропаганды недостаточно обоснована.
    Не раскаиваются и не осуждают себя 16 осужденных (18.4%). Считать, что нераскаившиеся совершат новые преступления, а те кто искренне осуждает свое прошлое, не нарушит уголовного за­кона, было бы слишком самонадеянно, потому что далеко не все­гда человек поступает так, как он считает правильным, или заявля­ет об этом.
    Об этом косвенно свидетельствуют и ответы на вопрос уждаетесь ли вы в перевоспитании и исправлении ?" "Да" - от­ветили 30% опрошенных, и "нет" - 42.5%. "Захочу - сам исправ-

    - 110-

    дюсь" - заявил каждый девятый. Чаще других (около 80%) отрица­ли необходимость своего исправления, лица, осужденные за хули­ганство и вандализм, а также за изнасилование, считая, вероятно,

    свои поступки случайными ("с кем не бывает").

    Осужденные к лишению свободы несовершеннолетние в

    большинстве своем не верят в перевоспитание. Больше половины (51%) прямо заявили, что колония не может перевоспитать, она портит тех, кто в нее попадает: пять респондентов (2.6%) уточняют, что, по их мнению, колония карает, а не воспитывает, а 35 осуж­денных верят только в свои силы: "Все зависит от меня". Лишь 21.5% надеются на перевоспитание в колонии. Эти высказывания объясняются неосознанным стремлением юношей к самостоятель­ности. Люди не любят,, чтобы их воспитывали. Подрастающий мальчик говорит "Я сам", и это стремление к самостоятельности

    -надо поощрять.

    Воспитательно-трудовая колония воспринимается осужденны­ми как место отбывания наказания и источник фрустрации. А это не может не повлиять на оценку педагогической эффективности лишения свободы. 06 этом, в частности, свидетельствуют и мнения опрошенных (190) воспитанников относительно их наиболее часто посещаемого настроения. Лишь немногим больше 20% респонден­тов, т.е. каждый пятый полагает, что настроение его во время пре­бывания в ВТК - обычное, ровное, а у 7%, боее того, - хорошее. Остальные указали на негативные, депрессивные характеристики своего настроения; скуку - 26%, отчаяние - 11%, озлобленность -10%, упадническое - 8%, около 17% не могли (не пожелали) от­ветить на вопрос.
    О предкриминальном своем поведении опрашиваемые из чис­ла осужденных за насильственные преступления и вандализм со­общили следующее.

    48.3% до осуждения состояли в устойчивой подростковой

    группе. Каждый третий считает себя лидером группы. Многие - поч­ти половина - затрудняются определить свою роль в группе, что вероятно, свидетельствует о недостаточной организационной офор-мленности внутригрупповых отношений. 65% принимали участие в "разборках" между враждующими подростковыми группами, проще говоря, в групповых драках. На наш взгляд - это весьма красноре­чивая и правдивая информация об агрессивности и времяпровож-

    - 111 -

    дении респондентов. 150 из 190, т.е. почти 80% курят, 119 (62.6%) употребляли алкоголь, а 75 (39.4%) - "пробовали" наркотические вещества, но наркоманами себя не считают. Соответствующие по­казатели среди осужденных за агрессивные проявления в основ­ном те же.
    Широко известная поговорка "Скажи мне, кто твой друг и я скажу, кто ты" подсказала составителям анонимной анкеты вопрос:
    "Какие качества вы больше всего цените у своих друзей?" Наибо­лее привлекательной оказалась верность дружбе. По всему масси­ву опрошенных это качество назвали больше половины (52.1%), а среди осужденных за агрессивные преступления - 46%. Шестипро­центная разница при небольшом числе наблюдений могла возник­нуть случайно, однако хулиганство и погромы - преимущественно ситуационные преступления, они реже совершаются организован­ными группами, чем кражи и мошенничества. Поэтому требование верности среди хулиганов менее актуально. На втором месте - ве­селый нрав (около 40% во всех группах респондентов). Высоко котируется смелость: 31% воров и 34% всех остальных. Затем следует "верность своему слову" - качество, которое высоко це­нится в деловых отношениях, а поэтому среди лиц, осужденных за агрессивные посягательства, оно называется реже, чем в среднем по всему массиву - 18.3% против средних 25.2%.
    Известно, что в подростковой среде с уважением относятся к физической силе товарищей. Но на это качество указали лишь 16% агрессивных правонарушителей и чуть меньше (15%) воров. Значит, интеллектуально-нравственные черты личности значат больше, чем тупая физическая сила. Но равное количество пред­почтений отдали честности и хитрости - по 13.1%. Как и следовало ожидать, осужденные за кражи предпочитают хитрость (20%), а агрессивные - честность (19%). 9.4% всех опрошенных указали на бескорыстие, в том числе и воры (около 6%). Умение драться вы­соко оценили осужденные за грабежи и разбои (18.8%) и хулига­ны (20%). В среднем это качество, как и физическая сила, не по­лучило приоритетного значения (около 10%).
    Жизненная позиция человека, особенно молодого, во многом за­висит от того, как он видит свое будущее. Выяснялась ближняя пер­спектива вопросом "Что, по вашему мнению, ждет вас после освобож­дения?" и дальняя - "Каким вы видите себя лет через 10 -20?"

    - 112-

    Вызывает тревогу то, что 57, т.е. 30% опрошенных ответили на первый вопрос "не знаю". Статистически значимые различия между "агрессорами" и "ворами" здесь не отмечаются. Больше половины (56.3%) собираются устроиться на работу. Этот процент среди осуж­денных за агрессивные преступления несколько выше -60%. На учебу ориентируются 34.2%. И снова впереди "агрессивные" - 37%.
    В соответствии с современными экономическими реалиями довольно большая группа - 36 человек (около 19%) предполагает заняться бизнесом, а 26 (13.6%) - иными заработками. Только 60 человек вполне уверены в том, что у них имеется жилье, где они поселятся после освобождения (31.5%).
    Вопреки юношескому оптимизму, в ответах респондентов об­наруживается тревога о своем ближайшем будущем. Многие не знают, где будут проживать. И хотя больше половины опрошенных заявили о своем желании работать после выхода из колонии, но где и в каком качестве - у них ясности нет.
    Дальняя жизненная перспектива в ответах осужденных выгля­дит следующим образом. Около 38% не питают на этот счет осо­бых иллюзий и хотели бы быть просто честными труженниками. Статистически значимые различия в мнениях между категориями респондентов не усматриваются. Примерно каждый пятый видит себя удачливым предпринимателем. Эта перспектива больше при­влекает лиц, осужденных за агрессивные правонарушения (25.3%). 16 опрошенных хотели бы стать известными артистами или писате­лями. Почти все они отбывают наказание за кражи и мошенничест­во. 11 несовершеннолетних преступников мечтают стать участника­ми организованных преступных группировок и столько же - про­фессиональным вором или мошенником ("вором в законе"). Итого криминальная карьера прельщает 22 начинающих. Из них осуж­денных за кражу 14, т.е. более 2/3, что вполне естественно: воры всегда составляли самый многочисленный и самый криминализо-ванный отряд упорных правонарушителей.
    Ядром личности являются ее смысловые установки или ценност­ная ориентация на смысл жизни. У несовершеннолетних правонаруши­телей система ценностных ориентации не сформирована или приобре­тает искаженный характер. Осужденным в ВТК задан вопрос:"Что со­ставляет для вас главный смысл жизни?" Получены такие ответы: бла­гополучие родных людей - 36.3%, (от осужденных за агрессивные

    - 113-

    преступления - 40%) при этом самый большой процент такого ответа у лиц, осужденных за хулиганство; уважение людей - 23.1% (30%) столько же считают главным смыслом жизни свободу и независи­мость; на деньги как главное благо в жизни указали 12.1% опрошен­ных (среди агрессивных - 8%); 14.0% - развлечения и житейские удовольствия, 11.0% - секс, 6.3% - власть; 3.1% - слава. 21 осуж­денный (11.0%) видит главным смыслом своей жизни приближение к Богу, а 17 (8.9%) - сделать жизнь осмысленной. Семь ответов весь­ма пессимистические - "нет в жизни смысла". Статистически значи­мых различий между двумя основными группами респондентов (осужденных за кражи и осужденных за агрессивные преступления) в их последних ответах нет. Обращает на себя внимание разброс суж­дений от узко потребительских до философского смысла жизни и стремления к Богу. Нельзя не отметить при этом то обстоятельство, что значительная часть молодых правонарушителей на первое место в шкале жизненных ценностей ставит откровенно эгоистические - деньги, удовольствия, секс, власть над людьми. В сумме - 43.4%, а если к этому прибавить и благополучие близких родственников, то окажется, что почти 80% этих юношей, ждущих освобождения, настроены в ос­новном утилитарно. Впрочем, вряд ли это отличает их от большинства сверстников той социальной среды, где они выросли.
    Аналогичный устный опрос по несколько упрощенной схеме с учетом возраста опрашиваемых, был проведен и среди учащихся спецшколы. Здесь также на первом месте - семейная ориентация:
    52% считают главным иметь хорошую семью (!), 14% - путешест­вия, столько же - деньги, 10% - уважение людей, по два ответа -любовь, образование, совесть, карьера. Неожиданного много - 7 подростков (14%) не находят интереса в жизни, будут жить "как получится". В контрольной группе, составленной из правопослуш-ных школьников и учащихся ПТУ, представления о жизни несколь­ко иное. Значительно меньше, всего 18%, составили ответы, свя­занные с семейным благополучием. Никто, оказалось, не мечтает о деньгах как высшей ценности, а говорили о высококвалифициро­ванной, хорошо оплачиваемой работе, о служебной карьере - 10%, о желании приносить пользу людям - 10%, "правильно прожить жизнь" - б%, получить высшее образование - 8% и др.
    Повышенное внимание к семейному благополучию средц.лод- , ростков с трудной судьбой можно объяснить тем, что они за свою

    - 114-

    короткую жизнь не получили от своих близких того тепла, которое им полагалось. В их ответах - неосознанная тоска о родительской любви и заботе.
    Подводя итог анализу ценностной ориентации личности моло­дых правонарушителей, можно утверждать о наличии некоторых деформаций, обусловленных искаженнными представлениями об истинных духовных и житейских ценностях. Но их распространен­ность и прочность заблуждения не такие, чтобы предрекать несо­вершеннолетним делинквентам криминальное будущее.
    В целом результаты опроса не выявили таких особенностей "антисоциального сознания", которым традиционно приписывается роль главного источника всех умышленных преступлений. Ответы несовершеннолетних правонарушителей мало отличаются от мне­ний и позиций, характерных для их ровесников, не попавших в сферу воздействия уголовной юстиции. Вместе с тем, лица, осуж­денные за агрессивные преступления, по ряду параметров выглядят более социально адаптированными, чем отбывающие наказания за корыстные ненасильственные посягательства. Это обстоятельство свидетельствует о том, что агрессивное поведение, в частности вандализм, направляются эмоциями чаще, чем сознанием. Во вся­ком случае, по сравнению с деятельностью воров и мошенников.
    Один социолог остроумно заметил, что способность человека как существа, наделенного сознанием, говорить одно, думать дру­гое, а поступать еще как-то иначе, составляет проблему номер один для социологии. Эта проблема существенно усложняется при опросе несовершеннолетних, отбывающих наказание за соверше­ние преступления. И все-таки полученная информаци" -опостав-ляемая с иными данными, полезна для анализа мотивации деструк­тивного поведения современных ных дикарей".

    2. Мотивация вандалнзма

    2.1. Мотивация, мотивы и мотивировка

    Мотивацией признается процесс внутренней, психологиче­ской детерминации поступков и поведения. Сответственно этому мы рассматриваем криминальную мотивацию как субъетивный "механизм" преступного поведения, включающий в себя возникно­вение и реализацию намерения совершить то или иное правонару-

    -115-

    шение. Существуют и иные трактовки этого понятия, сужающие его объем1. Мы не будем по этому поводу вести полемику: это увело бы нас в сторону от темы исследования. Будем исходить из ото­ждествления понятий мотивации и психологического механизма по­ведения. Но определения мотива, получившие в юриспруденции широкое распространение, заслуживают, на наш взгляд, критики с позиций современных психологических концепций. Считается, что мотив преступного поведения - это "сознательное побуждение (стремление) к совершению конкретного целенаправленного по­ступка (волевого акта), представляющего общественную опасность и предусмотреное уголовным законом в качестве преступления"2. В уголовном кодексе Украины 1960 г. мотив и цель отождествляются (см. ст. 154, ст. 259 УК). Были попытки обосновать тезис о том, что мотив и цель - слова-синонимы3. А поскольку цель деяния осознается, то по мнению многих юристов, всегда осознается и мотив. Представление о мотиве как о всегда осознанном побужде­нии - вчерашний день психологической науки. Объяснения осуж­денных по поводу побуждений к совершенным ими преступлениям - это не мотивация, а мотивировка. Мотивировка как ретроспек­тивная оценка событий может служить одним из источников сведе­ний о мотивах, но далеко не главным и не всегда надежным. Дело в том, что даже самые искренние объяснения соответствующих по­ступков, противоречащих представлениям личности о самом себе, не в полной мере соответствуют действительности по многим при­чинам, а прежде всего в силу так называемого когнитивного дис­сонанса. нежелательная информация, создающая внутренний дис­комфорт, вытесняется из сознания4. Осознанию подлинного мотива препятствует также аффективное возбуждение виновного, опьяне­ние или иное болезненное состояние психики лица. Осознанию мо­тивов препятствуют их повышенная эмоциональная напряженность,

    1 Колл. авторов. Криминальная мотивация. Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М., 1986. С. 14-16.

    2 Тарарухин С.А. Установление мотива и квалификация преступлений. К., 1977. С. 14.

    3 Горбуза А.Д. К вопросу о соотношении понятия "мотив" и "цель" преступления // Труды ВСШ МВД СССР. Вып. 10. Волгоград. 1974. С. 14-21.

    4 О теории когнитивного диссонанса см.: Фестингер П. Введение в теорию дис-сонанса//Современная зарубежная социальная психология. Тексты. М., 1984. С 97-110.,

    - 116 -

    которая может заслонять рациональное основание и подлинный смысл поведения.
    С явлением когнитивного диссонанса связан и такой механизм психологической защиты от травмирующего знания как запоздалая рационализация содеянного. Давно замечено, что человек склонен безотчетно находить разумное основание своим очевидно бес­смысленным поступкам. Один из видных теоретиков когнитивного диссонанса пишет: "Теория диссонанса не исходит из предположе­ния, что человек - это разумное существо; скорее теория диссо­нанса предполагает, что человек - это рационализирующее сущест­во, что он пытается казаться рациональным как себе, так и дру­гим"1. Мотивы неадекватно отражаются в сознании субъекта в слу­чаях так называемого "отсроченного действия", когда длительное состоянии фрустрации выливается в агрессивное действие по ни­чтожному поводу. Затем лицо уверяет себя в том, что именно этот повод стал причиной нападения. Иллюзорное представление о мо­тиве акта вандализма возникает и тогда, когда субъект, лишенный возможности достичь первоначальную цель, вымещает свое раз­дражение или обиду на случайных объектах.
    Ознакомление с материалами уголовных дел показало, что в процессе предварительного расследования и судебного разбира­тельства мотивы вандализма определены весьма поверхностно. В приговорах сведения о них либо вообще отсутствуют, либо скры­вались под стереотипными формулировками типа "хулиганских по­буждений", что, собственно, одно и то же. По 70 делам мотивы уничтожения и повреждения имущества распределились следую­щим образом: хулиганские побуждения - 33 (47.1%), месть - 19 (27.1%), зависть - 6(8.5%), желание обратить на себя внимание -6(8.5%), протест против несправедливости - 3 (4.3%), плохие усло­вия жизни - 2 (2.8%), нет сведений - 1 (1.4%).
    О хулиганских побуждениях мы уже упоминали в связи с ква­лификацией многих актов вандализма по статье, предусматриваю­щей уголовную ответственность за злостное хулиганство. Закон -ст.206 действующего Уголовного кодекса - говорит о неуважении к. обществу как психологическом содержании и двигателе грубого нарушения общественного порядка. Но само по себе неуважение

    ' Аронсон Э. Теория диссонанса: прогресс и проблемы. Там же. С. 12.

    -117-

    (т.е. отсутствие должного уважения) не может стать мотивом ак­тивных разрушительных действий. Само слово "мотив" (от лат. movere) означает приводить в движение; следовательно, мотивом деструктивного поведения может стать лишь какие-то внутренние импульсы, обладающие определенной нервной энергией, необхо­димой для активных действий. Ничто не может породить нечто. Ус­тановить мотив вандализма - означает отыскать глубокое, так ска­зать, "потребностное", состояние индивида, его нужду в каком-либо благе. Это очень важно не только для правильной оценки со­деянного, но и для судьбы самого осужденного. Его исправление во многом зависит от того, насколько он осознает истинные моти­вы совершенного преступления. А побуждения к вандализму - са­мые, пожалуй, загадочные. Известный российский писатель В. Ас­тафьев после встречи с "вором в законе" рассуждает: "С этим все ясно. Этот весь на виду. Его будут перевоспитывать, и он сделает вид, что перевоспитался, но вот как понять пэтэушников, которые недавно разгромили... приготовленный к сдаче жилой дом? Сами на нем практику проходили"1. Вряд ли "пэтэушники" при всем сво­ем желании смогут ответить на эти вопросы, потому что подлинные мотивы агрессии, как правило, не осознаются. Мотивами иногда называют поводы, спровоцировавшие агрессию, например, допу­щенную кем-либо несправедливость, или жизненные обстоятельст­ва, обусловившие состояние фрустрации ("плохие условия жизни"). Экстравагантный поступок с целью обратить на себя чье-то внима­ние совершается из различных мотивов - престижа, власти, любви и др. Кто объясняет хулиганскую выходку желанием выделиться из толпы и обратить на себя внимание "значимых других" допускает смешение понятий цели и мотива. И даже чувства мести и зависти еще не раскрывают смысловое основание вандализма. Уместно в связи с изложенным сослаться на широко известного на Западе философа и психолога Эриха Фромма: "Великое множество про­блем, на первый взгляд неразрешимых, тотчас исчезнет, как только мы решимся отказаться от представления, будто люди всегда осознают мотивы своих действий, мыслей и чувств; на самом деле их истинные мотивы необязательно таковы, как им кажется"2.

    1 Астафьев В. Печальный детектив // Октябрь. 1986. Ns 1. С. 26.

    2 Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990. С. 120.

    2.2. Анатомия мотива

    Всякая самоуправляемая система стремится к гомеостазу (равновесию). Когда он нарушается, система его восстанавливает. Человек - система высочайшей степени сложности. Его активность начинается с возникновения потребности в чем-то, в каких-то бла­гах, отсутствующих в данный момент (нарушен гомеостаз). Ощуще­ние неудовлетворенной потребности создает состояние диском­форта, побуждающее поиск предмета, способного удовлетворить актуальную потребность. Слово "предмет" здесь следует понимать в широком смысле не только как вещь или иное материальное ус­ловие жизни (воздух, вода и т.п.), но и духовные блага: авторитет, власть, красота, безопасность и многое другое. Перечислить все человеческие потребности трудно. Есть потребности основные, фундаментальные и производные от них "потребности роста", чис­ло и характер которых определяется уровнем культуры, образова­нием, социальным статусом личности.
    3. Фрейд все многообразие человеческих влечений сводил к двум основополагающим: 1) либидо (эрос), т.е. к потребности в половой любви, продолжению и развитию жизни и 2) потребности в разрушении и смерти (танатос или, по терминологии современно­го последователя фрейдизма Э. Берна, "мортидо"}. Все другие влечения и возникают в результате сублимации, т.е. переключения энергии либидо или жажды разрушения на другие "более высокие цели"1.
    Современные исследователи проблем мотивации по-разному определяют число и соотношение мотивообразующих потребно­стей. Представляет интерес классификация потребностей, предло­женная американцем А. Маслоу в книге "Мотивация и личность" (1954 г.). Он рассматривает человеческие потребности и мотивы как иерархическую пирамиду, в основании которой лежат "низ­шие" физиологические потребности - голод, жажда, сексуаль­ность и т.п. в той мере, в какой они обеспечивают жизнедеятель­ность индивида. Маслоу называет эти потребности нуждами. Над

    1 Фрейд 3. По ту сторону принципа удовольствия. Фрейд 3. Сборник произведе-'' F ний. М., 1989. С. 382-424; Фрейд 3. Будущее одной иллюзии. Психологические этюды. Минск, 1991. С. 4R1-524. Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ непосвящен­ных. С-Пб., 1991. С. 74.

    нуждами располагается второй уровень - потребности в безопас­ности в защите от страха, боли, гнева, неустроенности.
    Третий уровень системы человеческих потребностей включает в себя преимущественно социогенные нужды человека. Это по­требности в социальной связи с другими людьми: в любви, нежно­сти, социальной присоединенности, социальной идентификации.

    Четвертый уровень составляют потребности в самоуважении:

    В достижениях, признании, одобрении.

    И наконец пятый, высший уровень потребностей иерархии, -это потребности самоактуализации или потребности роста: стрем­ление к реализации собственных возможностей и способностей, потребность в понимании и осмыслении окружающей среды. Ос­новной идеей классификации Маслоу является принцип относи­тельного приоритета актуализации мотивов - прежде чем поведение начнут определять потребности более высокого уровня, должны быть удовлетворены потребности низшего уровня, а в случае кон­фликта между ними побеждает низшая потребность.
    В младенчестве доминируют физиологические нужды, с ростом и развитием человека появляются и активизируются более высокие уровни потребностей. Потребности в самоактуализации автор опреде­ляет так: "Даже когда все эти потребности удовлетворяются, мы все же часто (если не всегда) можем ожидать, что если индивид не зани­мается тем, для чего он предназначен, то вскоре возникнут новые не­удовлетворенность и беспокойство. Чтобы находиться в согласии с со­бой, музыкант должен создавать музыку, художник рисовать, поэт пи­сать стихи. Человек должен быть тем, чем он может быть. Эту потреб­ность можно назвать самоактуализацией" \
    Очень схожую группировку потребностей предлагают россий­ские философы И.Т.Москаленко и В.Ф.Сержантов. Индивидуальные жизненные потребности располагаются на четырех уровнях: 1) ин­дивидуально-органические - потребности в пище, одежде, жилье, безопасности и т.п.; 2) родовые потребности - секс, родительский инстинкт, забота о семье, общение с родственниками и др.; 3) по­требности в познании и активности или, как их называют авторы, "когнитивно-праксеологические"; 4) потребности человека в свобо-

    Цит. по книге: Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. T.I. M 1986. С. 113-

    114.

    - 120-

    де, личном достоинстве, значительности, самовыражении и самоут­верждении. Это так называемые "социабельные" потребности1.
    То обстоятельство, что новосибирские авторы пришли к клас­сификации, почти совпадающей с классификацией американца Маслоу свидетельствует о ее научном достоинстве.
    Актуальная потребность побуждает вначале поисковую актив­ность. И только после того, как обнаружится предмет, способный устранить дискомфорт и удовлетворить потребность, возникает мо­тив. Пока образ предмета не отразится в психике лица, предметная деятельность не возможна. Воспользуемся примером. Некто остро испытывает потребность в популярности. Путей к ней много. Можно стать звездой эстрады, установить спортивный рекорд, продвинуть­ся по служебной лестнице и т.п. Но этот некто в соответствии со своимим личными качествами избрал Геростратов путь к славе -поджигает храм. Совершенно очевидно, что реализация потребно­сти возможна только при наличии ее предмета. Мотив - это оп-редмеченная потребность.
    Всякий мотив складывается из двух компонентов - содержа­тельного (или основания мотива) и динамического (энергетическо­го). Содержание или основание мотива состоит в рациональном обосновании поведения и отвечает на вопрос ради чего оно со­вершается, в чем состоит его личностный смысл. В сущности -это осознанные или неосознанные потребности, интересы и ценно­стные ориентации, во имя которых человек действует. Динамиче­скую сторону мотива составляют эмоциональные переживания в виде влечения, хотения, желания, страсти. Степень эмоционального напряжения зависит от остроты потребностного состояния и веро­ятности его удовлетворения. Фрейдовский психоанализ рассматри­вает эмоции как проявление энергетического ядра психики "Оно" ("Ид"). Сознание лица ("Я", "Эго"), конечно, не остается в стороне от возникших желаний и стремится разумно направить их с учетом сложившейся ситуации, или вовсе приостановить поведение, если оно опасно. Здесь вступает в мотивацию воля - атрибут сознания. Воля означает способность человека преодолевать внутренние и внешние препятствия в регуляции деятельности. По мнению неко-


    ' Москаленко А.Т., Сержантов В.Ф. Личность как предмет философского позна­ния. Новосибирск, 1984. С. 162.

    - 121 -

    торых психологов, "необходимость волевого поведения возникает тогда, когда обнаруживается недостаток или нежелательность по­буждения к действию"1. Такое противопоставление воли и эмоций в мотивации поведения не разделяется многими специалистами. На наш взгляд, можно согласиться с тем, что с помощью волевых уси­лий индивид поступает так, как ему не очень хочется, преодолевает страх, делает выбор при борьбе мотивов. Но не бывает волевого поведения без участия в нем эмоций. И даже тогда, когда кто-то затевает какое-то дело, требующее длительных усилий и не обе­щающее скорой отдачи, при ближайшем рассмотрении обнаружи­вается стойкая эмоция, на которую опирается воля. Крестьянин пашет поле ранней весной и засевает его в надежде на урожай, который в лучшем случае он получит осенью. Только ли воля по­буждает его к работе? Откуда возьмется эта воля, если землепа­шец не заботится о своей семье, не любит свою землю и т.д.?! И даже когда кто-то совершает поступок выполняя чужую волю, он повинуется приказу, благодаря эмоции страха или другому, не ме­нее сильному чувству. Поэтому понятие "волевое поведение" носит условный характер и означает лишь целенаправленность действий.
    Классификация мотивов - довольно сложный и запутанный раздел многочисленных исследований мотивации. Для нас сейчас важно обратить внимание на то, что мотивы бывают адаптивными и неадаптивными. Соответственно и преступное поведение может носить адаптивный (приспособительный) и неадаптивный характер.
    К адаптивным видам преступной деятельности относятся та­кие, которые состоят из действий, направленных на достижение прагматически значимой для субъекта цели. Адаптивные побужде­ния обеспечивают приспособление индивида к среде и его выжива­ние. Это корыстные и иные движимые личной заинтересованностью преступления. Представляется неточным утверждение о том, что Всякое преступление является неадаптивной активностью.
    Неадаптивные мотивы порождают поведение, противореча­щее жизненным интересам личности. Психологи давно отмечают эту особенность человеческой активности. А.Г. Асмолов называет ее "феноменом бескорыстного риска" и отмечает, что "человеку

    1 Иванников В.А. О сущности волевого поведения // Психологический журнал. 1985 Т.6. 3. С. 54.

    присуща явно неадаптивная по своей природе тенденция действо­вать как бы вопреки адаптивным побуждениям над порогом внут­ренней и внешней ситуативной небходимости. В основе феномена "бескорыстного риска"... лежит порождаемый развитием самой деятельности источник - надситуативная активность"1.
    Надситуативная активность возникает в связи с потребностью разрядки психического напряжения, скопившегося в организме ин­дивида, вследствие негативных эмоциональных переживаний фру-страции, тревожности, депрессии.
    Неадаптивные (или по другой терминологии - негативные) мо­тивы характерны для большинства актов вандализма. Слова Валь­тера Скотта о том, что "судебные дела - это повести о людских безумствах" к бессмысленному разрушительству имеют прямое от­ношение. Вот одно из таких дел, попавшее на страницы "Литературной газеты". Трое друзей-студентов в легком подпитии проникли в викарий медицинского института и уничтожили там 24 подопытные собаки. Покалечили еще сорок. "Трудились" в поте лица несколько часов. Объяснить мотивы бессмысленного погрома не могли ни подсудимые, ни судьи. Эксперт-психолог заключил:
    "Никакой рациональной цели не было, была эмоция"^.
    Вместе с тем многие деструктивные, разрушительные право­нарушения отличаются приспособительной мотивацией. К таким следует отнести прежде всего так называемый "криминальный" вандализм, совершаемый из корысти либо для сокрытия следов иных преступлений. В отличие от неадаптивного вандализма моти­вы "криминального" вандализма, как правило, осознаются.

    2.3. Особенности мотивации вандализма

    Психологическая наука различает три типа человеческого по­ведения: волевое, импульсивное и привычное. Волевое, целена­правленное поведение, состоящее из системы действий, движимых одним и тем же мотивом, называется деятельностью. Соответст­венно можно кратко определить понятие преступной деятельно­сти как системы предусмотренных уголовным законом умыш-

    1 Асмолов А.Г. Принципы организации памяти человека. Системно-деятельный подход к изучению познавательных процессов. М., 1985. С. 22. Егорин А. Скука. Литературная газета- 1986, 24 дек.
    ленных действий, совершаемых из одних и тех же побуждений. Различаются целостная преступная деятельность, охватываемая одним составом преступления, например, продолжаемое преступ­ление или составное, сложная преступная деятельность, кото­рая складывается из нескольких эпизодов и квалифицируется как совокупность или повторность преступлений и, наконец, общая -когда преступная деятельность длится годами, прерываемая суди­мостями и отбыванием наказания.
    Преступная деятельность полимотивна и реально направляется не одним, а несколькими мотивами. Корысть часто сочетается с честолюбием или корпоративной солидарностью. Почти всегда по-лимотивны акты вандализма: тут и месть и жажда власти, и безот­четная злоба, и многое другое. Полимотивность обусловлена, в ча­стности, свойствами предмета потребности. Деньги, например, мо­гут, как сказал поэт, дать "рвущемуся к власти навластвоваться всласть" и "передышку щедрому". Психологический анализ позво­ляет в этой гамме мотивов выделить, главный, ведущий, который и образует смысл данной деятельности для субъекта, ее личностный смысл.
    Мотивация деятельности протекает на уровнях сознания и подсознания. Как отмечалось выше, мотивы осознаются действую­щим лицом не полностью и не всегда. По степени осознанности различаются мотивы-влечения, мотивы-желания и мотивы-цели^. Более или менее отчетливо осознается лишь мотив-цель. Влечение - смутное, безотчетное стремление к чему-то - в сознании отражается очень поверхностно или вовсе не осознается. Из соз­нания ускользает обычно основание мотива - то, ради чего человек хлопочет. Поджигатель, уничтоживший пшеницу на фермерском поле, полагает, что совершает преступление из соображений соци­альной справедливости, а фактически - из зависти, вымещая доса­ду на свою неудавшуюся жизнь. В.К. Вилюнас, вероятно, прав, ут­верждая, что "сознательное скрывание человеком своих эмоцио­нальных побуждений является самым простым случаем их искаже­ния... Человек способен стол же решительно и изощренно утаивать факты такого рода от самого себя"2.

    ) Теоретическая и прикладная социальная психология. М., 1986. С.87. 2 Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М., 1976. С.25.

    - 124-

    Вслед за формированием мотива происходит целеполагание, то есть постановка целей действия и деятельности. Целью дейст­вия является предвидимый и желаемый результат действий, при­ближающий субъекта к удовлетворению актуальной потребности. Если цель деятельности составляет ее личный смысл, то есть ес­ли все действия подчинены этой цели, то цель деятельности совпа­дает с мотивом, возникает феномен мотива-цели. Реализация осознаваемого мотива-цели удовлетворяет актуальную потребность лица. Например, мародер разрывает захоронения солдат герман­ского рейха, чтобы пополнить свою коллекцию наград времен вто­рой мировой войны. Эта цель выступает одновременно и мотивом преступной деятельности. Но если мародер имел в виду выгодно продать предметы, похищенные из захоронения, то завладение ими, будучи целью вандализма, не является его мотивом, а лишь этапом (способом) его достижения. Для реализации корыстного мотива в данном случае необходимы действия по сбыту похищен­ного; они выходят за рамки рассматриваемого состава преступле­ния.
    Цели действий и деятельности предопределяют следующий этап мотивации - планирование (программирование). Целостная преступная деятельность, как правило, планируется более или ме­нее подробно. Сложная - в общих чертах, за исключением случаев преступной деятельности организованной группы, действующей в строгом соответствии с указанием лидера. Профессиональный вор-одиночка вполне реалистично представляет свое будущее, но очень редко программирует его больше, чем на один-два дня. Еще мень­ше думают о будущем лица, склонные к разрушительству. Но если этим занимается организованная группа лиц, сочетая вандализм с корыстной преступной деятельностью, то в зависимости от стиля руководства, "операции" планируются с разной степенью детали­зации и отдаленности перспективы.
    Целеполагание и планирование осуществляется в рамках воз­никшего намерения совершить акт вандализма. Реализация наме­рения начинается после принятия решения - интеллектуально-волевого акта, выражающего готовность лица совершить преступ­ление. Некоторые авторы считают принятие решения кульминацией и завершением мотивационного процесса. С этим вряд ли можно согласиться. В процессе преступной деятельности может происхо-

    - 125-

    дить коррекция поведения, способная при определенных условиях привести к новым решениям, вплоть до отказа от преступления. Другими словами, мотивационные процессы продолжаются и после принятия решения.
    С точки зрения формальной логики принятие решения о пре­ступлении является решением задачи с риском. Степень риска за­висит от вероятности разоблачения и тяжести последствий. ена" факторов риска воспринимается правонарушителями по-разному. Для многих одно лишь обвинение в разборке и похищении парко­вой скамьи означает, позор, который страшнее наказания. В то же время в печати время от времени появляются сенсационные публи­кации о мелких кражах и иных незначительных преступлениях из­вестных и вполне обеспеченных людей - знаменитых спортсменов, популярных артистов и др. Вероятно, небольшая вероятность разо­блачения перевешивает страх. Служащий таможни рассказывает корреспонденту газеты: в таможне международного аэропорта Ше­реметьево-2 есть два корридора - зеленый и красный. Дипломаты проходят по зеленому и таможенному досмотру не подлежат. "Практика показывает, что те, кому есть что терять, идут ва-банк чаще, нежели простые смертные. Были случаи, когда после задер­жания обладатели зеленых паспортов кончали жизнь самоубийст­вом. Это о чем-то говорит. Вместе с паспортом они теряли все"1.
    Кроме риска ответственности и позора, на принятие решения влияет также прямая опасность для жизни и здоровья, возникаю­щая в процессе посягательств на исторические и культурные цен­ности, на безопасность транспорта и имущество граждан. Задер­жанного с поличным похитителя электросчетчиков спросили, как бы он сам поступил с тем, кто снимет счетчик его квартиры. Вор-разрушитель ответил честно: "Я бы голову ему отвернул!"
    Вероятно, наиболее надежным видом предупреждения ванда­лизма является охрана культурных и исторических памятников, а также иных материальных и духовных ценностей, которые часто подвергаются вандализму. Но об этом у нас будет идти речь в от­дельной главе монографии.
    Как показало наше исследование, преступная деятельность не типична для вандализма. Значительно чаще погромы, совершаемые обычно в пьяном состоянии, "шалости" несовершеннолетних на
    ' Буденый А. На государственной границе, под Москвой // Советская культура. 1989, 16 мая.

    - 126-

    железной дороге и городском транспорте, бытовое и уличное хули­ганство, групповые драки и массовые беспорядки на стадионах и в дискотеках учиняются большей частью импульсивно.
    Импульсивные действия совершаются по первому побужде­нию, без размышлений об их социальном и правовом значении и последствиях. "Термином импульсивность, - писал психоневролог В.Д.Небылицин, - обозначается быстрота, с которой эмоция стано­вится побудительной силой поступков и действий без их предвари­тельного обдумывания и сознательного решения выполнить их"1. Ярко выраженная экспрессия импульсивного поведения не означа­ет его инстинктивного характера: внутренняя регуляция его проис­ходит на уровне психическом и с участием сознания. Но в созна­нии отражается лишь фактическая сторона действий. Субъект по­нимает, что он разрушает чужое имущество, но при этом ему не приходит в голову представление о социальной опасности и проти­воправности совершаемого. Бездумие - главная особенность им­пульсивного преступления: возникшее намерение немедленно пере­ходит в соответствующее действие без попыток обсудить пред­стоящий поступок и его последствия. В то же время оно по-своему логично, поскольку соответствует глубинной фиксированной уста­новке личности на агрессию. О бездумном совершении многих, ес­ли не большинства агрессивных посягательств свидетельствуют, в частности, наши наблюдения: более 60% потерпевших были зна­комы со своими обидчиками и, значит, могли обратиться с жало­бами, что повлекло бы наказание. Среди них около 13% составля­ли сотрудники, столько же - члены семьи лиц, впоследствии осуж­денных, 3% - иные родственники, 11% - соседи. И если насильни­ки еще могли надеяться на отказ потерпевших от уголовного пре­следования, то такие надежды у грабителей и убийц, поджигателей и иных. учинивших тяжкое насилие, вряд ли могли появиться. Бо­лее дв\ < третей опрошенных утверждали - и это нашло подтвер­ждение в приговорах, - что отношения с потерпевшими до начала преступных посягательств у них были нормальными и даже друже­скими^.

    1 Небылицын В.Д. Психологические исследования индивидуальных различий. М., 1976- С.179.

    2 Изучены 230 личных дел осужденных, отбывавших наказание в исправительно-трудовой колонии усиленного режима, с последующим интервьюированием этих лиц. Результаты были опубликованы: Зелинский А.Ф. Осознаваемое и неосознаваемое в преступном поведении. X., 1986. С. 59, 78, 79, 87, 88 и др.

    - 127-

    Не только агрессивные, но и корыстные преступления, неред­ко бездумны и не могут быть признаны преступной деятельностью. По данным У.С. Джекабаева, более, чем у 20% совершивших кра­жу, умысел возник внезапно на месте преступления. 15.2% осуж­денных за кражи не могли ничего объяснить, ибо в момент завла-дения государственным или общественным имуществом находились в состоянии алкогольного опьянения1.
    В зависимости от того, какие психические состояния правона­рушителей обусловили импульсивную реакцию, можно указать на четыре разновидности импульсивных актов вандализма: а) совер­шенные в состоянии глубокого алкогольного опьянения; б) аффек­тивные, то есть совершенные под воздействием сильного душевно­го волнения; в) обусловленные болезненным состоянием психики, не исключающими вменяемости; г) так называемые "парадоксаль­ные", случившиеся по внезапно возникшему импульсу, совершенно нелепые. Примером может служить уже упоминавшееся уголовное дело по обвинению В., который сжег ему же принадлежащий га­раж вместе с чужим автомобилем в связи с тем, что собственник автомобиля задержался с арендной платой. Судебной практике из­вестны еще более тяжкие и еще менее объяснимые парадоксаль­ные преступления, в том числе убийства. Не менее парадоксальны и самоубийства, количество которых растет.
    Всякое агрессивное преступление, всякий вандализм свиде­тельствуют о звере в подсознании личности под покровом внешней цивилизованности. Но вандализм, названный нами парадоксаль­ным, с особой яркостью иллюстрирует мысль 3. Фрейда, выска­занную им вскоре после первой мировой войны: "Надо, как мне кажется, считаться с тем фактом, что у всех людей имеются раз­рушительные, следовательно, противообщественные и антикультур­ные тенденции"2.
    Схема мотивационного процесса ("механизм") импульсивного вандализма складывается из трех звеньев: 1) актуализации потреб­ности поступить по хотению, 2) формировании мотива в соответст­вии с агрессивной установкой личности и 3) немедленной реализа­ции мотива без целеобразования, планирования, принятия решения

    1 Джекабаев У.С. О социально-психологических аспектах преступного поведения. А.-Ата, 1971. С.100-101.

    2 Фрейд 3. Будущее одной иллюзии // Психологические этюды. С.482.

    tr, (интеллектуально-волевого акта) и без коррегирования поведения с ! учетом меняющейся ситуации. Происходит нечто, похожее на "короткое замыкание" в сложнейшей нейро-психологической сис­теме коры головного мозга.

    Привычное деструктивное поведение встречается не так часто, чем, скажем, кражи среди воров-рецидивистов. Среди изученных нами материалов можно предполагать детерминирующую роль привычек среди 11 хулиганов, повторно осужденных за стереотип­ные развлечения, которые складывались из обильной выпивки и последующих поисков приключений, сопровождающихся однотип­ными погромами. Вряд ли уместны здесь примеры - они общеизве­стны и у всех на глазах. Привычные противоправные поступки в отличие от импульсивных совершаются в значительной мере осоз­нанно, но под мотивационным воздействием неосознаваемых вле­чений, ставших привычными. В основе привычных форм поведения в соответствии с павловской теорией об условных рефлексах ле­жит динамический стереотип, возникающий в коре головного

    мозга в результате многократного повторения соответствующих действий.

    По своему механизму мотивация привычных преступлений во многом схожа с импульсивной. Но с формированием мотива появ­ляется цель, решение принимается без планирования действий и немедленно реализуется без учета ситуации, что накладывает на поведение печать немотивированности, бессмысленности.
    Чем чаще повторяются те или иные виды преступной деятель­ности, тем больше оснований говорить об их привычном характере. Криминальные привычки обычно сочетаются с антисоциальной на­правленностью, хотя бывает и так, что закон неожиданно для себя нарушает человек, твердо решивший отказаться от продолжения преступной деятельности. Криминологи биопсихологического на­правления (Ч. Ломброзо, Э. Ферри и др.) наряду с врожденными и случайными указывает также на тип привычного преступника.
    С учетом направленности разрушительных действий их моти­вацию можно разделить на три категории, которые условно назы­ваются нами враждебной, инструментальной и негативистской. Враждебная агрессия в виде уничтожения и повреждения ценно­стей направляется на объект, который прямо или косвенно являет­ся источником фрустрации - отрицательных эмоциональных пере-
    живаний, досады, гнева и депрессии в связи с невозможностью действовать желанным образом или удовлетворить какую-то по­требность. Это может быть уничтожение офиса трастового объеди­нения, обманувшего вкладчиков и т.п. Инструментальная агрес­сия обнаруживается в акте вандализма, который используется как способ совершения иного, преимущественно корыстного преступ­ления. В риминальном обзоре" 3 за 1996 г. сообщается о по­вреждении оборудования Яворивского военного полигона группой местных жителей и солдат срочной службы путем хищения почти 1000 м подземного кабеля для продажи меди за иностранную ва­люту. Прямой ущерб - 10 тыс. грв. Инструментальная мотивация характерна для так называемого криминального вандализма.
    Негативистская мотивация проистекает из присущего лю­дям неосознаваемого стремления к разрушительству, а также из жажды власти, известности (геростратовы мотивы), безотчетного чувства вины и отчуждения. С точки зрения деятельностной теории, связанной с именем A.M. Леонтьева, негативистская мотивация мо­жет возникнуть в результате "сдвига мотива на цель".1
    Речь идет о том, что разрушительство из способа совершения преступной деятельности, становится ее целью или, как говорится, самоцелью. В результате возникает новая деятельность - деструк­тивная. В специальной и художественной литературе описано не­мало примеров убийств, совершаемых ради удовлетворения маниа­кального влечения к жестокости и убийствам. Аналогичные приме­ры нередко встречаются и среди лиц, жаждущих разрушений, осо­бенно посредством огня и взрыва. Психиатрии известна мания поджигательства - пиромания. О жажде разрушения писал 3. Фрейд и его многочисленные последователи, а до Фрейда - Ф.М. Достоевский и Ф. Ницше. "Человек из подполья" выводит ее из общечеловеческой потребности к идентификации: "...чтоб самому себе подтвердить, что люди еще люди, а не фортепьянные клави­ши... А в том случае, если средств у него не окажется, - выдумает разрушение и хаос"2. Ф. Ницше дополняет ту же мысль замечани­ем, что воля к разрушению сочетается с еще более глубоко зало­женным инстинктом саморазрушения, устремления в "ничто"3.

    1 Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1981. С.520-521.

    2 Ф.М. Достоевский. Указ. соч. С.473.

    3 Ницше Ф. Воля к власти. М., 1994. С.64.

    - ISO-

    Деструктивные разрушительные влечения многократно усили­ваются в агрессивно настроенной толпе. В статье "Психология масс и анализ человеческого "Я", 3. Фрейд отмечает повышенную вну­шаемость людей, увлеченных толпой, их неспособность противо­стоять психическому заражению и "стадному инстинкту": "При со­вместном пребывании индивидов в массе у них отпадают все инди­видуальные тормозящие моменты и просыпаются для свободного удовлетворения привычных позывов все жестокие, грубые инстинк­ты, дремлющие в отдельной особи как пережитки первобытных времен"1.
    Специальные исследования криминальной психологии толпы пишут о том, что агрессивность ее возрастает по мере увеличения скопища- Возникает массовый психоз, который распространяется на лиц, не склонных к агрессивному поведению. Эмоциональное возбуждение толпы порождает импульсивные, неосознаваемые разрушения и насильственные преступления. Особенно опасна тол­па нетрезвых людей, что бывает не редко.
    Описывая буйство толпы крестьян, без малейшего повода совер­шивших убийство, Ф.М. Достоевский пишет: "Все прошло в высшей степени случайно, через людей, хотя, может быть, и настроенных, но мало сознававших, пьяных и уже потерявших нитку"2.
    В буйствующей толпе активизируется стадный инстинкт у марги­нальных личностей, психически неполноценных и уголовников. Поли­тические страсти, бушующие в толпе, антисоциальные элементы не­медленно используют для погромов и насилий. Насилию и вандализму толпы способствует чувство безнаказанности3. Так было во все време­на, так происходили массовые погромы и бесчинства и р чаше время. Достаточно вспомнить жуткие сцены вандализма в Сумгаите, Караба­хе, Сухуми, Грозном и других "горячих точках" бывшего СССР. Спе­цифическая разновидность современного вандализма - беспорядки на стадионах, о чем мы уже упоминали.
    Завершая общий обзор мотивации вандализма, нельзя не упомянуть о чувстве вины, присущем, по мнению некоторых авто­ров, лицам, совершающих насильственные посягательства и акты

    ^ Фрейд 3. Психологические этюды. С- 429.

    2 Достоевский Ф.М. Бесы // Собр. соч. в 10 томах. Т.7. М.,1957. С.563.

    3 Сигале С. Преступная толпа. Опыт коллективной психологии. Новгород, 1893. С. 81-100.

    131 -

    вандализма. Эту мысль, высказанную в свое время 3. Фрейдом разделяют в наше время многие ученые, далекие от фрейдизма, в частности Ю.М. Антонян и Е.Г. Самовичев, которые установили максимальную положительную коррелятивную связь между чувст­вом вины и насилием. Если обследованные ими осужденные остро переживают чувство вины, то у них снижается интенсивность чувст­ва страха, то есть порог чувствительности к опасности и, значит, возрастает вероятность насильственного преступления1. На наш взгляд, гипотеза мотивационной роли вины в детерминации ванда­лизма и иной агрессии не получила еще убедительного экспери­ментального подтверждения.

    2.4. Гипотеза катарсиса

    Еще отец науки Аристотель приписывал современному ему те­атральному искусству, в частности трагедиям, очищающее воздей­ствие на людей - катарсис (от греческого katharsis - очищение). Эмоциональное потрясение, вызванное у зрителя античной траге­дии в результате сопереживания страданиям героя, очищает душу и помыслы, устраняет психическую напряженность. Впоследствии понятие катарсиса использовал З.Фрейд в разработке методики психоаналитического лечения невротиков: разрядка вытесненной в подсознание эмоции через ее осознание пациентом устраняет при­чину невроза и способствует излечению.
    Со временем феномен катарсиса стал предметом исследова­ния различных направлений и школ психологической науки. Сто­ронники теории агрессии (Корнадт и др.) считают, что всякое про­явление агрессии со стороны лица, переживающего состояние фрустрации, вызывает катарсис и устраняет фрустрацию. Из этой посылки следует вывод о том, что антисоциальное агрессивное по­ведение лица, испытывающего состояние фрустрации (гнев, напря­жение, депрессию, вызванные невозможностью достичь желаемо­го) можно предотвратить путем катарсиса, если создать условия для разрядки агрессивности в социально допустимых формах, на­пример, в спорте. Высказывается также мнение об очищающем
    1 Антонян Ю.М., Самовичев Е.Г. Неблагоприятные условия формирования лично­сти в детстве и вопросы предупреждения преступлений (психологические механизмы насильственного поведения). - М., 1983. С. 24-28.
    воздействии на потенциальных агрессоров современного искусства - кино и телевидения, демонстрирующих насилие и смерть, а также экспрессивной ритмической музыки.
    Об очищающем влиянии искусства и художественной литера­туры писал в 30-х годах известный психолог, автор исследований по психологии искусства Л.С. Выготский. В полемике с Л.Н. Тол­стым, который в своей "Крейцеровой сонате" и Других произведе­ниях указывал на влияние некоторых музыкальных произведений, провоцирующих насилие, Л.С. Выготский утверждал, что музыка и всякое иное искусство, если оно действительно искусство, а не примитивные антихудожественые поделки, не может возбуждать низменные инстинкты и способствовать агрессии. Искусство созда­ет настроение, а не мотивы конкретных поступков. "Искусство,- пи­сал психолог,- есть необходимый разряд нервной энергии и слож­ный прием уравновешивания организма и среды в критические ми­нуты нашего поведения". И далее категорично: "... мы глядим на искусство как на катарсис"1.
    Это, идущее от Аристотеля представление об очищающей ро^ ли искусства, не получило экспериментального подтверждения. X. Хекхаузен в своей двухтомной монографии о мотивации и деятель­ности по этому поводу пишет: "Такое понимание не поддается обоснованию ни в теории мотивации, ни в теориях научения; не подтверждается оно и экспериментально. Из современных иссле­дований, скорее, следует, что переживания, вызываемые пассив­ным наблюдением агрессии и насилия, происходящих на экране и в реальной жизни, ведут не к катарсическому эффекту..., а, наобо­рот, к возбуждению агрессии, что, впрочем, зависит от ряда до­полнительных условий"2. Такими условиями, на наш взгляд, явля­ется прежде всего личность зрителя, талант автора и актеров и их нравственная позиция, отраженная в произведении. Гипотиза ка­тарсиса в искусстве не подтверждается и жизненными наблюде­ниями. К. Изард заметил, что те подростки, которые при просмотре телебоевиков, переполненных сценами насилия и разрушений, де­монстрировали удовлетворение от этих сцен, вели себя агрессивно,

    1 Выготский Л.С. Психология искусства. М., 1986. С.312.

    2 Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. Т.1. М.,1986. С.400.

    а те мальчики, что выглядели незаинтересованными или испытыва­ли чувство сострадания, чаще помагали другим детям1.
    Полностью отрицает гипотезу катарсиса российский автор -психолог Т.А. Флоренская. По ее мнению всякая "разрядка", в том числе и посредством реального агрессивного акта, не очищает, а опустошает и отупляет: "Выяснилось, что сцены агрессии на экране вместо предполагавшегося снижения уровня агрессивности у зри­телей, повышает его"2. О негативном психологическом воздейст­вии, возбуждающем агрессивность у слушателей и танцующих в дискотеках молодых людей, путем многократного повторения фраз современной рок-музыки пишет юрист А.А. Тер-Акопов3. Зарубеж­ная и отечественная печать не раз сообщала о случаях массового вандализма во время концертов модных исполнителей эстрадной музыки, не без основания называемых некоторыми авторами бе­совскими. Невыносимый грохот оркестра, прыгающие, дергающие­ся, кривляющиеся полураздетые фигуры артистов с микрофонами, хрипло кричащие слова пошлых песенок - все это откровенно при­зывает к вседозволенности, насилию и бесстыдству. Такое "искусство" не только не очищает, а расчеловечивает людей. Вели­кий писатель Л.Н. Толстой был прав, когда при всей своей нелюбви к государственной власти, призывал ее взять под контроль музы­кальное искусство, поскольку оно непосредственно воздействует на нравственнось и психическое здоровье нации. И такие мысли вызвала у великого писателя бетховенская "Крейцерова соната". Послушал бы Лев Николаевич современный "тяжелый рок"!
    Экспериментальные психологические исследования и обыкно­венный жизненный опыт не опровергают мнения о снижении агрес­сивности в ситуациях смещения агрессии, замены ее социально приемлемыми или хотя бы менее наказуемыми проявлениями. Ко­нечно, нехорошо, если боксер на ринге в пылу боя нарушает пра­вила. Но если таким путем он избавляется от бытовой агрессивно­сти, то можно говорить о катарсисе. Может быть, катарсис дости­гается и тогда, когда в конфликтной ситуации лицо в гневе бьет

    ' Изард К. Эмоции человека. М., 1980. С 118.

    Флоренская Т.А- Проблема психологии катарсиса как преобразования лично-сти//Психологический механизм регуляции социального поведения. М., 1979. С.162.
    Тер-Акопов А.А. О правовых аспектах психической активности и психологиче­ской безопасности человека // Государство и право. 1993. Мэ4. С. 88-93.

    - 134 -

    посуду, чтобы не избивать оппонента. Обобщая это соображение, можно предполагать, что мотивация многих случаев бытового, идеологического и даже террористичекого вандализма протекает в соответствии с теорией катарсиса. Разумеется, само по себе это не оправдывает виновного и не является обстоятельством, смягчаю­щим ответственность за акт вандализма. Достаточно, что не со­вершено более тяжкое преступление.

    3. Характеристика некоторых мотивов вандализма

    3.1. Брал^дебная мотивация .

    Всякая агрессия рождается враждой. Вандализм - один из ви­дов агрессивного поведения и, следовательно, в его мотивации в той или иной мере присутствует враждебное отношение к кому-то или чему-то. В этом смысле выделение враждебной мотивации на­ряду с инструментальной и негативистской носит условный харак­тер и нуждается в дополнительной аргументации.
    Вражда происходит от слова "враг" - неприятель, противник. Вражда - отношения и действия, проникнутые неприязненно­стью, ненавистью^. Такое отношение возникает в ответ на созда­ние препятствий на пути к удовлетворению потребностей. Препят­ствиями становятся люди, вещи, государственные и общественные установления. Агрессия, возникающая в связи с фрустрацией, свя­занная с уничтожением и повреждением материальных и духовных ценностей, направленная против их источников, называется враж­дебной. Речь идет не только о цели причинения прямого матери­ального ущерба, но и иной демонстрации враждебности, в том числе и на вымещении злобы на иных лицах, не имеющих отноше­ния к возникновению конфликтной ситуации. Так, например, во время групповой драки, вспыхнувшей на одной из улиц г. Харько­ва, где участвовали с обеих сторон До 100 человек, пострадал слу­чайно оказавшийся на месте события иностранец и его автомо­биль2. Но чаще враждебная мотивация вандализма, как вытекает из изученных материалов, проистекает из личных конфликтов. Один житель г. Змиева Харьковской области поссорился со своей любовницей и поджег ее дом. Но и этого ему показалось мало, а

    1 Ожегов С.И. Словарь русского языка. M-i 1970. С. 98;

    2 Зубов В. Стреляли... Вечерний Харьков- 1993, 2 февраля.

    - 135 -

    потому похитил и сжег принадлежащий ей автомобиль "Запорожец"1. Фрустрации, порождающие вандалическую агрес­сию, возникают также вследствие служебных конфликтов и крими­нально-коммерческих разборок. Мы уже упоминали уголовное де­ло в отношении регистратора больницы во Фрунзенском районе г. Харькова, которая днем, в рабочее время сожгла больничный ар­хив и причинила материальный ущерб лечебному учреждению, что­бы выразить свой протест против незаконных, по ее мнению, дей­ствий администации по отношению к ней.
    Судя по изученным уголовным делам, с переходом к рыноч­ной экономике количество межиндивидуальных конфликтов в сфе­ре обслуживания не сократилось. Советские традиции здесь со­храняются нетронутыми. Стрессы, возникающие при этом у людей, нередко способствуют тому, что получение разрядки возможно с помощью уничтожения имущества магазинов, кафе, киосков и пр. Это обычно квалифицируется как злостное хулиганство, особенно если субъект был в состоянии алкогольного опьянения. Тридцати­летний С., ранее судимый за угон автомобиля, в ссоре с продав­щицей схватил с прилавка гирю и бросил ее в витрину, причинив крупный ущерб. Осужден к двум годам лишения свободы. Следо­вателю и в суде свой поступок объяснил тем, что продавщица по­пыталась обвесить и оскорбила его2. 19-летний Я., тоже ранее су­димый, обиделся на водителя трамвая. Для разрядки сорвал дверь и разбил стекло, что стоило ему трех лет лишения свободы и воз­мещения немалого ущерба3. Во всех приведенных примерах из су­дебной практики, кроме упомянутого случая с поджогом в Змиеве, акты вандализма направлялись не против фрустраторов, а на иму­щество юридических лиц - больницы, предприятия торговли .и транспорта. Но вряд ли это означает замещение агрессии, по­скольку в глазах агрессоров функционеры представляли эти учре­ждения и предприятия.
    Стремительное имущественное расслоение населения привело к обострению традиционного противостояния между автомобили­стами и пешеходами. Дорожно-транспортные конфликты все чаще приобретают социально-классовый оттенок. Об этом свидетельст-

    Марченко Б. Коханка не вгодила. Слобщський край. 1994, 9 квггня. Архив Октябрьского районного суда г. Харькова. Дело 1-7/90. 3 Архив Октябрьского районного суда г. Харькова. Дело 1-100/93.

    - 136 -

    вуют, в частности, явно неадекватные последствия конфликтов. 30-летний рабочий С. поздно вечером возвращался домой и безус­пешно пытался остановить такси или иной автомобиль. Наконец, автомобиль"Жигули" остановился, но стороны не сошлись в цене. Возмущенный С. прыгнул на капот машины и ногами разбил лобо­вое стекло1. Экспедитор СП "Астра" П., не дождс^шись выхода к нему должностного лица хлебозавода Г., разбил стекла личного автомобиля Г., стоявшего возле заводской проходной2.
    Все обостряющийся экономический кризис в стране, бездеятель­ность власти, нищета большинства и наглость внезапно разбогатевших маргиналов, разгул преступности создают атмосферу психической на­пряженности в обществе. Люди озлоблены, их страшит будущее. И, конечно, это не может не влиять на рост агрессивных правонаруше­ний, в том числе и вандалических. Личные и служебные конфликты во многих случаях выступают лишь пусковыми механизмами, которые провоцируют деструктивное поведение.
    Враждебный вандализм часто носит импульсивный характер. Об этом свидетельствует ситуативность, скоротечность конфликта, а также неадекватное реагирование субъектов на ситуацию. Пре­ступления совершаются в аффективном состоянии, в гневе. Извест­ный французский философ, писатель и драматург Ж.-П. Сартр в своем эссе об эмоциях писал: "Гнев, таким образом, выступает здесь как бегство: субъект в гневе похож на человека, который за неимением возможности развязать узлы веревки, связывающей его, извивается во всех направлениях в своих путах. И поведение "гнев"... является, однако, точно и совершенно приспособленным к потребности снять напряжение, стряхнуть это свинцовое покрыва­ло, которое давит на наши плечи"3.
    Разумеется, это наблюдение не означает отрицания волевой мотивации враждебного бытового вандализма. В этой связи умест­но сослаться на материалы обследования, проведенного в Куряж-. ской воспитательно-трудовой колонии. Изучено личное дело В., осужденного за квартирные кражи, одна из которых завершилась поджогом дома. Мотивом поджога, причинившего ущерб в размере
    f Архив Октябрьского районного суда г. Харькова. Дело 1-.Ч6/93. ^ Архип Октябрьского районного суда г. Харькова. Дело 1-36/93. 3 Сартр Ж.-П. Очерк теории эмоций // Психология эмоций. Тексты М., 1984. С. 126-127.

    - 137 -

    около 700 грв. считает месть женщине - матери своего однокласс­ника за то, что она не разрешила своему сыну дружить с ним.
    Месть - один из наиболее распространенных мотивов ванда­лизма как возмездия за зло. В приведенном примере, однако, обида стала скорее не основанием, но поводом поджога, а ссылка на нее была способом психологической защиты посредством ра­ционализации явно нерационального поступка. Далеко не всегда месть направляется на обидчика. Это известно из обычаев кровной мести, которая у некоторых народов сохранилась до наших дней. Примером такой неперсонифицированной мести может послужить диверсия, учиненная 19-летним пастухом Ш. на железнодорожном мосту, где тот разобрал рельсы. Катастрофа была предотвращена. Злоумышленник объяснил свои действия желанием отомстить за сестру, которая 10 лет назад попала под поезд1. А мстителю тогда было лишь девять лет...
    Идеологический вандализм по своей природе предполагает ненависть к сторонникам определенного мировоззрения, политики, религии, нации или народности. Во второй главе монографии мы рассказывали о некоторых примерах преступной деятельности, на­правленной на уничтожение и разрушение памятников истории и культуры, надругательства над государственной символикой и мо­гилами. Названные объекты нередко подвергаются не только меха­ническому воздействию. На них появляются надписи, недвузначно свидетельствующие о мотивах вандализма. Мотивация идеологиче­ского вандализма складывается из формирования мотива, целепо-лагания, программирования, принятия решения, реализации приня­того решения с учетом ситуации. Психологическое содержание на­званных элементов мотивации целенаправленного волевого пове­дения рассматривались выше. Преобладают мотивы не узко эгои­стические, а групповые и корпоративные - партийные, конфессион-ные, националистические и др. Это не означает, однако, отрицания индивидуальных, в частности корыстных побуждений. Известны, например, ограбления могил без всякой идеологической подопле­ки. Но в таких случаях речь может идти о другой разновидности вандализма, который мы назвали криминальным, для которого ха­рактерна инструментальная мотивация. Случаются также импуль-

    1 Резник Б. Пастух готовил страшную месть // Известия. 1996, 17 февраля. - 138-

    сивные разрушения захоронений памятников истории и культуры. Мотивация в таких случаях носит негативистский характер.
    Вражда и корысть двигают террористический вандализм -уничтожение материальных и культурных ценностей общественно опасным способом, создающим опасность для здоровья и жизни людей. Этот вид вандализма сочетается с идеологическим, если его мотивами становятся националистические, религиозные и поли­тические мотивы. В большинстве случаев такого рода терроризм совершается после предварительной подготовки и его мотивация приобретает осознанный волевой характер. Террористический ван­дализм с идеологической или псевдоидеологической мотивацией является наиболее опасной разновидностью вандализма, приобре­тающего международное распрос1ранение. В дни, когда писались эти строки, телевидение и радио сообщили о варварском разруше­нии федеральными войсками России дагестанского села Первомай­ское, где скрывались чеченские боевики и захваченные ими за­ложники, о взрыве в центре столицы Шри-Ланки, унесшем жизни двухсот ни в чем не повинных людей. И нет конца скорбному спи­ску этому дьявольскому способу политической борьбы в XX веке. Это же чудовищно - взрывать дома и самолеты с пассажирами, чтобы досадить правительству! Прежде для этого бросали бомбы в царей и министров. Мотивация террористического вандализма, при котором заведомо страдают посторонние физические и юридиче­ские лица, не участвущие в том противостоянии политических сил или иных группировок, которое привело к агрессии, является инст­рументальной.
    В Украине, к счастью, такой идеологически - террористиче­ский вандализм не наблюдается. Но гремят взрывы в коммерче­ских офисах и на приватных бензоколонках, в кафе и казино. Го­рят торговые киоски, владельцы которых несвоевременно уплатили дань местным рекетирам. Все это - милицейские будни. Здесь явно преобладает корыстная мотивация преступной деятельности. Но при этом враждебность агрессии не вызывает сомнений. Точно также сохраняется враждебно-корыстная мотивация в тех деструк­тивных посягательствах, когда таким путем устраняется конкурент или иным способом сохраняются высокие цены на товары, по­скольку корыстная цель достигается за счет потерпевшего.

    139-

    Как выше отмечалось, вандализм - разновидность агрессии и альтернатива насилию. Физическое насилие, особенно жестокое, наказывается строго. Оно почти всегда учитывается органами внут­ренних дел. Риск разоблачения убийц намного выше, чем поджига­телей и кладбищенских мародеров. Крестьянские волнения в цар­ской России и в годы коллективизации начинались с пожаров на полях и фермах. Современный вандализм как средство сведения счетов между конфликтующими сторонами свидетельствует о соци­альной напряженности в обществе. Это форма протеста людей с рабской психологией.

    3.2. Инструментальная мотивация

    Она уже упоминалась, когда речь шла о политическом терро­ризме, от которого страдают случайные прохожие или пассажиры метро, не интересующиеся политикой. Террористы ставят перед собой цель свержения правительства страны, изменения ее обще­ственного или политического строя, выхода из федерации и другие политические цели, а для этого целенаправленно взрывают мины на рынках, в магазинах, на вокзалах, в метро и других обществен­ных местах. Одно зло является инструментом для учинения друго­го. Такая мотивация называется инструментальной. Враждебное чувство к фактически разрушаемому объекту и их владельцам тер­рористы не испытывают, но и о доброжелательности к невинно по­страдавшим с их стороны не может быть речи.
    Такая же довольно сложная мотивация направляет поведение вора, который для сокрытия следов преступления совершает под­жог помещения, в котором находилось похищенное им имущество. Сжигается угнанная без цели хищения автомашина, опять же для уничтожения улик, а больше "просто так", без видимой цели, или из подсознательной страсти к разрушению, особенно часто обна­руживаемой несовершеннолетними правонарушителями.
    Инструментальной мы называем также мотивацию, при кото­рой вандализм является побочным последствием краж или иного корыстного преступления (криминальный вандализм).
    Такая ситуация возникает нередко в процессе хищений от­дельных частей и деталей механизмов и иных элементов техниче­ских систем. Инструментальная мотивация - самая распространен­ная в криминальном вандализме, о чем, в частности, свидетельст-

    - 140-

    вуют таксофоны с отрезанными трубками, парковые скамейки без сидений, раскуроченные вагоны электричек и т.п. Еще больше страдают от криминального корыстного вандализма железная до­рога, городской транспорт, связь, трубопроводы. Во второй главе этой книги приводились соотчествующие статистические показате­ли. Для анализа некоторых особенностей инструментальной моти­вации, включающей в себя корыстные побуждения, рассмотрим одно газетное сообщение. В г. Днепропетровске одним весенним утром на маршруты не вышли 32 трамвая. Оказалось, что среди ночи кто-то повредил контакты электродвигателей, похитив таким образом 2.5 кг серебра1.
    "Работа" проделана немалая, со знанием дела, скорее всего кем-то из числа работников трамвайного депо. Злоумышленник не мог не предвидеть, что невыход на линию в "час пик" 32-х трамва­ев повлечет значительные экономические, социальные и психоло­гические потери. Поскольку он предвидел неизбежность таких по­следствий, и тем не менее вывел из строя трамваи, то, значит, же­лал наступления указанных последствий как неотъемлемых от во­ровской деятельности. Таким образом, инструментальная мотива­ция преступной деятельности разрушителя объединяет адаптивный корыстный мотив и неадаптивную жажду разрушения. И вот что интересно: если бы преступник не унес серебро, то по ч.1 ст. 89 УК ему угрожали лишь исправительные работы без лишения сво­боды, хотя, очевидно, что размеры ущерба от повреждения 32-х трамваев и нарушения графика работы городского транспорта мно­гократно превышают цену серебра.
    Но, как говорится, "жадность фрайера сгубила": за хищение серебра полагается в самом лучшем случае - если кража соверше­на впервые и размер похищенного не будет признан крупным, -лишение свободы на срок до трех лет. Еще один пример явной не­дооценки социальной опасности вандализма в действующем Уго­ловном кодексе.
    Криминальный корыстный вандализм так же враждебен, как и всякий иной, хотя большей частью без аффектов: чувство вражды к предмету агрессии может не осознаваться. Совершена кража со склада 24 двадцатилитровых канистр с дефицитными гербицидами.

    1 Голос Укражи. 1993, 20 марта.

    - 141-

    А поскольку содержимое канистр воров не интересовало, то они вылили похищенное прямо у дверей склада, а канистры унесли. По заключению специалистов, гербицидов одной канистры было бы достаточно для обработки 50 га посевов. А всего стоимость похи­щенного - свыше 500 грв1. Уничтожая гербициды, преступники об­наружили циничное пренебрежение к обществу, к чужому труду, скорее всего, не думая об этом. Вещество, заполняющее канистры, им мешало.
    Некоторые факты вандализма, в частности взрывы и поджоги, совершаются наемными разрушителями за вознаграждение. Покуше­ния на поджог двух жилых домов в г. Харькове мы упоминали во вто­рой главе книги. Там участники организованной шайки грабителей и убийц в свободное от основных преступных занятий время решили "подзаработать" на пожарах, но у них не получилось.
    Соперничающие бизнесмены не сами взрывают офисы и тор­говые предприятия своих конкурентов. Дело не простое и требует специальной подготовки. Очевидно также, что и уличные киоски горят не без услуг "специалистов".
    Мотивами такой инструментальной агрессии выступает, конеч­но, корысть исполнителя, вражда и корысть заказчика. Враждеб­ность последнего очевидна, а исполнитель - орудие в его руках. Не исключено, что многие акты идеологического и террористического вандализма также совершаются наемниками.
    Так, например, в ночь с 27 на 28 октября 1993 г. в народной студии художественной керамики киевского центра детского твор­чества "Мозаика" неизвестные лица уничтожили ценнейшие автор­ские работы, потрошили мебель, порвали книги. Ночные визитеры "работали" явно по заказу, но довольно грубо: впопыхах потеряли авторучку и листок бумаги с адресом студии. В это время продол­жалась судебная тяжба по поводу помещения, занимаемого студи­ей, с влиятельной фирмой, претендующей на это помещение2.
    Как уже упоминалось, человеческое поведение, в том числе и преступное, может осуществляться в виде сознательной деятельно­сти, импульсивных поступков и привычного поведения. Инструмен­тальный вандализм - это почти всегда деятельность, то есть целе-
    ) Бабуха В. та imui. Гербщиди не ц|кавили. Голос Украши, 1993, 26 жовтня. 2 Кдрась Н. Усе наикраще МП-СП с обмеженою (крим]налыюю) вщпов1дальшстю // Голос Укражи. 1993. 29 грудня.

    - 142-

    направленное поведение, выполняемое посредством системы целе­направленных действий, подчиненных общему мотиву. Таким веду­щим мотивом чаще всего бывает корысть, несколько реже - мотив безопасности и мести. Не исключается, однако, и импульсивность вандализма, совершаемого в состоянии аффекта, глубокого алко­гольного опьянения или иного болезненного состояния. В таких случаях лицо под воздействием внешних и внутренних импульсов уничтожает первое попавшееся на глаза имущество, пытаясь таким образом обратить на себя внимание властей или прессы для раз­решения личных проблем, - оказания социальной помощи, направ­ления для лечения в больницу или тюрьму (и такое бывает).
    В последние годы и более того - в последние месяцы, в связи с событиями в Чечне участились случаи ложных анонимных сооб­щений, чаще по телефону, о заложенных минах на вокзалах, в школах, крупных магазинах и в других местах. На несколько часов прекращается работа учреждений, эвакуируются люди, специаль­ные команды саперов внимательно осматривают помещение. Тра­тятся огромные средства, нарушается общественное спокойствие. Некоторые лица, выступая в средствах массовой информации, ста­ли называть авторов ложных сообщений террористами, а само яв­ление, получившее известное распространение, терроризмом и вандализмом. Признавая психологическую близость рассматривае­мого преступления с вандализмом в его, в частности, инструмен­тальной мотивации, мы все же не находим в нем объективных при­знаков вандализма - уничтожения или повреждения материальных или культурных ценностей.

    3.3. Негатнвнстская мотивация

    В отличие от враждебной агрессии негативные мотивы ванда­лизма обусловлены состоянием фрустрации. Мотивы, называе­мые негативными, лишены осознаваемого рационального основа­ния, хотя вытекают из индивидуальной потребности в самоактуали-зяции. Это довольно мощная потребность, способная в зависимо­сти от направленности и духовного развития личности привести к подвигу или к катастрофе, и не только личной.

    Рассматриваемая мотивация часто встречается в бытовом и эпатажном вандализме.

     

    Наряду с фундаментальными потребностями самоутверждения негативные мотивы могут опираться на производные от основных потребностей в переживаниях риска, азарта, тревоги и т.п. Такая мотивация в художественной литературе нередко изображается с известной романтической окраской и не без авторских симпатий (лермонтовский Вулич, ибсеновский Пер Гюнт). Менее привлека­тельны они в жизни - неукротимые дуэлянты времен минувших и злостные хулиганы нынешние. В.А. Файвишевский, изучавший не­гативные мотивы, пишет, что если влечения к отрицательным эмо­циям "сами по себе в изолированном виде антибиологичные, не имеют самостоятельного подкрепления и находятся в противоречии с "законом смысла", то они ак таковые не осознаются"1. В по­добных случаях люди склонны объяснять свое поведение положи­тельными мотивами.
    Причудлива и чужда здравому смыслу мотивация преступлений психически ущербных лиц, признанных, однако, вменяемыми. О.Е.Фрейеров называет такую мотивацию "неясной" и приводит при­мер из судебной и психиатрической практики. Некто К., находясь в магазине, выстрелил из пистолета вверх, а затем, увидев, что мужчины бросились бежать, отталкивая от дверей женщин и детей, выстрелил в одного из покупателей и ранил его. Свои действия объяснил желанием проверить, как ведут себя люди в момент опасности, а также возму­щением, вызванным недостойным поведением мужчин. Признан вме­няемым, истерическим психопатом2. Еще пример "неясной" негативи-стской мотивации вандализма. 20-летний К., страдающий олигофрени-ей, сбросил в овраг два трактора и повредил их. После возбуждения уголовного дела разбил еще один трактор. Первое преступление объ­яснил любопытством: "хотел посмотреть, как они будут падать". А второе - "чтобы затянуть следствие и до осени побыть на свободе". Вменяем3.

    1 Файвишевский В.А. О существовании неосознаваемых негативных мотиваций и их проявление в поведении человека // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Т.З. Тбилиси. 1979. С. 444; Б.Н. Додонов называет стремление к отрица­тельным переживаниям пугническими эмоциями (от лат.ридпа - борьба). По его мне­нию, они возникают на основе потребности в преодолении опасности (Додонов Б.И. Эмоция как ценность. М-197 8).

    2 Фрейеров О.Е. Мотивация общественно опасных действий психически неполно­ценных людей // Сов. гос-во и право. 1969. N4. С. 96-111.

    3 Антонин Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология М., 1991. С-.196.

    - 144 -

    Психические аномалии - психопатия, олигофрения, неврозы, также акцентуация личности - ослабляют сознание и усиливают влечениями либидо и мортидо (танатос), что облегчает агрессивную мотивацию. Ту же роль выполняет алкогольное или наркотическое опьянение. Сочетание того и другого, то есть аномалий и алкого­лизации личности, многократно увеличивает вероятность негативи-стской мотивации.
    Бытовой эпатажный вандализм, который обычно имеет нега-тивистскую направленность, реализуется как в непредумышленных импульсивных реакциях на неблагоприятную ситуацию, так и в виде преступной деятельности. Импульсивная негативная мотивация ха­рактерна для хулиганства. Страдают чаще всего оконные и витрин­ные стекла. Оператор газовой котельной базы "Укроптгалантерея" У. в нетрезвом состоянии ночью направился в котельную, чтобы, как он потом объяснял на суде, проверить работу своего сменщи­ка, но ему никто не открыл дверь. Это вызвало неудовольствие У. и он руками разбил витрины и стекла входной двери, причинив крупный ущерб и поранив себе руки1. Импульсивное вандалистиче-ское поведение наблюдается среди некоторых несовершеннолет­них, действующих в группах. В таких случаях сказывается меха­низм психического заражения, присущая подросткам склонность к конформизму. В одной из школ г. Ивано-Франковска двое учащих­ся ПТУ и ученик той же школы побили оконные стекла более чем на 400 гривень. Один из шкодников объяснил: "Увидел, как другие бросали камни в окна, и я тоже бросил..."2.
    Влечение к злу порождает преступную деятельность, иногда довольно сложную и длительную. В одной из харьковских обще­образовательных школ два ученика 9-го класса где-то раздобыли серную кислоту и с помощью шприцев обрызгивали одежду своих товарищей у входа в школу. Время от времени в средствах массо­вой информации сообщается о появлении в школах и других учре­ждениях кем-то разлитой ртути, отчего помещения надолго стано­вятся опасными для здоровья людей. Похищаются, а затем появ­ляются в самых неожиданных местах радиоактивные материалы. Кому-то помешал в 9-ти этажном доме мусоропровод и он был

    1 Архив Ленинского районного суда г. Харькова. Дело I-67/92.

    2 Термос Г. б'ю|ь в!кна в школ;. Розплачуються здоров'ям д!ти // Галичина. 1995. 1 березня.

    - 145 -

    взорван1. Перечень подобных актов вандализма с ярко выражен­ной негативной направленностью можно было бы продолжить. В романе "Ненависть" В. Коротич описывает возмутивший всю Аме­рику случай: неизвестный насыпал цианистый калий в капсулы бо­леутоляющего вещества "таймол", поступившего в аптеки. Рассуж­дая по этому поводу, автор предрекает мрачную перспективу неле­гального изготовления и использования атомной бомбы2. Появился новый высокоинтеллектуальный вид вандализма - компьютерного. Компьютерный вирус, умышленно запущенный в информационную систему, способен полностью вывести ее из строя. Мотивы могут быть разными, в том числе и негативными, ради наслаждения от разрушения. Возникли так называемые "хакеры", "взламывающие" авторские оригинальные программы и выдающие их за свои.
    В такой мотивации влечение людей к разрушительству и пору­ганию святынь проявляется обнаженно, так сказать, в чистом виде. Используя метафорическое фрейдовское сравнение неосознавае­мых влечений "Оно" с лошадью, а рассудочного "Я" - со всадни­ком, можно утверждать, что в случаях, только что упомянутых, строптивая лошадь освобождалась от всадника. Доминирование внутренних, так называемых "хулиганских" побуждений негативист-ской мотивации не означает, что полностью отсутствуют внешние поводы. Но речь идет о поводах, а не о внешних детерминантах ситуации. Негативистский вандализм - это всегда "надситуативная активность" (А.Н. Леонтьев). Примером может послужить событие, о котором сообщила российская газета "Известия" от 6 февраля 1996г., озаглавив заметку "Не понравились радиопередачи - свали радиомачту". В г. Находка Приморского края злоумышленники вы­вели из строя радиомачту радиостанции "Находка" в связи с тем, что редакция сообщила о намерении религиозного фонда "Благодать" построить в городе православный храм и предостави­ла эфир активистам фонда. Воинствующие атеисты угрожали взо-

    ' Черенкова Г. Раздайте патроны, тов. начальник! // Независимость. 1995. N43-

    44.

    2 Коротич В. Ненависть. Роман в письмах // Роман-газета. 1984. №20. С. 15.

    3 Степаненко В.Ф. Типолопя молод1жно-тдлггковоТ самод'|яльност'|. Анал!з мож-ливост! та форми вщхилень морально'!' поведики // Матер1али м'|жнародно| науково-практичноТ конференц'1'i "Дев|антна поведжка неповнолЬжх i молод'1: можливост'1 впли-ву. X., 1994. С.19-21

    - 146 -

    рвать машину главного редактора, но сделали проще - свалили 45-метровую мачту.
    Разгул безумия и упоения разрушительством достигает апогея в ситуации массовых беспорядков. Вандализм толпы часто стано­вится негативистским даже тогда, когда толпа собралась по иному поводу, например, с политическими или экономическими требова­ниями. Агрессия обращается на первые попавшиеся предметы: ав­томобили, окна, здания и т.п.
    Потребностным источником негативного мотива становится ино­гда одна из высших социальных потребностей - потребность персона-лизации, то есть стремление индивида заявить о себе, оставить о себе память, "запечатлеть себя в людях", выделиться из массы (А.В. Пет­ровский). Большинство людей обычно не осознает своего честолюбия. В нем, как и в иных личностных потребностях, нет ничего плохого, ес­ли человек избирает достойный, трудовой путь его удовлетворения. Но уродливо гипертрофированная жажда прославиться неоднократно ос­меяна писателямиатириками. Один из персонажей комедии Н.В.Гоголя "Ревизор" обращается к "ревизору" с единственной прось­бой: "Я прошу вас покорнейше, как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство или превосходительство, живет в таком-то городе Петр Иванович Бобчинский". Незатейливое желание провинциала вызывает улыбку. Но современные бобчинские, которые стремятся увековечить свои инициалы на стволах реликтовых деревьев, либо посредством ав­тографов, нацарапанных на стенках лифта, - уже не смешат. Болез­ненная жажда известности не раз становилась источником тягчайших преступлений.
    Одному из древних честолюбцев, греку из г. Эфеса Геростра­ту, удалось все же обессмертить свое имя после того, как он в 356 г. до н.э. сжег храм Артемиды Эфесской, считавшийся одним из семи чудес света. Имя Герострата стало нарицательным, им назы­вают авантюриста, добивающегося славы любой ценой, а мотивы такой деятельности называют геростратовыми.
    Глубокий психологический анализ личности и поведения со­временного Герострата - убийцы содержится в рассказе Ж.-П. Сар­тра "Герострат"1.

    1 Сартр Ж.-П. Нудота. Мур. Слова. К., 1993. С. 225-237. - 147 -

    Можно предположить, что человек, который, сметая все на своем пути, катался в современном танке М-60 по улицам города, действовал из геростратовых побуждений. Но финал был печаль­ным: при попытке скрыться "танкист" был застрелен, а газета, со­общив о происшествии, не назвала даже его имени1. Нечто похо­жее произошло и в г.Харькове: 17-летний К. угнал трамвай, разъ­езжал на нем по городу, повредил при этом пять трамвайных ваго­нов. После задержания заявил, что хотел "поводить трамвай"2.
    Производным от потребности персонализации является стрем­ление к престижу и авторитету в определенной среде. Криминологи давно заметили преобладание престижной мотивации в преступно­сти несовершеннолетних. Даже в таких совершаемых подростками традиционно корыстных посягательствах, как кражи и грабежи и таком специфическом, как изнасилование, доминируют мотивы престижа в референтной группе. А вандализм, уровень ответсвен-ности за который и вероятность разоблачения минимальные, для завоевания "авторитета" подходит вполне. А.П. Тузов сообщает, что 36% обследованных им несовершеннолетних, осужденных за хулиганство, стремились к престижу и повышению своего статуса среди сверстников, а 30% учинили злостное хулигансво из подра­жания, "за компанию", что тоже связано с престижными сообра­жениями.3
    Зависимость негативистской мотивации вандализма от группо­вых норм увеличивается в так называемых "молодежных нефор­мальных объединениях" агрессивного и эпатажного толка. Любите­ли тяжелого рока - ''металлисты", "рокеры" и другие свои "тусовки" под поп-музыку часто завершают драками и вандализ­мом. Склонны к вандализму и панки, проповедующие отвергание элементарных правил приличия в одежде, поведении и образе жизни. "Веди себя так, чтобы вызвать отвращение окружающих", "мир - дерьмо", "будущего нет", "я идиот, я агрессивен, я извра­щенец" - таков катехиз и руководство к действию панков. Вокаль­но-инструментальные ансамбли панков свои публичные выступле-
    ' Белецкий М. "Вышивал" на танке, за что и поплатился // Киевские ведомости. 1995, 19 мая.

    2 Трамвайный маньяк // Слобода. 1995, 19 июля.

    3 Тузов А.П. Мотивация противоправного поведения несовершенолетних. К., 1982. С. 117.

    - 148-

    ния нередко сопровождают самым диким вандализмом, публика отвечает тем же1.
    Агрессивны и склонны к вандализму территориальные моло­дежные группировки типа криворожских "бегунов" и т.п., а также спортивные фанаты.
    В сущности, эпатажный характер носит вандализм секты сата-нистов; свои дикие шабаши на кладбищах и других местах они от­мечают особыми сатанинскими знаками и символами. Нельзя не упомянуть также и агрессивные вылазки неофашистов, особенно активных в городе, который больше всех городов мира пострадал от фашистского нашествия 1941-45 гг., в г. С.-Петербурге. Они со­вершают надругательства над памятниками и мемориалами героям Великой Отечественной войны, рисуют на еврейских кладбищах фашистские свастики и т.д. Вандализм противоположной направ­ленности в отношении памятников истории и культуры Украины учиняют левые экстремисты. Вандализм экстремистских групп не­редко приобретает ритуальный характер.
    Изложенные выше объяснения негативных мотивов, которые содержатся в современной психологической литературе, - а это из­ложение можно было бы и продолжить - не только не противоре­чат фрейдизму, но и подтверждают его постулаты, в частности о неосознаваемом влечении людей к разрушению и смерти (танатос или мортидо). В течение многих лет в СССР имя 3. Фрейда и его теории психоанализа если и вспоминались, то исключительно для "разоблачения реакционных биологических теорий". Это привело к отставанию отечественной криминологии в научной разработке центральной проблемы - истоков человеческой агрессивности.
    Отмечая это обстоятельство, замечательный российский писа­тель В.Астафьев вполне заслуженно упрекает нашу заидеологизи-рованную криминологическую науку: "Отчего тогда молчали об этом? Почему не от своих учителей, а у Ницше, Достоевского и прочих давно почивших, да и почти тайком, надо узнавать о при­роде зла? В школе цветочки по лепесточкам разбирали, пестики, тычинки, кто чего и как опыляет постигали, на экскурсиях бабочек истребляли, черемуху ломали и нюхали, девушкам песни пели, сти-
    ) Мазурова А.Н. Панк: альтернатива внутри альтернативы // По неписанным за­конам улицы. М.. 1991. С. 218-238.

    - 149-

    хи читали. А он, мошенник, вор, бандит, насильник, садист, где-то вблизи, в чьем-то животе или в каком-то другом темном месте за­таившись, сидел, терпеливо ждал своего часа... Под нейлоновой рубахой и цветными трусиками, под аттестатом зрелости, под бу­магами, документами, родительскими и педагогическими наставле­ниями, под нормами морали зло ждало и готовилось к действию"1.
    В заключение нашего обзора психологии вандализма мы хо­тели бы еще раз повторить тезис о диалектическом единстве соци­ального и биологического факторов в детерминации человеческого поведения вообще и деструктивного в частности. Указывая на глу­бинные импульсы агрессии, исходящие из природы человека, его неосознанных влечений ("Оно"), нельзя недооценивать роль созна­ния ("Я" и "Сверх-Я"). Акт вандализма осуществляется потому, что сознание И воля оказываются неспособными обуздать разруши­тельные влечения психики, либо лицо сознательно избрало антисо­циальную позицию и рассматривает агрессию как способ преступ­ной деятельности, направленной на обогащение или иные цели. Но и в этом случае выбор делается не без участия неосознаваемой глубинной психологии.

    ' Астафьев В. Печальный детектив // Октябрь. 1986. 6. С.27. - 150-

    iyiaba 4

    противодействие ВАНДАЛИЗМУ

    /. Некоторые общие положения

    По традиции эта глава должна бы называться "Борь6а"и т.д. Но не ради оригинальности мы не последовали традиции: военная терми­нология представляется нам не совсем подходящей для правоохрани­тельной деятельности государства. "Борьба с преступностью" или, еще экспансивнее, "война с преступностью", предполагают силовую схват­ку двух враждующих сторон. Государство не воюет против своих гра­ждан, совершающих преступления. Оно стремится предупредить пре­ступления, не допустить их совершение посредством профилактиче­ских мер, т.е. устранения криминогенных обстоятельств, а также пре­дотвращения или пресечения конкретных преступных посягательств. Другим стратегическим направлением противодействия растущей пре­ступности остается уголовно-правовое воздействие: обнаружение ви­новных лиц, расследование обстоятельств совершения преступлений, назначение и исполнение законного и справедливого наказания. Эта форма воздействия оказывается обоюдоострой, так как исполнение наказания в виде лишения свободы способствует дальнейшему соци­альному отчуждению правонарушителей и возникновению нелегкой проблемы рецидивной и профессиональной преступности. Применяя жесткие репрессивные меры, предусмотренные уголовными законами, государство и его функционеры не "борются", а осуществляют право­судие.
    Это рассуждение о терминах может показаться тривиальным и лишенным практического смысла. Мы так не думаем. Назойливое употребление воинственных слов и словосочетаний вошли в наш быт еще в годы гражданской войны. Тогда они не были декоратив­ными. Что такое "борьба с контрреволюцией", стало известно ны­нешнему поколению из книг Солженицына, Мальгунова и других авторов. Узнали мы и подлинное значение таких понятий как "борьба за сплошную коллективизацию" и "ликвидация кулачества как класса" и т.д. Не надо бороться за чистоту города, лучше мес­ти улицы.

    - 151

    Криминологическая профилактика состоит в устранении или нейтрализации причин и условий преступности, в данном случае связанной с уничтожением и повреждением предметных и духов­ных ценностей.
    Исходя из теоретической концепции ведущей роли психологи­ческих факторов преступности, мы в меру своих возможностей подробно рассмотрели их в предшествующей, третьей главе моно­графии. Психология вандализма, на наш взгляд, складывается из психологии личности разрушителя и мотивации деструктивно­го поведения. В сущности, они и образуют понятие причин ванда­лизма. Обстоятельства, которые способствуют деформации лично­сти целесообразно исследовать одновременно с рассмотрением проблемы предупреждения вандализма, поскольку общепризнано, что предупреждение - это прежде всего утранение криминогенных факторов.
    Затем рассматриваются вопросы применения уголовно-правовых норм предусматривающих ответственность за вандализм и проблемы их совершенствования. В такой последовательности и строится структура этой завершающей главы монографии.

    2. Криминогенные факторы вандализма

    2.1. "Человек - не вещь среди вещей"

    Официальная терминология, широко распространенная также в научных исследованиях, пользуется понятиями "причины преступ­ления и условия, способствующие совершению преступлений".
    Творцом поступка является человеческая личность. Следова­тельно, центральным звеном криминальной причинно-следственной связи выступает личность преступника. Все внешнее, что формиру­ет негативные стороны (черты) личности, обусловившие конфликт с уголовным законом, может быть признано объективными фактора­ми преступления, равно как и те обстоятельства, которые состави­ли конкретную ситуацию, при которой преступление совершилось. Поэтому, следует различать три блока криминогенных факторов вандализма: 1) личность правонарушителя-, 2) обстоятельства ее формирования, 3) конкретная ситуация, в которой соверши­лось преступление.
    О личности речь шла в предшествующей главе; и хотя тема эта необъятная, возвращаться к ней здесь нет смысла. Отметим,

    *

    -152-

    лишь, что будучи автономной в выборе поступков, личность фор­мируется над воздействием единого потока генетической и соци­альной информации. И от того, какова наследственность и в каком окружении появился на свет и рос индивид, во многом зависит, ка­ким он будет. Во многом, но не во всем. Есть еще что-то, не под­дающееся строгому измерению и определению, решающим обра­зом влияющее на формирование личности. Это, может быть, нечто идеальное, какое-то духовное начало, духовность, не зависящая ни от генов, ни от среды обитания. Почему из сына крепостных кре­стьян, сироты и дворового мальчика - "казачка" вырос гений Т. Шевченка? Ведь барская дворня - это в России своего рода марги-налы XIX века. И обратные примеры, когда воспитанный в рафини­рованных условиях недоросль становится бандитом. Не будем ис­кать истороические примеры, хотя их более чем достаточно. Со­шлемся на публикацию в газете "Известия" от 10 февраля 1996г. под заглавием "Против своих". Журналистка Я. Соколова расска­зывает, как 24-летний перспективный офицер СБУ, сын заместите­ля Генерального прокурора Украины легко и просто стал членом особо опасной банды- Всякий правонарушитель может отыскать в своей биографии источники вредных влияний. Опрошенные с на­шим участием 190 воспитанников Куряжской ВТК на вопрос о том, что явилось главной причиной совершенных ими преступлений, 38.4% указали на самих себя: ("сам виноват"). Остальные назвали влияние друзей (32,1%), материальные трудности (10,5%), вред­ные привычки (13,6%), поведение потерпевших (6,3%), воспитание в детстве (5,2%), иные обстоятельства (5,2%). Уклонились от отве­та 5,7%. '
    Игнорировать названные факторы вряд ли возможно. Человек - открытая система, и она, конечно, зависит и от внешних воздей­ствий, и от внутренних состояний. Но вместе с тем нельзя не со­гласиться с выдающимся современным философом и психологом В. Франклом: "Человек - не вещь среди других вещей. Вещи де­терминируют друг друга. Человек же определяет себя сам. Или, скорее, он решает, позволит ли он себе быть определяемым, будь то побуждениями или инстинктами, которые толкают его, или ос­нованиями и смыслами, которые притягивают"1.

    1 Франкл В. Человек в поисках смысла. М-, 1990. С. 84. - 153-

    На концепции человеческой свободы строится понятие вины и ответственности- Правда, неясно, отчего человек решает так или иначе. В. Франкл считает, что решение зависит от смысла сущест­вования, или, по другой терминологии, ценностной ориентации, а, еще проще - от совести. У 3. Фрейда таким внутренним контроле­ром выступает "Супер-эго"(Сверх-Я). Но "Супер-Эго" - продукт воспитания.
    Эту же мысль, довольно смелую для того времени, выразил известный советский философ Г.С. Батищев: человек может быть "не телом наряду с прочими телами, не конечной вещью среди прочих конечных вещей, а деятельным "существом", "деятелем". И далее: "не "обстоятельства" действуют на людей, а сами люди ос­ваивают "обстоятельства"...^
    Мы же склонны считать, что эмотивность и совесть, как и та­лант - от Бога. Конечно, мы не отрицаем роль воспитания в разви­тии или угнетении духовности. Но не более.
    Обратимся к литературной классике, к роману Ф.М. Достоев­ского "Братья Карамазовы". Федор Карамазов - человек, свобод­ный от совести и чести, с ярко выраженной истероидной акцентуа­цией. Его старший сын Дмитрий - необузданный эполептоид, им­пульсивен, склонный к насилию. Но у него есть свое представление о чести - его мучает совесть от сознания растраты вверенных ему денег. Иван - мятущийся интеллектуал, тревожно-застревающая личность. И в то же время стал фактическим пособником убийства отца. В финале - теряет рассудок от мук совести. И наконец, Але­ша Карамазов - типично эмотивная личность, живущий по законам совести. Он вырастал рядом с развратным и циничным отцом. Но разве мы сможем представить себе Алешу Карамазова преступни­ком в результате неблагоприятного или иного криминального влия­ния?

    2.2. Семейное воспитание

    Большинство опрошенных в процессе исследования педагогов - преподаватели школ и ПТУ (92 чел.), а также работники прокура­туры и органов внутренних дел, занятых работой с подростками
    1 Батищев Г.С. Деятельностная сущность человека как философский принцип // Проблема человека в современной философии. М-, 1969. С. 82-83.

    - 154 -

    (160) - главным источником отклоняющегося поведения подростков считает уродливое или (и) неумелое воспитание детей в семье. Об этом заявили около 95% опрошенных учителей и около 80% ра­ботников правоохранительных органов.
    Проблема неблагополучной семьи тесно связана с проблемой нравственного, экономического и культурного неблагополучия в обществе.
    В специальной литературе отмечается, что 70% родителей, соз­давших такие семьи, сами вырастали в таких же неблагополучных семьях. Происходит "самовоспроизводство" семей, где пьянство, раз­врат, безделие, так называемый "фактический брак" и внебрачные де­ти (40%), где у взрослых членов семьи - прошлые судимости или ад­министративная ответственность, где дети не хотят учиться, а родители
    - работать. Различаются три типа семейного неблагополучия: а) актив­но-криминогенный тип, б) ординарно-криминогенный, в) частично-криминогенный тип. Различия состоят в степени антисоциального воз­действия на психологию и поведение детей. В первом случае родители
    - общественно опасные люди, подлежащие лишению родительских прав. Дети в таких семьях с вероятностью близкой 70%, совершают правонарушения. 20% несовершеннолетних, совершивших преступле­ния, выходцы из семей активно-криминогенного типа. Наиболее рас­пространенный тип неблагополучной семьи - ординарно-криминогенный. В ней господствуют узкоэгоистические групповые нормы поведения, бездуховность, меркантилизм, пьянство. Родители заняты в основном на мелких предприятиях, в торговле и т.п. Около 35% - неполные семьи, чаще всего без отца. Более половины небла­гополучных семей относятся к этому типу. Одну треть составляет час­тично-криминогенный тип семейного неблагополучия. В ней преобла­дают полные семьи, с двумя "нормальными" родителями. Но низкий культурный и образовательный уровень, отсутствие эмоциональных контактов с детьми, невнимание к ним, скандалы, жестокие наказания, граничащие с истязаниями, создают обстановку отчуждения между детьми и родителями1. Материалы наших исследований свидетельст­вуют о том, что значительная часть осужденных, а также воспитанни­ков спецшколы для трудновоспитуемых, росла в неблагополучных
    ) См.: Кормщиков В.М. Криминология семейного неблагополучия. Пермь, 1987. С. 9-20.

    - 155-

    семьях. На вопрос анкеты "Считаете ли вы, что ваши родители пра­вильно вас воспитывали?" лишь немногим больше половины (54,3%) опрошенных воспитанников Куряжской ВТК ответили утвердительно. Каждый десятый ответил "нет", остальные в различных формах укло­нились от прямых ответов. Многие (29,1%) ответили достаточно кор­ректно: "Воспитывали как умели, не мне их судить". Воспитанникам спецшколы, которые по возрасту моложе осужденных, отбывающих наказание в ВТК, не предлагался такой вопрос, но в опросе посредст­вом интервью выяснялись семейные условия. Установлено, в частно­сти, что лишь 58% респондентов проживали с отцом и матерями. 28% - с матерью и отчимом, 4% - с мамой и бабушкой, столько же - толь­ко с мамой, у двух не было родителей. 06 условиях их быта свиде­тельствуют многочисленные побеги из дому, а также заявление поло­вины опрошенных о том, что за проступки родители их жестоко изби­вали. Пятеро подростков не смогли сказать, чем занимались их отец и мать, где и кем работали, а другие пять мальчиков сообщили: "отец алкоголик".
    Материалы изученных уголовных дел свидетельствуют о том, 'что 22,1% обвиняемых считали свои отношения с родителями на­пряженными, а 17,7% отмечали безразличное к ним со стороны родителей. 29,4% обитателей Куряжской ВТК считают, что на их поступки родители реагировали в основном внушениями, но почти половина - 46,8% сообщала, что их часто били, а 5,7% подверга­лись жестоким избиениям и истязаниям. В заполненных анкетах сообщались оставшиеся в памяти респондентов меры воздействия. Вот некоторые из записей: "ставили в углу на колени на соль (горох,пшеницу)", "сильно били ремнем", "отец накормил сигаре­тами за курение", "мать чуть не утопила в ванной", "отец поднимал за уши к потолку", "закрывали в подвал на трое суток", "избил отец так, что лежал в больнице с сотрясением мозга" и др., из ко­торых самая красноречивая - "не хочу вспоминать...". И хотя, как уже упоминалось, юноши 16-18 лет, омывающие наказание в от­рыве от семьи, многое уже поняли и простили, лишь 53,1% счита­ют, что они были в детстве желанными детьми для своих родите­лей. Но почти каждый десятый уверен, что его появление на свет было нежелательным, и он никому не нужен. Другие ответили - по-разному и не столь категорично: "Скорее да, чем нет" - 9,4%,

    - 156-

    столько же - "скорее нет, чем да", около 3% своих родителей не помнили, а остальные отказались отвечать на вопрос.
    Таким образом, материалы уголовных дел, опросы практиче­ских работников, а также осужденных и воспитанников специаль­ных школ для делинквентов содержат информацию о симптомах социальной дезорганизации многих семей, где выростали правона­рушители с агрессивными тенденциями. Насколько это повлияло на нравственно-психологическую деформацию детей, сказать трудно, поскольку процесс становления личности протекает под воздейст­вием многих факторов. Кроме того, результаты опросов страдают существенными недостатками. Ответы правонарушителей часто тенденциозны и несамокритичны, а на позицию практических ра­ботников просвещения и милиции в значительной мере влияют ус­военные ими еще в вузах догмы. Одна из них в шутливой форме определяется словами: "чем бы дитя не тешилось, виноваты семья и школа".

    2.3. Ближайшее бытовое окружение (микросреда)

    Нельзя недооценивать криминогенное воздействие ближайше­го бытового окружения - соседей, родственников, знакомых и Дру­зей, той микросреды, которая под угрозой отторжения навязывает свои нормы поведения и систему ценностей. Криминогенное быто­вое окружение в качестве важнейшего фактора детской преступно­сти назвали около 64% опрошенных нами сотрудников прокурату­ры и милиции. Около половины опрошенных лиц, отбывающих на­казание в ВТК (46,8%), до ареста состояли в устойчивых "компаниях" по месту жительства, а осужденные за изнасилование и хулиганство - соответственно 80 и 64%.
    Качество школьного обучения и воспитания, имеет непосред­ственное отношение к проблеме детской преступности. Так, в част­ности, считают 36% работников правоохранительных органов и 82,6% учителей общеобразовательной школы и ПТУ, опрошенных в процессе исследования преступности несовершеннолетних летом 1994г. в Харьковской области. При этом 37% педагогов утвержда­ют, что состояние дисциплины и правопорядка в школах и ПТУ в последние годы значительно ухудшилось, 45,6% считают, что за­метных изменений в этом отношении нет, а 8,7% оценивают ситуа­цию позитивно: "положение улучшилось".

    - 157-

    Однако дальнейшие заявления учителей вряд ли дают основа­ние для оптимизма. Оценивая ситуацию в учебных заведениях, они почти единодушно признали всеобщее падение авторитета знаний отсутствие уверенности в профориентации в связи с ростом безра­ботицы, плохое материальное обеспечение учебно-воспитательного процесса, забвениэ правового обучения школьников, заброшен­ность культурно-массовой работы в школе, низкая заработная пла­та учителей и их бегство из школ. Все это свидетельствует о глу­боком кризисе дела школьного воспитания. Четвертая часть учите­лей и более 40% преподавателей ПТУ сообщили, что они знают случаи совершения преступлений в стенах учебных заведений. Что касается ответственности за них, то здесь мнения респондентов разделились. 23,3% преподавателей ПТУ утверждают, что винов­ные привлекались к ответственности, а 13% это отрицают. Среди школьных учителей господствует мнение, что случаи воровства, вандализма и вымогательства в школе случались, но меры приме­нялись "внутри коллектива".
    Педагоги очень невысокого мнения о своих питомцах. Было предложено оценить по 5-бальной системе распространенность среди учеников 22-х позитивных и негативных личностных качеств, главным образом нравственных. Максимальная распространенность (очень характерно) оценивалась в 5 баллов, значительная (характерно) - в 4 балла. Мы не будем приводить здесь довольно сложные расчеты в баллах, а укажем проценты опрашиваемых пе­дагогов, которые считают то или иное качество "очень характер­ным" или просто "характерным" для учащихся специальных обра­зовательных школ и профучилищ.
    Культ грубой силы - утверждают 57,2% опрошенных, индиви­дуализм - 48,7%, бездуховность - 42,5%, агрессивность - 39,7%, вандализм - 40,0%, половая распущенность - 30,4%. А хорошее в учениках видят очень немногие: коллективизм - 20,9%, стремление к знаниям - 16,7%, доброту и змотивность -.13,6%, высокую нрав­ственность - 6,7%, уважение к старшим - 5,1%.
    Религиозность отметили 2,4%, склонность к предпринима­тельству - 56,3% опрошенных учителей.
    Эффективная воспитательная работа в учебных заведениях и вообще среди несовершеннолетних и молодежи невозможна без опоры на нравственно-идеологические ценности. Идеологический

    - 158-

    вакуум, образовавшийся в результате дискредитации коммунисти­ческой идеи, на востоке Украины практически ничем не заполнен. Украинский национальный патриотизм, по почти единодушному мнению опрошенных педагогов (72,2%), не характерен для харь­ковских школьников и учащихся профучилищ.
    О неблагополучии в школах и профучилищах косвенно могут свидетельствовать и ответы учителей и преподавателей на вопрос о том, как они относятся к высказываемому в печати предложению закрепить за общеобразовательными школами и ПТУ работников милиции для охраны общественного порядка и предупреждения преступлений. За это предложение высказались половина препода­вателей профучилищ и 40% учителей. С оговоркой "лишь как вре­менная мера в отдельных учебных заведениях" к ним присоедини­лись еще 34,2% преподавателей и 35,6% учителей. Итого за пря­мую помощь школе со стороны милиции высказались 84,2% ра­ботников профучилищ и 75,6% учителей.
    Более сдержано, но в целом одобрительно отнеслись к идее закрепления за школами работников милиции сами милиционеры. Из 160 опрошенных больше половины которых составили участко­вые инспектора, 56, т.е. 35% высказались "за", еще 12 (7,5%) считают, что милицейские посты можно было бы учредить лишь в некоторых, наиболее неблагополучных учебных заведениях, а 27 (16,9) к тому же предлагают считать эту меру временной. Полно­стью отрицали такой эксперимент 22,8%, а 7,9% не определили своей позиции. В целом же около 60% опрошенных работников милиции и прокуратуры положительно отнеслись к возможности оказания прямой помощи школам в наведении порядка и преду­преждения преступлений в стенах учебных заведений.

    2.4. Крнминогенносгь макросреды

    На формирование личности непосредственно влияют макросо-циальные факторы, то есть экономика, политическая борьба, со­стояние общественной нравственности, культура и религия.
    На экономический кризис как один из важнейших источников роста преступности указали 61,8% опрошенных работников проку­ратуры и милиции, занятых предупреждением преступности. 06 этом же, применительно к школьным проблемам, говорили педаго­ги, отмечая обнищание, обострение имущественного неравенства

    -159-

    учащихся и их семей, низкую оплату труда учителей, плохое мате­риальное обеспечение учебно-воспитательного процесса, проблемы трудоустройства выпускников.
    В числе пяти важнейших причин современной криминализации молодежи, юристы назвали духовный кризис общества - 54,4%. Педагоги, считая этот криминогенный фактор определяющим (79,5%), отметили также правовой нигилизм и падение авторитета знаний. Разумеется, это - симптомы духовного кризиса- Его куль­минацией становится откровенное, циничное, безнаказанное тор­жество новоявленных нуворишей, контрабандистов, рэкетеров и прочей явно криминальной публики. На этот криминогенный фак­тор в числе пяти главнейших назвали 49,3% юристов, а также 91,1% учителей. Несколько реже опрашиваемые называют раз­вращающее влияние низкопробных литературных произведений, заполонивших книжный рынок, сцен насилия и разврата на экранах телевидения и кино, оглушительной, разрушающей психику поп-музыки. В качестве важнейшего криминогенного фактора эти явле­ния сочли 40,4% юристов и 70,8% педагогов. Некоторые расхож­дения позиций, обусловленное, на наш взгляд, профессиональными особенностями названных двух групп респондентов. Еще более от­четливо проявляется это различие в оценке такого социального фактора, каким, безусловно, является массовое нарушение зако­нов и кризис власти. 90% всех педагогов определяя "вес" этого фактора в детской преступности по высшим баллам пятибальной шкалы. Юристы - прокуроры и милиционеры - в этом вопросе бо­лее сдержаны: лишь 27,2% из них считают это явление опреде­ляющим. Ведь речь идет об оценке их работы.

    2.5. Роль наследственности

    Работники правоохранительных органов в своем большинстве не считают плохую наследственность и патологию психики сущест­венным криминогенными факторами. Лишь 26,5% из них назвали это обстоятельство в числе пяти наиболее криминогенных; но почти половина опрошенных учителей и преподавателей ПТУ (48,7%) считает патологию личности - психопатии, слабоумие, неврозы, ак­центуации - определяющими источниками отклоняющегося поведе­ния. Конечно, психопатии и неврозы могут иметь и социальное происхождение, акцентуации характера изменяются в течение жиз-

    - 160-

    ни, поэтому ответы на поставленный вопрос не означают еще при­знание приоритета наследственности. Большинство (59,5%) тех же педагогов признает, что личность учеников - продукт взаимодейст­вия биологической и социальной наследственности.
    Однако на вопрос о том, допускают ли респонденты наличие детей с врожденными наклонностями к преступлениям, почти поло­вина (43,3%) ответили утвердительно. Противоположную позицию отстаивали 24,6%, то есть много меньше. Остальные выразили компромиссную позицию, допускающую генетическое происхожде­ние отдельных проявлений агрессии (27,3%). Таким образом, бо­лее 70% опрошенных в принципе признают роль наследственности в преступности несовершеннолетних.
    В нашу задачу не входит оценка научной обоснованности той или иной позиции в вечном споре о том, что важнее в личности преступника - социальное или биологическое (наследственное) на­чало. Свою позицию в этом споре мы уже изложили, анализируя психологию вандализма. Мнения на этот счет практиков народного просвещения и правозащитной деятельности, при всем уважении к их опыту, не могут рассматриваться как заключение специалистов:
    для этого необходимы лабораторные, генетические и иные научные исследования. Преобладание суждений социологической ориента­ции в постсоветском обществе объясняется прежде всего замалчи­ванием научных исследований противоположного направления. Достаточно вспомнить, как подавались, под какими ярлыками, "человеконенавистнические рассовые биологизаторские теории" И. Ломбарде, Э. Ферри, 3. Фрейда и др. Ярлыки у нас всегда хорошо получались...

    2.6. О некоторых особенностях детерминации вандализма

    Криминогенная среда благоприятствует любому отклоняюще­муся поведению, преступному и непреступному, насильственному и ненасильственному. В то же время формирование агрессивности обладает определенными особенностями. Одной из, по мнению группы московских криминологов - Ю.М. Антоняна, Е.Г. Самовиче-ва и их сторонников - признается семейная депривация, т.е. холод­ность и даже отвергание детей родителями. Особенно губительно действует на формирование личности новорожденного и предопре­деляет всю его дальнейшую жизнь холодность матери. Идея в об-

    161-

    щем-то не новая. Упомянутые авторы ссылаются на чешских уче­ных И. Лангмейре и 3. Матейчека, на американских криминологов супругов Глюк, польского криминолога Б. Холыста, российского психолога Б. Г. Ананьева.
    В обоснование теории ранней психологической депривации как источника противоправного поведения приводятся материалы интервьюирования и тестирования осуществляемого, в частности, с помощью ТАТ (тематического апперцептивного теста).
    Мы уже писали о роли семейного воспитания в формировании личности. Никто не сомневается в том, что в раннем детстве закла­дываются ее основы. Но какой механизм этого влияния преоблада­ет - научения или отчуждения? На наш взгляд, Ю.М. Антонян и Е.Г. Самовичев несколько преувеличивают криминогенность раннего детского отчуждения, которое, возникнув во младенчестве, якобы сохраняется на всю жизнь, выступая прямым источником агрессии. Видный российский психолог Б.Г. Ананьев, на которого ссылается Ю.М. Антонян, писал о "формировании начальных свойств лично­сти" в раннем детстве, зависящем от всей "духовной атмосферы семьи", а не только от эмоциональной связи ребенка с матерью. Личность создается всей жизнью индивида: "Подобно тому как на­чало индивида - долгий и многофазный процесс эмбриогенезиса, так и начало личности - долгий и многофазный процесс ранней со­циализации индивида, наиболее интенсивно протекающий на вто-ром-третьем году жизни человека. В дальнейшем становление лич­ности протекает... соответственно последовательности усвоения ролей и смены позиции ребенка в обществе". Утверждается дея-тельностный подход к пониманию личности: "Социальное форми­рование человека не ограничивается формированием личности -субъекта общественного поведения и коммуникаций. Социальное формирование личности - это вместе с тем образование человека как субъекта познания и деятельности"1.
    Польский криминолог Б. Холыст приводит результаты обследова­ния Институтом криминологии 716 несовершеннолетних (не сообщая, однако, кто они - правонарушители или праолослушные). Отмечается грубость и безразличие отцов и матерей к своим детям и неправиль­ные методы воспитания. Следует затем ссылка на исследование Д.

    ' Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л. 1968. С.107-108. - 162-

    Вуйчик, в котором 77,2% опрошенных преступников сообщили, что родители были к ним безразличны и суровы, а все правопослушные контрольной группы чувствовали любовь родителей1.
    Эти данные представляются нам не совсем убедительными, так как не соблюдены элементарные требования, предъявляемые к социологическим исследованиям: нет сведений о количестве опро-. шенных лиц, их возрасте, поведении, о процедуре опроса и др. И слишком уж радикальные показатели, так не бывает.
    Напомним, что мы опросили в Куряжской ВТК 190 лиц, осуж­денных за тяжкие преступления и более половины (52,1%) считают себя желанным ребенком в семье, а более 80% указали на мате­рей как на самых близких им членов семьи.
    Ю.М. Антонян - последовательный пропагандист концепции психологического отчуждения - сообщает результаты опроса осуж­денных за агрессивные правонарушения, сопоставляя их с кон­трольной группой. На вопрос "Кто уделял вам в раннем детстве больше внимания?" от осужденных получены ответы: мать - 63,9%, отец - 7,9%, бабушка - 16,9%. В контрольной группе (правопо­слушные граждане): мать - 74,4%, отец - 5,8%, бабушка - 13,9%2.
    Отрицательные высказывания взрослых или почти взрослых людей отбывающих наказания в местах лишения свободы об отно­шении к ним родителей в раннем детстве могут быть спровоциро­ваны состоянием фрустрации, неосознанным желанием перекласть свою вину на родителей. Поэтому незначительное, в пределах 8% различие показателей в двух группах явно недостаточно для науч­ных выводов. Нельзя упускать из виду и то обстоятельство, что среди правонарушителей, особенно агрессивных, много лиц с пси­хопатическими и иными психическими аномалиями, затрудняющими коммуникацию даже с родителями. И главное, в дезорганизован­ной семье переплетаются многие негативные влияния на ребенка -и плохой пример взрослых, и их хамство, и бездарность^. Тут трудно выделить раннее психологическое отчуждение как роковой

    1 Холыст Б. Криминология. Основные проблемы. М., 1980. С.111-112.

    2 Антонян Ю.М. Причины преступного поведения. М., 1992. С. 77-78.

    3 П.В. Симонов пишет: "Новейшие исследования и наблюдения за детьми пока­зали, что навыки агрессивного поведения приобретаются в раннем детстве путем под­ражания действиям взрослых" (Симонов П.В. Высшая нервная деятельность человека. Мотивационно-эмоциональные аспекты. М., 1975- С.32)

    источник агрессивности. Не говоря уже о том, что последующая жизнь переделывает индивида по-своему. Трудно представить себе, каким образом состояние тревожности и страха, возникшее в двух - трехлетнем возрасте вследствие материнской суровости, сохра­нится у взрослого мужчины, совершившего умышленное убийство во время бандитского нападения. Тревожностью и страхом перед будущим охвачены теперь миллионы людей периода реформ и первоначального накопления капитала. Но убивают Друг друга и разрывают могилы пока что, слава .-югу, немногие.
    Теория психического отчуждения, возникающего во младенче­стве, и переходящего в социальное отчуждение взрослых, приводит

    к недооценке духовного ядра личности, способной на независимые решения.

    Вандалистическому поведению несовершеннолетних и взрослых разрушителей благоприятствует в какой-то мере наша национальная традиция. Не будем погружаться в глубины веков, вспомним лишь со­бытия и порядки на протяжении жизни одного поколения.
    Подсчитано, что в годы массовой коллективизации в 1929 -1933г. крестьяне уничтожили 25 млн. голов крупного рогатого ско­та, 10 млн. лошадей, более 10 млн. свиней, 71 млн. овец. Чтобы не сдавать в колхозы.1
    Отступление Советской армии в 1941-42 годах сопровожда­лось массовыми уничтожениями запасов продовольствия, электро­станций, производственных помещений, всего, от чего зависит жизнь людей. Горели созревшие хлеба на полях, горело все, что могло гореть. А на оккупированной земле не по своей вине оста­вались десятки миллионов наших сограждан... Но это не имело значения. А до того, - в мирное время взрываются соборы и цер­ковные здания в городах и селах. Златоверхий Собор Михайлов­ского монастыря в Киеве и многие другие памятники культуры. Трудно себе представить другой народ, который так дружно унич­тожал бы свою собственную культуру.
    Вырубленные сады на приусадебных участках - потому что плоды от них не покрывали налоги. Это было уже в послевоенные сороковые пятидесятые. Уничтоженные по директиве ЦК КПСС виноградники в пьяном угаре борьбы с пьянством. У всех на глазах

    Черниченко Ю. Дело было в России // Известия. 1996, 17 февраля. - 164 -

    запахивались неубранные поля, чтобы отрапортовать в райком о завершении уборки.
    Наше стремление к хаосу просматривается даже в городских многоэтажках. Забота жильцов о доме в котором они живут, за­канчивается на пороге их квартир. Внутри так-сяк, а за порогом -мерзость и запустение.
    Это, конечно, верно, что мелкий бытовой и эпатажный ванда­лизм - дело рук главным образом подростков. Но не менее верно и то, что их научили этому взрослые - их родители, деды и праде­ды. Как говаривал первый всенародно избранный украинский Пре­зидент Л.М.Кравчук, - "маемо те, що маемо".
    Дикарское наше отношение к общему достоянию поддержи­вают средства массовой информации. С экранов телевизоров и ки­нотеатров исчезли отечественные фильмы, прославляющие созида­тельный труд, любовь, национальные традиции. Нет добрых, весе­лых, облегчающих душу кинокомедий. Вместо этого - чужеземные халтурные поделки с бесконечными взрывами и убийствами. Под-стать этому киношному вандализму и бесовская поп-музыка, кон­церты которой сопровождаются драками, изнасилованиями, унич­тожением и повреждением имущества. Мы уже касались этой про­блемы в связи с гипотезой катарсиса в предшествующей главе кни­ги. Реалии конца XX века опровергали ее. Эффекты научения и психологического заражения оказались более действенными.
    Рассуждая о том, что фильмы ужасов с картинами разруше­ний и беспрерывным мордобитием - безобидное развлекательное зрелище, опровергают врачи "Скорой помощи". Как-то в "Литературной газете" появилась небольшая статья хирурга А. Петровского "Травмофильмы". Автор отмечает, что начиная с по­слевоенной демонстрации трофейного фильма о приключениях Тарзана и во все последующие годы появление на экранах филь­мов, переполненных драками и разрушениями, неизменно сопро­вождалось увеличением тяжелых травм среди несовершеннолетних. Специалист, врач, категорически утверждает, что постановщики фильмов кроме всего прочего вводят в заблуждение зрителей, ко­гда показывают героев, которые выглядят вполне фотогенично по-

    - 165

    еле немыслимых побоев: "Каждый такой удар... абсолютно и без­условно смертелен"1.
    Анкета, использованная для опроса работников милиции (1994 г. 134 чел.) содержала наряду с иными такие вопросы: 1) "Не считаете ли вы, что в основе подросткового вандализма лежат психические от­клонения личности?" и 2) "Укажите на обстоятельства, которые спо­собствуют преступному уничтожению и повреждению имущества?"
    На первый вопрос утвердительно ответили 11%. И еще 56% написали "да" с оговоркой "в некоторых случаях". Отрицали влия­ние психических аномалий на вандализм 18%. Остальные не опре­делились или воздержались от ответа. Мы уже высказывались по поводу мнений практиков о роли биологических факторов в детер­минации поведения они проявляют интерес для определния теоре­тических позиций людей, непосредственно связанных с предупреж­дением преступлений. В значительной мере эти позиции отражают безраздельно господствовавшую в недалеком прошлом социологи­ческую парадигму. И несмотря на это, около 70% практических работников признают психические аномалии одной из детерминант вандализма.
    Ответы на второй вопрос отражают опыт рассмотрения адми­нистративных и уголовно-правовых проявлений вандализма. Вопрос в анкете был открытым. Получены разнообразные ответы, которые -можно ввести к таким группам: 1) личностные качества виновных лиц: безнравственность, бескультурье, акцентуации и психопатии, слабоумие - 34,8%; 2) безнадзорность подростков и педагогиче­ская несостоятельность семьи, школы и др. детских учереждений -10,7%; 3) бездуховность, царящая в современном обществе, де­вальвация нравственных и эстетических ценностей, социальная не­справедливость и т.п. -21,4%; экономический кризис и связанные с ним противоречия, в частности имущественнное расслоение наси-ления - 7,1%; кризис власти и безнаказанность - 14,5%; влияние средств массовой информации - 4,5%; иные мнения - 7,2%. "Иные мнения" касались в основном мотивов разрушений и повреждений ценностей: "робингудовские", "стремление выделиться", "с жиру бесятся". Указывалась также агрессивность родителей и политиче­ская ситуация в стране.

    * Петровский А. Травмофильмы // Лит. газ. 1983. 25 мая. - 166 -

    Обращает на себя признание приоритета субъективной детер­минации - личные качества "вандалов" назвали 34,8% опрошен­ных. А если к этому прибавить явления духовного кризиса общест­ва, то окажется, что работники милиции - участковые инспектора, инспектора криминальной милиции по делам несовершеннолетних и уголовного розыска - считают субъективные факторы вандализма определяющими. Можно было ожидать, что большинство опрошен­ных в силу их места в системе борьбы с преступностью, укажет на кризис власти и безнаказанность вандализма. Но такой ответ со­брал менее 15% "голосов". Это свидетельствует о реалистической позиции практиков.

    3. Меры преду преякдения вандализма

    3.1. Проблема нейтрализации повышенной агрессивности

    Насильственные преступления и вандализм детерминированы повышенной агрессивностью виновных лиц, которая, в свою оче­редь, может быть обусловлена гипертрофией неосознаваемых вле­чений к разрушительности и слабостью сдерживающих "Эго" и "Супер-эго". Как было показано в предшествующей главе, среди агрессивных правонарушителей непропорционально много лиц с больной психикой, а также акцентуациями эпилептоидного, дисти-мического (неустойчивого) и гипертимного типов.
    Из этого следует, что главным направлением в предупрежде­нии насилия и вандализма должны стать: 1) своевременная диагно­стика психических аномалий и акцентуаций у несовершеннолетних с девиантным поведением и иных лиц, стоящих на профилактиче­ском учете органов внутренних дел; 2) организация достаточно эффективной медицинской помощи лицам, обнаруживающим по-вышенн o агрессивность (с их согласия), а также, по определению суда - принудительного лечения психических патологий в процессе отбывания наказания за насилие и вандализм и 3) психологическая защита населения от психопатических эпидемий.
    1 февраля 1995 года вступил в силу Закон Украины "Об орга­нах и службах по делам несовершеннолетних и специальных уче-реждениях для несовершеннолетних". Закон определил систему субъектов предупредительной деятельности, среди которых - об­щеобразовательные школы и профессиональные училища социаль­ной реабилитации, а также впервые после 1924 г. - центры медико-

    - 167 -

    социальной реабилитации несовершеннолетних, на которые возла­гается обязанность лечения несовершеннолетних правонарушите­лей от алкоголизма, наркомании и других аномалий, о которых в законе сказано несколько шире: "а также для несовершеннолет­них, которые по состоянию здоровья не могут быть направлены в общеобразовательные школы и профессиональные училища соци­альной реабилитации"'.
    Создание центров медико-социальной реабилитации не озна­чает, что социальная реабилитация в общеобразовательных школах и профучилищах (прежних спецшколах-интернатах и спецПТУ) дос­тигается без использования средств психотерапевтической помощи юным правонарушителям. Существует обширная научная литерату­ра, посвященная проблемам преодоления психических расстройств и аномалий несовершеннолетних. На некоторые работы мы ссыла­лись в третьей главе этой книги. Сам факт упорного и девиантного поведения свидетельствует о наличии патологий психики, или, в лучшем случае, акцентуаций характера. Поэтому все воспитанники учреждений социальной реабилитации должны, на наш взгляд, подвергаться тщательному психиатрическому обследованию и ле­чению.
    Названные учреждения - школы, профучилища и центры -созданы на базе специальных школ для трудновоспитуемых и спе­циальных профучилищ и все еще переживают стадию становления, замедлившуюся в связи с материально-техническими, денежными и кадровыми проблемами. Но, разумеется, кадровый состав прежних спецшкол и спецПТУ в основном остался прежним. Сохранились и ведомственная принадлежность органам просвещения. Вновь соз­данные центры медико-социальной реабилитации подчинены Мини­стерству здравоохранения.
    Существует опасность, что новые учреждения, на которые возлагается задача предупреждения преступлений посредством со­циальной и медицинской реабилитации несовершеннолетних делин-квентов, останутся как и прежде "приготовительным классом" для
    1 Ст. 8 Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных респуб­лик 1924г. предусматривала применение специальных мер медико-педагогического ха­рактера "только в тех случаях, когда соответствующими органами будет признано не­возможным применение к этим лицам мер социальной защиты судебно-исправительного характера".

    - 168 -

    детских воспитательно-трудовых колоний. Как показали беседы с учащимися, спецшколы и спецПТУ рассматривались ими как места отбывания наказания. Но без внешней охраны, что создавало воз­можность для многочисленных побегов. К прежним трудностям ра­боты с подростками прибавились проблемы их трудоустройства по­сле окончания ПТУ. Психологов и психиатров в штатах старых спецшкол и ПТУ не было, хотя многие воспитанники явно отстава­ли от своих сверстников в психическом развитии. Мы считаем ошибкой, что спецшколы и ПТУ под новой вывеской остались в системе учреждений просвещения.
    ВЧК, ОГПУ, и НКВД двадцатых годов историки обвиняют (и, вероятно, справедливо) во многих грехах - терроре, грубом нару­шении законности и прав человека и пр. Но если "органы" в то жестокое время сделали что-нибудь поистине человеколюбивое, так это ликвидация массовой детской безнадзорности и преступно­сти. Именно тогда, под Харьковом возникло детское воспитатель­ное учреждение нового типа и были заложены основы нового на­правления в исправительной педагогике, связанное с именем А.С. Макаренко, в то время штатного сотрудника НКВД.
    Министерство внутренних дел нуждается в рефомировании. Возможно, исполнение наказаний будет изъято из его ведения и передано министерству юстиции либо будет создано самостоятель­ное ведомство (все это у нас уже было, причем неоднократно, и в дореволюционной России, и в 50-х годах). Но если воспитательно-трудовые колонии для несовершеннолетних останутся в структуре МВД, то нелогично и вредно общеобразовательные школы и про­фучилища социальной реабилитации оставлять в ведении органов просвещения, а центры медико-социальной реабилитации - здраво­охранения. Нельзя забывать, что воспитанники этих учреждений совершили преступления, в том числе и особо опасные - убийства, групповые изнасилования, поджоги. И даже если они не подлежат уголовной ответственности в силу недостижения соответствующего возраста, то это мало меняет суть дела: и 13-летний убийца - убий­ца, а не шалунишка. И чтобы обезопасить от него общество и его самого от себя, необходимы медико-педагогические меры в обста­новке достаточно жесткой дисциплины.
    Ознакомление со спецшколой и специальным профучилищем летом 1994 года показало, что эти учреждения не вполне соответ-

    - 169 -

    ствовали своему назначению. В мужской спецшколе почти все учи­теля и воспитатели - женщины. 30-40% "выпускников" совершают преступления. Часто случаются побеги.
    По мере преодоления кризисных явлений утратят свое крими­ногенное значение некоторые экономические факторы вандализма, прежде всего криминального: люди не станут разбирать садовые скамейки ради похищения досок, снимать квартиные электросчет­чики и т.п. Мы верим, что со временем не будут гореть уличные торговые киоски и взрываться коммерческие офисы. Когда будет достигнута социально-политическая стабилизация в обществе, пре­кратиться дикое надругательство над памятниками истории и куль­туры, а мертвых в могилах живые оставят в покое.
    Но это время нужно приближать. Речь идет о мерах защиты людей от антигуманных, разрушительных воздействий некоторых, так называемых "произведений искусства и литературы", а также массовых психопатических влияний.
    Телевизионные передачи переполнены пошлыми киноподдел­ками из развивающихся стран Южной Америки, и давно уже изъя­тыми из проката голливудскими боевиками. Протестуют педагоги, писатели, юристы, депутаты Верховного Совета, но безуспешно:

    рынок есть рынок - кто платит, тот и заказывает музыку. Вряд ли способствует духовному возрождению общества назойливая рек­лама отдыха на Гавайских островах или о. Капри, новых марок ав­томобилей и прочей роскоши, которая адресуется одному-двум процентам населения на глазах всего остального нищего и полу­нищего населения. Пир во время чумы. Это же духовная диверсия! Ссылка на коммерческие интересы не может оправдать вред пси­хическому здоровью населения. Закон предоставляет Комитету и службам по делам несовершеннолетних право возбуждать перед соответствующими инстанциями ходатайства о применении преду­смотренных законодательством санкций к субъектам предпринима­тельской деятельности и средствам массовой информации, которые осуществляют продажу порнографической продукции, пропаганди­руют насилие, жестокость, сексуальный разврат (Ст.4). Пока что не известна практика применения этой нормы. Но уже можно утвер­ждать, что это очень важное полномочие государственных служб, специально созданных для предупреждения детской преступности, изложено в законе недостаточно четко. Правительственному коми-

    -170-

    тету и его службам на местах всего дозволяется возбуждать

    ходатайство. Перед кем? Судом? ^ ^меется в виду суд- то сле-

    ,„ с г в З-^оне. Но пусть в суд с иском довало бы об этом прямо указать в -' '-""-• '

    об отмене решений о запрете соот^-гвующих публикации обра­щаются лица, нарушающие нравстве^ь-е и правовые нормы.

    1- - ,,ясти населения - в какой-то ме-Бездуховность значительное ч8" -

    ,,.,,„<;кой пропаганды и массового ре результат многолетней атеистиче^ и н^ н

    разрушения церквей, а также маемых репрессий в отношении священников и верующих. Отделяй6 Церкви от государства на практике превратилось в уничтожение Церкви государством. Теперь даже самые ортодоксальные к^ммУ^ты, вероятно, уразумели,

    г / - ладана- ведь или Бог, или все какая грандиозная ошибка была еде7 гd Bt-^

    дозволено",

    Идеологический вакуум, возникший в современном обществе,

    люди стремятся восполнить обраЩ^"^ х P6^-1- Восстанавли­ваются и строятся новые храмы, сериально признаны некоторые христианские праздники. Тянется к Е^У и молодежь. Львовские социологи Ю.Ф. Паковский и И.А. К°Рниенко сообщают, что из
    опрошенных ими 704 молодых ^^' в том числе 337 школьног0 возраста, почти 60% считают себя верующими. Около 70% счита­ют целесообразным преподавание pe/1-1"-1" в ^е6ных сведениях .
    Мы спросили 190 воспитанников Куряжской ВТК, ощущают ли они потребность в посещении церквИ и встречах со священнослу­жителями. Почти половина, 49,4%, осветила утвердительно. Кроме того, 26 респондентов (13,6%) были ^ то, чтобы в колонии была своя церковь, а 19 (10%) предлагаю-г издать в колонии воскрес­ную христианскую школу. Таким обр^м, 73% опрошенных счи­тают себя верующими или стремятся к ^ре. Нет сомнения в том, мто церковь может и должна помочь ^им молодым людям. Она

    это делает на протяжении веков.

    Скептики обычно ссылаются на Т0, что религиозность не ме­шала раннее и не препятствует теперь совершению многих престу­плений даже священниками. Но это Н^ аргумент. Кто-то остроумно заметил, что множество смертей в больницах еще не свидетельст-
    ' Паковский Ю.Ф., Корниенко И.А Духовное ^яние общества и религиозная ори­ентация молодежи // Материалы междунароДН^ на^но-практической конференции "Девиантное поведение несовершеннолетних и ^wP^- Возможности влияния . Харьков, 1994. С. 212-214.

    - 171 -

    вует о том, что больница - самое опасное для жизни место. В Рос­сии привлечен к уголовной ответственности за взяточничество бывший и.о. Генерального Прокурора. Все бывает. Нет ничего бо­лее -субъективного, чем так называемый объективный факт. О мас­совых явлениях нам может сообщить статистика. Но то, что ве­рующий человек не будет крушить на кладбище могилы своих еди­новерцев, можно, пожалуй, утверждать почти наверняка.
    Умиротворяющему влиянию христианского вероучения препятст­вует отсутствие в Украине единой Церкви. Православие у нас расчле­нено на три враждующие конфессии, скорее по политическим, чем по обрядовым признакам. Нет мира между православием и греко-католической церковью. Кроме того, по оценке специалистов, в Ук­раине около пяти тысяч религиозных конфессий, сект, групп, не считая зарубежных странствующих проповедников. Среди сект есть и изувер­ские, зовущие к насилию, разрушению святынь и предсказывающие скорый конец света. От них исходит серьезная опасность для психоло­гического здоровья населения, в первую очередь молодежи. Мы уже упоминали вандализм сатанистов. Опасность существенно усиливается, когда лидеры сект обладают способностью экстрасенсов, как это про­исходило в так называемом "Белом братстве". Нечто похожее случи­лось в 90-х годах прошлого века, когда К. Мальованый, психически больной человек, ходил по селам и пророчествовал наступление "конца света". Люди, которые поддавались его влиянию, галюциниро-вали, оставляли семьи, бродяжничали. Это явление получило название "мальованщины"1. В сущности, мальованщина и елое братство" -это эпидемии сумашествия. И меры защиты от них должны осуществ­ляться не менее организовано, чем защита от вирусных эпидемий. Психологическая безопасность граждан имеет не менее важное значе­ние, чем безопасность телесная2.
    Конкретные рекомендации на этот счет смогли бы предложить психологи и психиатры. На наш взгляд, необходимо ужесточение контроля за деятельностью экстрасенсов, среди которых немало самозванцев-халтурщиков.
    В исторической литературе высказывалась и иная оценка мальованщины. М.С.Грушевский называл это движение "найб|льш яскравим i орипнальним проявом нашего релшйного руху". (Грушевский М.С. 3 icrop'H релшйно; думки на УкраТж // Духовна УкраТна. 36. твор1В. К., 1994. С. 129).

    2 См.: Тер-Акопов А.А. Указ. статья. С. 88-93.

    - 172-

    Уважение к вещам как плодам человеческого труда необхо­димо воспитывать с раннего детства. Поломанная игрушка и разо­рванная книжка должна стать предметом для серьезного разгово­ра. Думается, что труд - самое надежное средство воспитания за­боты о вещах, животных и растениях. Ценность вещи определяется прежде всего количеством труда, который затрачивается на ее из­готовление или приобретение. В семьях, где знают цену вещам, где средства на жизнь добываются работой всех членов семьи, даже детей (в меру их возрастных возможностей, конечно), не могут вы­расти вандалы.
    Очень важно строить соответствующим образом и школьное воспитание. Может быть, есть смысл ввести в младших классах специальные уроки о вандализме и его последствиях, как это при­нято в Нидерландах^. Подросток, который разбил окно или сломал дерево, должен своими руками восстановить причененный им ущерб: собственноручно вставить стекло, посадить и вырастить де­рево.
    Реальное восстановление разрушенного объекта следовало бы, на наш взгляд, применять и в судебной практике. Пусть те, кто, например, испачкали краской стоящий на пьядестале танк Т-34, первым ворвавшийся в .город, оккупированный фашистами, на гла­зах горожан смоют краску и покаются. Альтернатива должна быть достаточно суровой.
    Бытовой и эпатажный вандализм квалифицируется обычно как хулиганство. Совершается он почти всегда в состоянии алкогольно­го и наркотического опьянения. Поэтому антиалкогольные и анти­наркотические меры способны сократить не только насильственные посягательства на личность, но и вандализм. Опыт общегосударст­венных антиалкогольных мероприятий 1985-86 годов при всех не­достатках и ошибках все же убедительно показал статистическую зависимость агрессивной преступности от пьянства.
    Уровень всей агрессивной преступности на территории бывше­го СССР в 1987 г. по сравнению с 1986 г. заметно снизился: пре­ступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства лично­сти - на 12,7%; против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения (в эту категорию преступлений со-

    ) Евменова Е.В. Указ. статья. С. 155-159. - 173-

    ставляют также акты вандализма, - на 12,6%). Уменьшилось число и Других видов преступлений1. Правда, уже со следующего года, а особенно с 1989 г., динамика агрессивной преступности измени­лась, но это закономерный результат изменения социально-эконо­мической ситуации и свертывания борьбы с алкоголизмом.
    Кризисная обстановка в Украине в 90-х годах заслонила про­блемы сдерживания алкоголизма. Ныне водка - самый, пожалуй, дешевый продукт. Продают ее днем и ночью не только в магази­нах, но и на улицах, в вокзалах, в иных местах. Ввозят дешевые, низкого качества крепкие спиртные напитки из-за рубежа, до не­давнего времени безакцизно. Население Украины, от новорожден­ного до 100-летнего старца, выпивает в течение года 14 литров ус­ловного спирта на каждого. Между тем, считается, что относитель­но безопасным является годовое потребление до 8 литров на одно­го жителя.
    Необходимы жесткие меры ограничения и контроля за тор­говлей крепкими спиртными напитками. Восстановление государст­венной монополии на их продажу стало бы кроме того важным ис­точником поступления бюджетных средств. Водка должна уйти с улиц, площадей, вокзалов и других общественных мест. Не допус­кать ее продажу несовершеннолетним, торговлю крепкими спирт­ными напитками в утренние и вечерние часы, как это было раньше. Усилить административную ответственность за нарушение правил торговли алкогольными напитками, за появление в общественном месте в нетрезвом состоянии и пр. Другими словами, настало вре­мя восстановить административно-правовые меры борьбы с пьянст­вом, принятые в мае 1985 г. Существует реальная угроза нацио­нального вырождения. Все более наглеющий вандализм - это яв­ные признаки одичания и растущей бездуховности.
    Для сокращения актов насилия и вандализма полезно направ­лять агрессивную энергию людей в общественно полезное русло: в занятия спортом, для службы армии или милиции и т.п. В. Франкл пишет: "В Осло с вандализмом успешно борются бывшие вандалы. Каждую ночь дюжина добровольцев в возрасте от четырнадцати до восемьнадцати лет охраняют бассейн во Фрогнер-парке и ездят на городских трамваях, чтобы предотвратить порезы сидений. Больше

    1 Преступность и правонарушения в СССР. Статистический сборник. ML, 1990. С. 15. -174-

    половины из них - это бывшие хулиганы. Быть на стороне закона, -говорится в соответствующем отчете, - оказывается для них таким же захватывающим делом, как и быть против него"1.
    Использование подобного опыта у нас возможно лишь при наличии достаточно влиятельной молодежной организации. После самороспуска комсомола и пионерских дружин в Украине такой массовой организации нет. Отказ от участия в политических рас­прях не означает отказа от гуманистической идеологии. Более то­го, мы убеждены, что без приобщения молодежи к национально-патриотическому движению невозможно воссоздание украинской государственности. Когда круто менялась судьба Отечества, побе­ждали те силы, которые опирались на молодежь. Все революции делали молодые люди. Козацкие коши, скаутские и сохранившиеся кое-где пионерские организации могли бы встать на защиту памят­ников истории и культуры, противодействовать эпидемии ванда­лизма.
    Конечно, надлежащее воспитание и гуманизация человеческих
    отношений способны в какой-то мере повлиять на сокращение ко­личества агрессивных поступков. Значительно более эффективным средством воздействия на агрессивность людей, в частности, под­ростков в период пубертатного криза, могло бы стать психотера­певтическое лечение - "лекарство от преступления", о котором мы уже упоминали. Но применение психотропных и наркосодержащих препаратов создает сложные этические, медицинские и правовые проблемы. Кажется, есть надежда их разрешить в недалеком бу­дущем с помощью производства и внедрения в клиническую прак­тику пептидов - белковых веществ с низким молекулярным весом, которые естественным путем образуются в мозговой ткани челове­ка и передаются в кровь. Они-то, оказывается, и предопределяют наше настроение, общий психический тонус и эмоциональные про­цессы. Ученым Научно-учебного центра проблем жизнедеятельно­сти человека при РАН во главе с проф. В. Шестаковым удалось разработать методику и технологию выделения пептидных ком­плексов из крови донора и введения их в кровь пациента для кор-регирования его эмоциональных реакций, лечения неврозов, бес-соницы, импотенции и др. вплоть до создания устойчивого

    1 Франкл В. Указ. соч. С. 65.

    - 175-

    "хорошего настроения, благодушия и лк?бви к миру"1. Будем наде­яться, что с помощью таких чудодейственных средств человечество когда-то усовершенствуется. Будем, од»нако, реалистами, пептиды вряд ли устранят на Земле войны и рев олюции. Но явно бессмыс­ленный вандализм, порождаемый неосознанным влечением к раз­рушению и хаосу, шолне возможно из/^ечить. Вот только вопрос:
    отыщится ли достаточное число доноро»в-альтруистов в нашем оз­лобленном обществе?

    4.2. Устранение и централизация условии, способствующих вандализму (профилактика)

    Вандализм многолик, а мотивы его (разнообразны - от детско­го озорства до идеологического фанатизма. Объектами его высту­пают разные предметы. Это затрудняет разработку рекомендаций по его предупреждению. И все же попы-гаемся определить некото­рые направления профилактики вандализма.
    Наиболее надежными и дешевыми могут стать специальные технические меры защиты вещей от умышленного уничтожения и повреждения. Несколько лет связисты бе-зропотно восстанавливали поврежденные уличные таксофоны вместе? того, чтобы реконструи­ровать аппараты, например заменить телефонные трубки вмонти­рованными в корпус переговорными устройствами. С некоторых пор в г. Харькове появились телефонывтоматы без трубок, но с розетками для подключения переносных телефонов. Это уже кое-что, но создает непреодолимые трудности Для большинства: мало кто носит в кармане телефонную трубку. Более радикальные меры по выходу из таксофонного тупика, созданного вандализмом, предпринимаются, судя по сообщениям средств массовой инфор­мации, в г. Днепропетровске: в недавно построенном метро появи­лись телефоны-автоматы, предоставляющие свои услуги обладате­лям особых пластиковых кредитных картотек, с помощью которых оплачивается телефонный разговор. Как говорится, лед тронулся. Убеждены, что рыночная экономика подскажет приемлемое для всех техническое разрешение проблемы та-ксофонов.

    1 Никонов А. Химически точные чувства. Почти фантастические перспективы од­ного секретного эксперимента // Известия. 1996, 22 м^рта.

    -176-

    Следует также надеяться, что конструкторы лифтов позабо­тятся не только об их безотказной и безопасной работе, но и о том, чтобы автографы и фривольные сочинения на внутренней об­шивке кабин было невозможно сделать без алмазного резца, что­бы не сгорали кнопки панели от зажженной сигареты. И главное, максимально затруднить доступ посторонних к подъемным меха­низмам.
    Вероятно, можно было бы при желании заменить на железной дороге стеклянные линзы семафоров на линзы из небьющегося материала и затруднить к ним доступ малолетним "умельцам". Обошлось бы дешевле, чем расходы по их поимке и замене разби­тых линз.
    Известно, что в пассажирских вагонах, особенно в электропо­ездах, некоторые пассажиры отвинчивают и уносят все, что отвин­чивается. Так, может быть, стоит изобрести такие способы крепле­ния деталей, чтобы без специального инструмента их изъять было бы очень трудно.
    В трамваях сидения уже не режут, поскольку они делаются из пластика. Правда, их иногда крадут целиком, но это уже в резуль­тате непрочной электросварки. Дело поправимое. А идея плодо­творная: не желают граждане комфортного сидения на мягких па-ралоновых подушках - пусть сидят на пластмассе. Эту идею вполне можно реализовать в троллейбусах, электричках, даже в кинотеат­рах, не говоря уже о городских парках, где на ежегодное восста­новление скамеек уходят многие кубометры пиломатериалов, весь­ма дефицитных в Украине.
    Угоны и последующее уничтожение автомобилей, мотоциклов и иных самоходных механизмов могут быть предупреждены более совершенными противоугонными устройствами. Нужна массовая постройка гаражей для индивидуальных автомобилей. В крупных городах развитых стран гаражи проектируются под жилыми дома­ми. Число похищенных и уничтоженных автомобилей можно было бы сократить с помощью устройства охраняемых стоянок. Защита от вандалов памятников истории и культуры может обеспечиваться установкой телевизионных устройств для визуального контроля, а также средствами электронной звуковой сигнализации.
    Нейтрализация некоторых криминогенных факторов деструк­тивного поведения может быть достигнута и мерами организацион-

    - 177 -

    но-правового характера- Муниципальная милиция, создаваемая в г.Харькове и других крупных городах, наряду с выполнением дру­гих не менее важных задач, должна быть ориентирована на охрану городского имущества, памятников истории и культуры, кладбищ и мемориалов.
    Как-то в газете "Известия" сообщалось, что в Санкт-Петербурге создано специальное подразделение милиции для предупреждения вандализма и охраны общественного порядка на железной дороге. Они будут сопроваждать поезда, в первую очередь электрички. Веро­ятно, с опытом деятельности таких подразделений милиции полезно было бы ознакомиться и нашей транспортной милиции.
    Повреждения железнодорожных путей и транспортных средств связи в значительной мере обусловливаются ненадлежа­щей работой путевых обходчиков. Меры по ее совершенствованию могут иметь профилактический эффект.
    В январе-феврале 1996 г. воровская шайка похищала с жи­вотноводческих ферм Харьковского и Дергачевского районов Харьковской области скот, главным образом дойных и тельных ко­ров, которых резали, а мясо увозили на харьковские рынки для продажи. В прилегающих лесопосадках были обнаружены трупы животных, в том числе и тельных коров, которые преступники по разным причинам не смогли вывести и продать. Дело вызвало об­щественный резонанс. По местному радио и телевидению выступа­ли оперативные работники милиции и рассказывали, какой боль­шой вред причинили животноводству злодеи и как трудно было их разоблачить. Но почему-то не сказано, где была охрана ферм и была ли она вообще. Почему после первых краж не усилена охра­на, не установлена сигнализация, не устроена засада? Воры дли­тельное время действовали безнаказанно, повторяя кражи из од­них и тех же объектов при полном равнодушии руководителей хо­зяйств и местной милиции. И это в области, где 1 кг говядины - это треть увеличенной недавно минимальной пенсии!
    Конечно, силами одной милиции невозможно обеспечить за­щиту от воров и вандалов многочисленные объекты, расположен­ные на территории областей и районов. От этой нечисти нужно обороняться всем миром, организуя отряды самообороны членов садоводческих товариществ, владельцев дач и дачных участков, местных жителей, фермеров. .

    - 178

    В городах кроме того, придется некоторое время охранять покой не только живых, но и мертвых. Имеются в виду патрульные объезды кладбищ, иных захоронений, мемориалов и т.п. Памятни­ки истории и культуры, особенно те, которые вызывают неодно­значную оценку различных политических партий и групп, а также имеющие общегосударственное значение, постоянно должны быть в сфере внимания патрульно-постовой службы.
    Нелепо высаживать в городе ели, заведомо зная, что они бу­дут срезаны под Новый год, как только подрастут или даже рань­ше. Доступность и безнаказанность таких порубок развращает не только похитителей, но и иных жителей, наблюдавших это без­образие. Городские власти должны решить, нужны ли городу хвойные насаждения, и если нужны, то организовать их охрану. Нет средств для охраны - ограничиться ли